WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Параллельно усугублялся инвестиционный кризис. Ни иностранные, ни отечественные предприниматели не решались вкладывать капитал в российскую экономику в преддверии выборов. Дополнительным препятствием служила и высокая доходность государственный ценных бумаг, отвлекавшая средства потенциальных инвесторов из реального сектора экономики. Возможности же государства, всегда крайне ограниченные, были практически сведены к нулю отсутствием налоговых поступлений и необходимостью расплачиваться с бюджетными долгами по заработной плате.

Все это вместе взятое привело к усилению тенденции к спаду производство во втором квартале 1996 года. Отсутствие дешевых денег (способных дать краткосрочный рост или замедление спада) и выжидательные настроения производителей не могли не сказаться на динамике производства. Характерно, что соответствующая тенденция обнаружила себя лишь в мае-июне, отражая произошедшее в результате декабрьских выборов в Государственную Думу крайнее обострение неопределенности относительно перспектив экономической политики уже во втором полугодии.

Предвыборная борьба естественным образом сказалась и на ходе приватизации. Левое большинство Думы в преддверии вероятной победы своего кандидата и обнадеженное ослаблением политических позиций А.Чубайса резко усилило критику приватизационной практики 1992-1995 годов, стремясь придать ее результатам криминальный характер. Фактически в том же направлении действовало руководство Москвы во главе с Ю.Лужковым. Силами Счетной палаты был организован ряд проверок органов, связанных с приватизацией. Были поставлены под сомнение результаты залоговых аукционов осени 1995 года, что оказало дополнительное негативное влияние на поведение потенциальных инвесторов. Начала работу комиссия ГД по проверке результатов приватизации, в которой доминировали представители КПРФ, ставившие перед собой четкие политические цели.

Наконец, снизился темп законотворческой работы. Депутаты Государственной Думы были в значительной мере сосредоточены на участии в предвыборной борьбе своих кандидатов. Тем более, что из 11 кандидатов в президенты 6 являлись членами нижней палаты, причем в гонке участвовали лидеры трех из четырех думских фракций, преодолевших в декабре пятипроцентный барьер. В результате тактика левого большинства в Думе свелась к принятию политических деклараций или документов откровенно популистского характера (вынуждая Б.Ельцина прибегать к вето), а также к разработке пакета направленных на свертывание реформ социально-экономических документов, которые могли бы быть быстро приняты в случае избрания президентом Г.Зюганова.

Действия основных кандидатов в президенты еще более усугубляли экономическую ситуацию. Кандидаты не спешили с публикацией экономических программ. Особую тревогу вызывали, естественно, экономические позиции КПРФ и конкретно Г.Зюганова. Обстановка могла бы быть несколько стабилизирована заявлениями кандидатов о преемственности курса, и прежде всего обязательств по государственным заимствованиям, но это не соответствовало ни предвыборным настроениям кандидатов, ни общим представлениям большинства из них относительно перспектив своей политики (прежде всего сказанное относится, разумеется, к “Народно-патриотическому блоку”).

Экономические программы основных кандидатов были опубликованы лишь в конце мая, то есть за две недели до выборов, что может быть объяснено предвыборной тактикой - нежеланием делать программы предметом тщательного рассмотрения и критики со стороны оппонентов. Кроме того, для г.Зюганова существовала и еще одна проблема - существенные противоречия воззрений (от социал-демократических до радикально-большевистских) внутри собственного блока, что крайне затрудняло выработку документа. Официально же отсутствие программ объяснялось опасностью плагиата со стороны соперников.

Анализируя представленные программные документы основных кандидатов в президенты, можно сделать вывод о существовании более или менее целостных (в доктринальном и практическом отношении) концепций лишь в трех из них - у Б.Ельцина, Г.Зюганова и А.Лебедя. Г.Явлинский, являющийся профессиональным экономистом, опубликовал эклектичный документ, содержащий набор “право-левых” мероприятий, практически никак не увязанных друг с другом.

Что же представляют собой реальные концепции, предложенные российскому избирателю Стержнем программы Б.Ельцина является развитие логики макроэкономической стабилизации, создание благоприятных макроэкономических, правовых и иных предпосылок, стимулирующих экономический рост. Доктрина Зюганова опирается на традиции левых правительств, то есть предполагает активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, резкое усиление перераспределительных процессов, подсобную роль пресловутой “макроэкономики”. Наконец, Лебедь предложил концепцию “жесткого либерального государства” (по мнению многих экспертов, в логике Фрайбургской школы), то есть государства, обеспечивающего необходимые правила экономической игры, но не вмешивающегося непосредственно в хозяйственные процессы.

Из этих трех концепций лишь две были разработаны на более или менее практическом уровне и имеют за собой набор конкретных шагов в области экономической политики. Это предложения Ельцина и Зюганова.

В предвыборный период получило широкое распространение утверждение, что кто бы ни стал президентом России, ему придется столкнуться с одним и тем де комплексом проблем, и решать он их сможет при помощи весьма схожих методов. Однако анализ экономико-политических идей Ельцина и Зюганова показывает, что они по-разному видят способы решения социально-экономических проблем.

Критериальным является вопрос о том, как обеспечить экономический рост в современной России. Осознание этого комплекса проблем фаворитами предвыборной гонки было диаметрально противоположным. Разница заключалась уже в понимании существа роста. Для Зюганова и близких ему кандидатов суть экономического роста состоит в “восстановлении народного хозяйства, разрушенного оккупационным режимом”. Для Ельцина проблема состоит в стимулировании экономического роста.

Есть и второе ключевое различие двух походов. Касается оно источников инвестиций для экономического роста.

Частный сектор не может дать производственных накоплений и инвестиций - таков императив “логики восстановления”. Об этом, по мнению левой оппозиции, убедительно свидетельствует опыт последних пяти лет, когда инвестиции катастрофически падали: у государства не было достаточных финансовых ресурсов, чтобы противостоять этому процессу, а частный капитал в производство практически не шел. Поэтому в ближайшее время следует максимально ужесточить контроль за финансовыми потоками, принудительными мерами сконцентрировать финансовые ресурсы в руках государства: национализировать крупнейшие банки или поставить их под правительственный контроль; обязать население под страхом длительного тюремного заключения держать сбережения, и прежде всего валютные, в принадлежащих государству банках; осуществлять централизованное распределение финансовых ресурсов по отраслям и предприятиям, и т.п.

В концепции “стимулирования роста” все видится иначе. Отсутствие инвестиций - естественное следствие высокой инфляции. Помимо этого для инвестиций нужна стабильность государственных финансов, минимизация бюджетного дефицита, адекватная нормативная база, создающая для инвестора четкие “правила игры”.

Принципиальные расхождения программ во многом предопределили и невозможность нахождения поля для компромисса между двумя основными кандидатами в президенты. Попытка подтолкнуть их к компромиссу была предпринята в конце апреля тринадцатью видными банкирами и предпринимателями России (среди которых были руководители ЛогоВАЗа, группы “Мост”, Банка “Столичный”, ОНЭКСИМБанка и др.). Более того, часть политической и деловой элиты восприняла их письмо как попытку заключения негласного союзе с Зюгановым в преддверии его возможной победы на выборах.

Перспективы экономической
политики России

Дальнейшее развитие экономико-политических процессов в России определяется двумя взаимосвязанными группами факторов: итогами президентских выборов и тем сложным комплексом проблем, которые в настоящее время стоят перед экономикой страны.

Итоги выборов создают некоторые общие рамки экономической политики, которая может проводиться правительством Б.Ельцина. Это важно, поскольку Б.Ельцин и Г.Зюганов демонстрировали не только различные подходы к решению экономических задач, но имели принципиально различное понимание существа национальных экономических проблем3.

С избранием Президентом Б.Ельцина можно ожидать (по крайней мере, в краткосрочной перспективе) продолжения экономико-политического курса, рассматривающего макроэкономическую стабильность в качестве важнейшей предпосылки начала роста. Весной 1996 года инфляция в России опустилась ниже того порога, который делал невозможным осуществление производственных инвестиций. Страна явно имеет шанс достичь годового темпа роста цен на уровне не более 40%, что снимает важнейший барьер для экономического роста. Решена и вторая ключевая проблема - политическая стабильность, преемственность политики. Подтверждением последнего становится назначение премьером В.Черномырдина и заметное укрепление позиций А.Чубайса, назначенного главой Администрации Президента.

Избрание Б.Ельцина Президентом на второй срок создает ситуацию, схожую с поражением консервативных сил в августе 1991 года. Возникает довольно широкое поле для политического маневра в направлении ускорения социально-экономических преобразований. Как и в 1991 году консервативные (в данном случае лево-националистические) силы в немалой мере деморализованы и потому ослаблены. Еще важнее то, что перед экономическими агентами, многие из которых выжидали итогов президентских выборов, со всей остротой встала необходимость принимать решительные действия по своему выживанию в рыночной экономике. Это весьма благоприятный момент для стимулирования структурной перестройки, поскольку первые политические последствия выборов дают ясно понять, что традиционными способами адаптации (неплатежи, поиск бюджетных денег) решать свои проблемы будет уже нельзя.

Разумеется, “окно возможностей” в настоящее время значительно уже, чем пять лет назад. Консервативная оппозиция хорошо организована и достаточно сильна, имея за спиной поддержку примерно 30 млн. избирателей. Она отнюдь не дезорганизована, а обладает разветвленной сетью организаций в регионах и самой крупной и дисциплинированной парламентской фракцией (а реально даже тремя фракциями) в Государственной Думе. Она имеет неплохой шанс для укрепления своих моральных и политических позиций в случае заметного успеха на предстоящих осенью 1996 года выборах в субъектах Российской Федерации.

Словом, все это вместе взятое означает, что, в отличие от 1991 года, Президент практически не имеет времени на оценку и отбор вариантов, а должен начать действовать немедленно. Назначение А.Чубайса главой Администрации Президента, по-видимому, свидетельствует об осознании Б.Ельциным факта крайней ограниченности отпущенного ему времени относительной политической свободы. Ограниченность “окна возможностей” уравновешивается самим характером проблем, которые предстоит решать в ближайшее время. Если пять лет назад речь шла о необходимости принятия радикальных мер, изменяющих социально-экономический строй страны, то в настоящее время речь идет лишь об усилении последовательности и эффективности проводимого курса.

При решении задачи выхода на траекторию экономического роста придется столкнуться с комплексом макроэкономических проблем. Некоторые из них уже заявили о себе достаточно громко, другие выйдут на поверхность уже в ближайшее время.

Прежде всего это проблема усиления спада производства и очередной виток снижения инвестиционной активности, давший о себе знать в середине текущего года.

В предвыборный период прогнозировалось начало активного притока капитала в российскую экономику в случае победы Б.Ельцина как фактора, обеспечивающего политическую стабильность в стране.

В принципе это справедливое утверждение, поскольку существует по крайней мере три источника притока иностранного капитала:

во-первых, перевод сбережений из валютной формы в рублевую, поскольку с укреплением реального курса рубля сбережения в иностранной валюте оказываются крайне невыгодными;

во-вторых, возвращение капитала, вывезенного в предыдущие годы за границу, что объясняется по крайней мере более высокой доходностью российских инвестиций. Разумеется, для минимизации политических рисков этот капитал будет выступать на российской сцене в форме иностранного;

наконец, в-третьих, вероятен приток портфельных иностранных инвестиций, размещаемых как в государственных, так и в частных ценных бумагах.

Отсутствие притока капитала в первые месяцы после выборов вряд ли может служить достаточным основанием для вывода о том, что иностранный капитал в Россию не пойдет, скорее это говорит о сохранении политической неопределенности в связи с болезнью Президента.

Вместе с тем сохраняется достаточно высокая опасность ослабления денежной политики под предлогом подталкивания экономического роста. Хотя уровень инфляции уже достиг достаточно низких показателей, использование традиционной кейнсианской модели стимулирования роста (политика “дешевых денег” в период рецессии) применительно к хозяйству, еще не оправившемуся от исключительно высокой инфляции, представляется чрезвычайно опасным. Система отношений собственности еще не достаточно устойчива, чтобы можно было полагаться на то, что предприятия, получив дешевые кредиты, начнут проводить активную политику структурной адаптации - более вероятно проедание соответствующих ресурсов с надеждой на получение их и в дальнейшем. Изменение денежной политики станет очень четким сигналом для практически всех экономических агентов относительно готовности правительства раздавать деньги и впредь. Тем самым предпринимательская модель поведения вновь будет подавлена поведением, ориентируемым на “поиск ренты”. Постоянный мониторинг, проводимый ИЭППП среди предприятий промышленности, свидетельствует о снижении инфляционных ожиданий на протяжении последних месяцев, и перелом этой тенденции был бы крайне опасен со всех точек зрения.

Наконец, нетрудно предположить, что изменение денежной политики негативным образом может сказаться и на поведении потенциальных инвесторов (особенно зарубежных). Разумеется, дешевые деньги привлекательны для предпринимателей в краткосрочном плане. Но, во-первых, для серьезных инвесторов устойчивость, предсказуемость экономической политики правительства важнее мер краткосрочного характера. Во-вторых, для стратегических инвесторов гораздо важнее наличие развитой и устойчивой правовой базы, а также благоприятного налогового режима в стране.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.