WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Участие государства в управлении новыми АО и контроле за их деятельностью представляет собой отдельную проблему, решение которой находится в начальной стадии. Сохраняющееся пока сильное влияние государственных структур на корпоративные отношения в АО в переходный период является мерой вынужденной. Прежде всего это политика сохранения за государством контрольных или просто крупных пакетов акций, а также "золотых акций" (табл.6.2).

В первой половине 1996 г. в советы директоров АО, имеющих долю государства, входило около 2500 государственных чиновников. Из них 82% - сотрудники федеральных министерств и ведомств, 12% - представители Госкомимущества РФ, региональных комитетов, 8% - представители местных властей. Указанное представительство носит исключительно формальный характер. Опыт управления федеральными пакетами акций 1993-1996 гг. наглядно свидетельствует о том, что государственный чиновник не в состоянии эффективно управлять пакетами акций в 5-10 АО, находящихся в разных регионах и часто относящихся к разным отраслям. Этому мешают не только технические и временные сложности, но и отсутствие необходимой квалификации (знания конкретного предприятия) и легальных материальных стимулов. Можно привести два наиболее типичных примера поведения государственных представителей в АО:

(1) “индифферентное поведение”: представитель государства в АО просто не интересуется делами АО, несмотря на государственный контрольный пакет и наличие триллионного долга АО. По сути, такая позиция полностью “развязывает руки” менеджменту АО;

(2) “заинтересованное поведение”: (а) сознательное игнорирование долгов АО государству в период выполнения функций государственного представителя и последующий переход на высокооплачиваемую работу в это АО; (б) голосование государственным пакетом от имени государства на собрании акционеров АО за вторичную эмиссию, по итогам которой доля государства многократно сокращалась. По оценке А.Чубайса, размывание федерального пакета нанесло ущерб государству на сотни миллиардов рублей.4

Пакеты акций, которые остались в фондах имущества и не продавались по тем или иным причинам, могут становиться объектом торга (на предмет продажи, “правильного” голосования между фондом, менеджментом и иными заинтересованными структурами). Сам же фонд или представитель государства в АО в типовых случаях не имеют никакой позиции в отношении управления конкретным предприятием. Не удивительно, что 60% государственных представителей никак не отчитались по итогам своей соответствующей деятельности за 1995 г.

На сегодняшний день не существует какой-либо целостной политики по управлению государственными пакетами. Среди возможных мер воздействия предусматриваются переаттестация государственных представителей, выявление АО, где они голосовали за размывание федерального пакета. На концептуальном уровне обсуждается вопрос о передаче управления федеральными пакетами трастовым компаниям по договору с ГКИ на условиях конкурса. Около 600 госпредприятий планируется преобразовать в федеральные казенные предприятия (с финансированием из федерального бюджета, по оценке Минэкономики РФ, в 2 трлн.руб.).

Другим направлением государственного влияния является формирование различных концернов, ассоциаций, холдингов. По данным на начало 1996 г., в России имелось около 100 официально созданных холдингов с государственным участием.

С поправкой на “предвыборную” ситуацию в стране имеющиеся тенденции 1995-1996 гг. (точнее, их интерпретации) могут дать искаженную картину. В целом следует выделить следующие явные тенденции:

- стабильный рост федеральных пакетов акций, не подлежащих продаже (табл.6.2);

- легализация схем бесплатной передачи в доверительное управление финансово-промышленным группам федеральных пакетов акций;

- ориентация на трастовые схемы управления государственными акциями в целом (что само по себе - при наличии действительно эффективной системы договоров и контроля - является единственной альтернативой неэффективным продажам);

- формирование (на практике или на уровне одобренных предложений) мощных холдинговых компаний в масштабе отрасли (металлургия, уголь, машиностроение, нефтехимия и др.).

Нельзя не согласиться с мнением первого заместителя председателя Госкомимущества А.Коха, что “процесс слияния банковского капитала с промышленным носит объективный характер”. Разнообразные финансово-промышленные группы, “группы роста”, финансовые и промышленные холдинги, создаваемые “снизу” (инициатива микроуровня) и “вертикально” (т.е. не монопольно для отрасли, если говорить о российской практике) - нормальный эволюционный путь. Проблема, на наш взгляд, заключается в другом: налицо симптомы процесса слияния банковского и промышленного капиталов с государством в его специфической “переходной” форме. В силу этого институционально-правовая база, равно как и механизмы контроля за реализацией вышеуказанных тенденций на практике, должны быть “выше” узкогрупповых (частных и/или государственных) амбиций и обеспечивать их “фильтрацию”.

На практике это может быть реализовано сегодня только через специальные законы РФ, исключающие любые подзаконные преференции и “особые отношения” с государством и предусматривающие жесткий, публичный, конкурентный и детальный механизм допуска, контроля и ответственности.

6.2 Регулирование естественных монополий

В отраслях-естественных монополиях (электроэнергетика, газовая промышленность, нефтепроводный транспорт, железнодорожный транспорт, отрасли связи) рост цен несколько замедлился по сравнению с предшествующими годами реформы. Это в значительной мере объясняется популистской ориентацией экономической политики перед президентскими выборами. В конце 1995 г. цены и тарифы в отраслях-естественных монополиях были заморожены. После разрешенного скачка цен в начале 1996 г. был введен упрощенный механизм регулирования, изложенный в постановлении Правительства РФ №140 от 12 февраля. В первом полугодии 1996 г. ежемесячное индексирование цен и тарифов на природный газ, электрическую и тепловую энергию, грузовые железнодорожные перевозки было ограничено 80%, а для транспортировки нефти - 100% от прироста оптовых цен производителей промышленной продукции. Контроль за издержками естественных монополий в этих условиях потерял смысл, так как процедуры индексирования тарифов были механически привязаны к индексам инфляции.

Под давлением МВФ постановлениями Правительства от 21 марта с.г. были ликвидированы внебюджетные фонды в отраслях ТЭК и от 1 апреля - стабилизационный фонд РАО “Газпром”, тем самым “Газпром” был лишен основных налоговых льгот.

Сдерживание роста тарифов и отмена стабилизационных фондов, по мнению отраслевых специалистов, привели к резкому ухудшению финансового состояния отраслей-естественных монополий. Однако в условиях закрытости финансовой информации и без проведения независимого аудита соответствующих предприятий трудно поддержать или опровергнуть такие выводы. Тем не менее заработная плата и социальные выплаты в отраслях-естественных монополиях стабильно превосходили средние показатели по экономике.

До последнего времени субъекты естественных монополий финансировали инвестиции в значительной степени за счет внутренних источников (инвестиционные и стабилизационные фонды, формируемые за счет себестоимости, и прибыль), что определило чрезмерную нагрузку на тарифы. Вместе с тем при благоприятном развитии политических событий в будущем возможно широкое привлечение в высокоприбыльные и перспективные отрасли внешние источники инвестиций (как зарубежных, так и отечественных).

Общая для экономики России проблема неплатежей особенно остро стояла в отраслях ТЭК, которая еще более обострилась в связи c принятием правительственного постановления, запрещающего отключение потребителей энергоресурсов до середины мая 1996 г. Действие данного постановления было отменено 1 апреля, но трудно предположить, что до президентских выборов предприятия смогут широко пользоваться подобной мерой.

В первой половине 1996 г. продолжала действовать единая оптовая цена на природный газ независимо от местоположения потребителя. При отсутствии централизованного планирования независимые экономические субъекты не имеют правильных ценовых сигналов, которые бы позволяли им принимать эффективные решения: краткосрочные - о виде используемого топлива, загрузке мощностей электростанций и т.д.; и долгосрочные - о территориальном размещении новых предприятий, потребляющих природный газ. В Правительстве обсуждались различные проекты постановления о территориальной дифференциации оптовых цен на природный газ. Предполагалось, что дифференциация должна осуществляться постепенно. Вместе с тем любые варианты дифференциации цен на природный газ вызывали противодействие РАО “Газпром”, которое обосновывало невозможность проведения данного мероприятия его значительным негативным воздействием на потребителей природного газа в Европейской части России.

Практически во всех отраслях сохранялось перекрестное субсидирование одних групп потребителей за счет других. Низкие тарифы для населения и бюджетных организаций субсидировались за счет промышленных и коммерческих потребителей. Например, на железнодорожном транспорте убытки по пассажирским перевозкам покрываются за счет грузовых тарифов.

По нашему мнению необходимо повышать тарифы на услуги для населения и бюджетных организаций до уровня покрытия издержек на их предоставление. Социальная острота этого решения может быть уменьшена за счет предоставления субсидий из бюджетов различных уровней. Постепенный переход к бюджетному финансированию убыточных видов услуг был согласован с МВФ при предоставлении расширенного кредита. Решение этой проблемы могло бы способствовать снятию чрезмерной финансовой нагрузки на промышленных потребителей услуг отраслей естественных монополий и уже наметившемуся оживлению промышленного производства.

Крупные акционерные общества РАО ”Газпром” и РАО “ЕЭС России” предпринимали усилия по продаже акций и повышению их стоимости на фондовом рынке. Однако в преддверии президентских выборов существенного роста стоимости акций не наблюдалось.

Государство, сохранив в своих руках контрольные пакеты акций акционерных обществ, созданных в отраслях-естественных монополиях, не смогло обеспечить эффективного корпоративно-акционерного контроля за их деятельностью. Одним из согласованных с российским правительством условий предоставления расширенного кредита МВФ является усиление такого контроля. Однако, вероятно, в качестве компенсации финансовых потерь, о которых речь шла выше, РАО “Газпром” на основе специального Указа Президента РФ от 22 апреля с.г. получил 35% акций из 40-процентного государственного пакета в трастовое управление. Президент компании получил право голосовать практически всем государственным пакетом, исключая лишь 5% акций, оставленных для представителей министерств. Аналогичное положение сложилось в РАО “ЕЭС России”, где президент компании также голосует государственным пакетом акций и представители министерств в совете директоров не обязаны вырабатывать единой позиции, не зависимой от позиции управляющих компании.

К январю 1996 г. были приняты три указа Президента о создании Государственных служб по регулированию естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, связи и на транспорте. В марте-апреле были опубликованы постановления Правительства о создании регулирующих органов, в частности была определена численность их персонала. Однако на конец мая был назначен руководитель только одной службы - Федеральной энергетической комиссии. Назначение на этот пост заместителя министра топлива и энергетики является компромиссом Правительства с регулируемыми субъектами и только по истечении некоторого времени можно будет определить, удастся ли руководителю службы проводить самостоятельную политику в области регулирования соответствующих отраслей.

Из теории и практики известно, что эффективное регулирование возможно лишь при условии реструктурирования отраслей с вычленением сфер естественных монополий и развитием конкуренции в остальных подотраслях. Условия расширенного кредита МВФ предполагают разработку планов структурных преобразований и дальнейшей приватизации отраслей-естественных монополий до конца сентября и их утверждение Правительством до конца 1996 г. Однако в первой половине года не проводилось разработки и обсуждения соответствующих проектов в Правительстве.

6.3 Финансовое поведение российских предприятий в первом полугодии 1996 г.

В первом полугодии 1996 г. финансовое положение российских предприятий по сравнению с 1995 г. принципиально не изменилось. Продолжился рост числа убыточных предприятий практически во всех отраслях промышленности, возросли неплатежи и задолженность перед бюджетом, увеличились запасы готовой продукции, незавершенного производства, сырья и материалов.

Но знакомые по предыдущим периодам тенденции приобрели ряд новых не только количественных, но и качественных параметров. Большинство тенденций взаимообусловлены и связаны со спадом производства в условиях кризиса ликвидности и бартеризации экономики.

Незначительный рост в отдельных отраслях промышленного производства в начале 1995 года создал благоприятную почву для оптимистических прогнозов. Однако основной причиной временной стабилизации уровня производства являлось не финансовое оздоровление, а выход бартера за пределы корпоративных отношений и приобретение им черт универсальности.

В тот период эта тенденция была практически неразличима и не могла служить серьезным контраргументом в дискуссиях о мерах по финансовой стабилизации. Сегодня процесс стандартного кризиса неплатежей, характерного для переходных экономик, вышел за рамки особенностей этих экономик и приобрел четкие количественные и качественные контуры.

Одним из водоразделов между корпоративным и универсальным бартером является ценовая политика предприятий. В период 1993-94 гг. практика взаимозачетов находилась на начальном этапе своего развития. Первые взаимозачеты служили средством урегулирования расчетов между традиционными партнерами. Непосредственные контракты партнеров позволяли проводить согласованную ценовую политику с целью минимизации налогов и селекции поставщиков и потребителей. (Именно в этот период Министерство финансов воздвигло барьер на пути реализации по ценам ниже себестоимости в форме жестких штрафных санкций.) Первые взаимозачеты приносили существенную выгоду их участникам. Цены в рамках первых взаимозачетов были на 15-25% ниже рыночных, что служило весомым стимулом для сторонних предприятий к включению во взаимозачеты.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.