WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Комментарий к проекту

Национальной стратегии информационного развития

Алексей Туликов

эксперт МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех»

На настоящий момент Российская доктрина не выработала какой-либо определенной точки зрения на интеллектуальную собственность в киберпространстве.

Так как за такой небольшой промежуток времени невозможно сформировать объективную позицию по данному вопросу, я решил остановиться именно на идеях. При этом нельзя сказать, что они инновационные, к тому же многие вопросы остались для меня не раскрытыми, ввиду того, что механизм действия некоторых положений рассмотренных мной законов остался для меня не ясен.

1. Некоторые формулировки. Правовой статус электронных библиотек. Субъекты правоотношений.

В соответствии со ст. 1 ФЗ РФ «О библиотечном деле»:

библиотека - информационное, культурное, образовательное учреждение, располагающее организованным фондом тиражированных документов и предоставляющее их во временное пользование физическим и юридическим лицам; библиотека может быть самостоятельным учреждением или структурным подразделением предприятия, учреждения, организации;

документ - материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования;

В первую очередь вызывает большое сомнение отнесение фактически автономно существующих электронных библиотек к библиотекам в смысле ФЗ «О библиотечном деле».

В основном у автономных электронных библиотек отсутствуют какие-либо тиражированные документы. При этом, даже при наличии таких документов в собственности или на праве пользования, пользователю предоставляются не они, а их, в основном самостоятельно обработанные, цифровые версии. Стоит подчеркнуть, что в данном случае под тиражированным документом, если он является объектом авторского права, в соответствии со ст. 4 ЗоАП необходимо понимать правомерно опубликованное произведение, т.е. выпущенное в обращение в таком количестве экземпляров, которое достаточно для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.

Стоит также подчеркнуть, что электронные библиотеки зачастую не только размещают неопубликованные произведения, но и еще необнародованные. При этом такая форма правомерного обнародования часто используется в рекламных целях и выражает коммерческие интересы как автора так и издательства, с которым он заключил договор. Между тем, документы, хотя и не тиражированные, в соответствии с тем же законом у них имеются и зафиксированы в цифровом виде на материальном объекте – носителе информации. Характерно, что такое же определение документа содержится и в ФЗ «Об обязательном экземпляре документа».

Отдельным вопросом стоит то право, на котором пользователям предоставляются электронные документы. Очевидно, что современные электронные библиотеки предоставляют посетителям произведения никак ни на праве пользования, тем более временного, а фактически дают возможность приобрести экземпляр произведения в собственность.

Учитывая пробельность Российского позитивного права на предмет субъективного права собственности на информацию и вещи представленные в цифровом виде, а также пределы осуществления данного права, анализ самого права невозможен, но имеется возможность проанализировать процесс передачи данных прав. С правовой точки зрения данный процесс мог бы являться репродуцированием, т.е. факсимильным воспроизведением, при котором внешняя форма их выражения остается неизменной в единичном экземпляре не для извлечения прибыли.

Этому препятствует в первую очередь прямое закрепления в ст. 4 ЗоАП положения о том, что репрографическое воспроизведение не включает в себя хранение или воспроизведение указанных копий в электронной (включая цифровую), оптической или иной машиночитаемой форме. Очевидно что, такой процесс при прочих равных условиях, практически неподконтролен администратору библиотеки, производиться не им и фактически без его ведома. Но, тем не менее, размещая в сети электронные документы для всеобщего доступа, администратор фактически дает разрешение на их репродуцирование в неограниченном объеме.

Кроме того, хотя и имеются у таких библиотек фонды документов – эти фонды имеют какой-то организованный вид только у наиболее крупных библиотек, таких как библиотека Машкова. Какие-либо правовые критерии, по средствам которых можно было бы охарактеризовать тот или иной фонд как организованный отсутствуют.

Во-вторых, положения ст. 1 ФЗ РФ «О библиотечном деле» также говорят о том, что:

общедоступная библиотека - библиотека, которая предоставляет возможность пользования ее фондом и услугами юридическим лицам независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности и гражданам без ограничений по уровню образования, специальности, отношению к религии;

Очевидно, что электронные библиотеки являются общедоступными, так как предоставляют доступ к электронным документам для всех категорий лиц. Между тем вызывает большое сомнение отнесение электронных библиотек к общедоступным библиотекам в смысле ФЗ «О библиотечном деле», по тем же самым признакам. Более того, по смыслу ст.7, а также ряда других, закона, доступ к фондам библиотеки предполагает наличие процедуры учета и регистрации посетителей, после предъявления документов удостоверяющих их личность или личность их законных представителей, библиотеки и соответственно присвоения им статуса пользователей.

Назначение данной процедуры имеет целый ряд составляющих – это и учет посетителей библиотеки, проведение статистических и научных исследований, и контроль за выдачей документов на руки, и возрастной ценз в целях ограничения доступа либо к особо ценным источникам, либо к источникам, содержащих материалы, которые в определенной социокультурной среде ограничены для доступа лиц не достигших определенного возраста. При этом сама возможность ценза прямо противоречит положениям ФЗ «О библиотечном деле», поэтому он реализуется не в форме прямого запрета, а по средствам волеизъявления опекуна или попечителя пользователя и под его ответственность.

Насколько оправданной является такая процедура для электронных библиотек – вопрос, на который необходимо ответить с учетом нравственной и моральной составляющей. При этом необходимо учитывать, что вероятность достоверной аутентификации пользователей в киберпространстве, практически невозможна, без использования дорогостоящих средств идентификации личности, как на стороне сервера, так и на стороне клиента. То есть, даже при проведении регистрации пользователей библиотек вне киберпространства с предоставлением документов удостоверяющих личность, последующее ее значение нивелируется в виду отсутствия возможности проконтролировать их последующий доступ.

В-третьих, фактический состав и объем прав пользователей электронных библиотек значительно отличается от прав пользователей обычных библиотек, которые закреплены в ст. 7, 8, а также ряда других, ФЗ «О библиотечном деле». Это проявляется и при реализации права пользования библиотечным фондом, и при праве на консультацию, а также при реализации прав особых групп пользователей. Также значительно сужен объем ответственности пользователей электронных библиотек.

2. Положительные стороны последних поправок к ЗоАП. Баланс интересов.

Последними поправками к ЗоАП были внесены существенные изменения, некоторые из них имеют непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу:

  • расширены правомочия библиотек;
  • добавлено новое имущественное право автора – право на доведение до всеобщего сведения;
  • добавлены положения о технических средствах защиты авторских прав.

Было очень много критических замечаний в сторону составителей данных поправок, так как новые положения, закрепленные в законе, нивелируют сами себя. Между тем концептуально, они имеют огромное значение.

В-первую очередь следует подчеркнуть, что законодатель попытался учесть баланс интересов:

  • за автором, т.е. физическим лицом, которое действует в своем интересе и может свободно передавать свои имущественные права третьим лицам возмездно, либо безвозмездно, закреплено новое имущественное право, которое не входит в состав и не является частью других его имущественных прав – право на доведение до всеобщего сведения, которое заключается в том, что автор (и только он) имеет право сообщать произведение таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к нему в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору.
  • за библиотеками, т.е. учреждений, которые реализуют принцип информационного равенства в обществе, закреплено право предоставления во временное безвозмездное пользование библиотеками экземпляров произведений, введенных в гражданский оборот законным путем. При этом экземпляры произведений, выраженных в цифровой форме, в том числе экземпляры произведений, предоставляемых в порядке взаимного использования библиотечных ресурсов, могут предоставляться во временное безвозмездное пользование только в помещениях библиотек при условии исключения возможности создать копии этих произведений в цифровой форме.

Корректности самих формулировок неоднократно подвергалась критике. В особенности формулировка права автора на доведение до всеобщего сведения. Не смотря на это, стоит подчеркнуть, что судебная практика, а именно она выстраивает свою позицию на основе тех или иных положений и в своих решениях закрепляет действенность тех или иных положений, закрепленных в законе, неоднократно показывала двусмысленность и несостоятельность самых точных формулировок. Нельзя однозначно сказать, что имел в виду законодатель когда их выводил, но, тем не менее, отсутствие дефиниций определяющих значение слов и выражений – «интерактивный режим», «помещение библиотеки» - могут дать дополнительную возможность для маневров и отстаивания интересов библиотек. В любом случае необходимо протолковать положения закона.

Также необходимо подчеркнуть, что фактически впервые законодательно была легализована деятельность обычных библиотек по предоставлению в безвозмездное пользование экземпляров произведений.

Между тем, для действительного закрепления баланса интересов, необходимо связать двух субъектов правоотношений между собой – авторов и библиотеки, а именно электронные библиотеки. Из положений закона видно, что библиотеки могут реализовывать свое право, при предоставлении электронных версий документов, только в стенах помещения библиотеки, т.е. фактически речь идет не о киберпространстве, а о тех редких случаях, когда проще, быстрей, дешевле и безопасней в стенах библиотеки ознакомиться с электронной версией документа, чем с оригиналом, учитывая, возможно его особую материальную ценность, ветхость или условия хранения. В данном случае интерес электронных библиотек вообще не учтен.

Электронные библиотеки становятся обладателями права на доведение до всеобщего сведения только после передачи его автором, на основе авторского договора.

Здесь основным вопросом является статус электронных библиотек. Ситуация складывается таким образом, что их правовое положения, даже если эти электронные библиотеки созданы и организованы реально существующими библиотеками, регулируется не ФЗ «О библиотечном деле», а нормами закона «О СМИ», даже если эти электронные библиотеки и не зарегистрированы таким образом. Соответственно к ним не могут быть применены нормы ЗоАПа о праве библиотек, т.к. библиотеками по смыслу ФЗ «О библиотечном деле» они не являются.

Также необходимо учитывать, что интерес библиотек и электронных библиотек в частности не автономен, т.е. он не является самостоятельным, как у коммерческих организаций, а отражает интересы различных социальных групп, в том числе коллектива учреждений, организаций, предприятий, а также общества в целом, направленный на свободный доступ к информации, свободное духовное развитие, приобщение к ценностям национальной и мировой культуры, а также на культурную, научную и образовательную деятельность. При этом интерес электронной библиотеки, также включает интересы и ее создателей, так как она фактически является комплексом самостоятельных объектов охраны авторского права, баз данных, сборников, программ для ЭВМ и т.д., которые в комплексе обеспечивают ее функционирование.

В отношении технических средств защиты, следует подчеркнуть, что, к сожалению, положения закона не позволяют толковать дефиницию расширительно, т.к. в положении закона сказано, что ими являются технические устройства или их компоненты. Таким образом, к техническим средствам защиты нельзя отнести программные средства защиты, а это дало бы дополнительную возможность для маневров.

3. Вариант решения.

Законодательное закрепление в ст. 1 ФЗ «О библиотечном деле» нового типа общедоступных библиотек – общедоступных электронных библиотек. Определение электронных библиотек как общедоступных, связано в первую очередь с невозможностью объективного контроля над пользователями данных библиотек, а во-вторых, дает возможность заранее определиться со статусом этих библиотек.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.