WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 58 |

Тем не менее количественные показателисостояния сферы исследований и разработок продолжали ухудшаться. Особеннонаглядно это видно из динамики показателей кадрового потенциала науки. В 1993году среднегодовая численность специалистов, выполняющих научные исследования иразработки, сократилась на 7.5%, а в 1994 г. - еще на 9%. Произошловыравнивание уровня зарплаты по различным секторам науки. И даже еслисуществовавшие ранее различия уровня оплаты труда в науке и не способствовалипрестижности научного труда в вузах или на предприятиях (где средняя зарплатабыла ниже), то хотя бы отражали различия в квалификации ученых. К 1994 годупроизошло выравнивание зарплаты в результате ее снижения во всех секторах наукипочти до прожиточного минимума. Не случайно поэтому, что молодежь не шла внауку. Молодых специалистов было принято в среднем 1.8% от общей численностивсех принятых на работу за этот период. Наряду с этим в 1993 году началасьновая волна эмиграции. Стали уезжать молодые кандидаты наук. Доля последних вобщем числе отъезжающих возросла до 57.7%28. Их приглашали с оплатой15-25 тыс.долл. в год, и на такую ставку стали соглашаться даже руководителикрупных исследовательских групп и научных лабораторий, имеющие степень докторанаук.

Новым явлением также стала безработица в научно-технической сфере. Издесь ситуация по сравнению с другими секторами экономики была наиболееплачевной. По данным Московской биржи труда, в 1993 году потребность в ученыхсоставляла лишь 1.3% от числа высвобожденных научных работников, поэтому шансыпретендентов на получение научных должностей оценивались приблизительно1:100.

Этот же год ознаменовался принятиемнекоторых мер, направленных на урегулирование ситуации в социальной сфере.Во-первых, была введена Единая тарифная сетка. Эта мера, хотя и обеспечиладвойное повышение зарплаты всем работающим в сфере науки, но реально неулучшила ситуации. Фактическое повышение зарплаты произошло значительно позжеустановленного в нормативных документах срока. Особенно это касалось вузов, гдеиндексация зарплаты в 1993 году происходила с опозданием почти на квартал.Неудивительно поэтому, что летом того же года вынужденный уход научныхсотрудников в отпуск без сохранения содержания принял массовый характер. Внаучных подразделениях вузов из-за нехватки средств сотрудники былипереоформлены на 0.8-0.5 ставки. Кроме того, по мере внедрения тарифной сеткивыявилась ее уравнительность. Оценочные градации не позволяли отличитьперспективного ученого от околонаучного клерка. Это положение несколькокорректировалось двумя другими государственными начинаниями в этой сфере -адресной поддержкой отдельных ученых и пробным введением контрактных формоплаты труда. С 1 ноября 1993 года вступил в силу Указ Президента РФ “О мерахпо материальной поддержке ученых России”, согласно которому для работниковбюджетных организаций науки и вузов устанавливались ежемесячные доплаты заученые степени доктора и кандидата наук в размере 50% от их должностныхокладов. Широкую дискуссию вызвало разработанное положение о введении статусагосударственных профессоров. Предполагалось, что небольшое количество ученыхвысшей квалификации будут получать ежемесячную надбавку из средств РФФИ,которая обеспечит им нормальный уровень жизни. Однако определение размера этой“единичной” стипендии явилось барьером к реализации программы поддержки. ВПрезидентском Указе была обозначена слишком малая сумма, ни по каким критериямне могущая выступить гарантом стабильности для “лучших умов” России. А ставшиенормой проволочки практической реализации Указов окончательно обесценили этусумму. И таким образом вся идея изначально оказаласьдискредитированной.

2 декабря 1994 года вышел приказ Миннауки№160 “О применении контрактных форм в научно-технической сфере”. Былапредложена примерная форма контракта как этап перехода к новой системе найма иоплаты труда. Однако опыт ее внедрения не стал массовым. В большинствеинститутов опасались социальных последствий ее введения.

В 1993-94 гг. продолжались попытки введениякосвенных мер регулирования. Однако они попадали на неблагоприятнуюобщеэкономическую почву, и поэтому не могли быть эффективными. В конце 1993года Указом Президента был решен вопрос об освобождении от налогов той частиприбыли предприятий, которые идут на исследования и разработки, и части прибылинаучно-исследовательских учреждений, идущей на фундаментальные и задельныеисследования. В том же году был утвержден правительством РФ переченьнаучно-исследовательских организаций, освобождаемых от платы за землю. Это хотяи дало возможность облегчить финансовое положение научной организации, однакоодновременно способствовало росту доходов от вненаучной деятельности. В первуюочередь, статьей дохода стала сдача помещений в аренду. Она получила наиболееширокое распространение среди научных учреждений РАН. Для них это было особенновыгодно, поскольку по существующему законодательству учреждения системыАкадемии наук освобождены от уплаты налогов на землю и имущество - в отличие ототраслевых институтов, только 1/5 часть которых была освобождена от данныхвидов налогов. Был поставлен (но так и не решен) вопрос об уменьшении тарифовна электро- и тепловую энергию, оплата которых “съедала” в 1992 году 50-60%бюджета институтов, а в 1993 году уже превысила 70%.

В 1994 году законодательно был установленряд налоговых и иных льгот для организаций и предприятий, выполняющих научныеисследования и разработки, а также осваивающих новую технику и технологию.Наиболее существенные из них:

  1.  освобождение всех научных организаций от платы заземлю;
  2.  освобождение части научныхорганизаций от налога на имущество;
  3.  освобождение от налога надобавленную стоимость бюджетных средств и Фонда технологическогоразвития;
  4.  освобождение от налогообложения до10% прибыли, направляемой на проведение исследований и разработок, а также вРФФИ, Российский Фонд технологического развития и т.п.

Однако в целом правовая основа научно-технической политики оставалась наиболееслабым звеном. Так и не были приняты законы онаучно-технической политике, о наукоградах, о порядке использования иностранныхгрантов и о деятельности зарубежных фондов. Окончательная доработка многих ужеготовых решений задерживалась в аппарате Правительства.

1993 год стал переломным с точки зренияусиления внимания к регионам и науке в регионах. Началось постепенноевосстановление региональных подходов к проблеме развития и использованиянаучного потенциала.

Одновременно в процессе суверенизациирегионов выявилась их неготовность к управлению собственным научнымпотенциалом. Все эти факторы обусловили появление в 1993 году проекта Концепции региональной научно-техническойполитики.

Разработкой Концепции Правительство РФстремилось в условиях ограниченности финансовых ресурсов государства переложитьответственность за развитие сферы ИР на местные власти, региональные ассоциациии фонды, негосударственный сектор и одновременно продемонстрировать регионамсвою заинтересованность в сохранении их научного потенциала.

Первым шагом на пути реализации региональнойнаучно-технической политики стало создание Федерального Фонда поддержки научнойи инновационной деятельности регионов при Министерстве науки и техническойполитики России, аккумулирующего 1% бюджета на науку, и сети региональныхвнебюджетных фондов.

По данным за 1994 год, соотношениефедерального и местного бюджета в финансировании региональных программсоставляло в среднем 1:1.5. Структура местных источников финансированиярегиональных научно-технических программ и проектов характеризовалосьпреобладанием местного бюджета. Из 59 регионов только в 9 (15% от их общегочисла) предусматривалось использование внебюджетных средств (в основном, в видесобственных средств предприятий и организаций).

Общие проблемы с бюджетным финансированием снеизбежностью коснулись и региональных программ. В пересчете на цены 1991 годафинансирование региональных программ в 1994 году сократилось в 3.57 раза посравнению с 1993 годом.

1995 год: начало стабилизации

В 1995 году наука находилась в состоянии“депрессивной стабилизации”. Несмотря на целый ряд позитивных сдвигов процесспринятия решений во многом сохранял черты старой инерционнойсистемы.

Финансовое состояние сферы ИР в 1995г.продолжало ухудшаться. Фактически доля расходов на гражданскую науку в валовомвнутреннем продукте составила 0.29% ВВП. При этом доля госбюджета вфинансировании ИР сохранялась на очень высоком уровне - более 90%. Однакореальное ухудшение финансовой ситуации в науке было существенно больше,поскольку даже эти скромные ассигнования не выделялись полностью. В реальномисчислении расходы на гражданские исследования и разработки из средствфедерального бюджета сократились в 4.3 раза.

Государственное финансирование п-прежнему небыло определено “по направлениям”, выделялось помесячно инерегулярно.

В итоге финансирование национальныхприоритетов через Министерство науки и технической политики РФ составилопримерно 8% от общей величины расходов на науку из государственного бюджета. Вэтих условиях установка на приоритетное развитиеновых форм научной деятельности постепенно трансформировалась в задачусохранения научного потенциала.

В области научно-технической политикисохранялась раскоординированность различных ведомств в принятии решений. Каждоеведомство в большей мере предпочитало принимать меры по сохранению собственногонаучного потенциала путем введения эксклюзивных льгот. Однако в 1995 году можноотметить несколько знаменательных инициатив.

  1.  Началось обсуждение проекта доктрины развития российской науки. Этоуникальный в своем роде документ, в котором излагаются самые общие принципывзаимоотношений государства и научного сообщества в переходный период. Проектбыл подготовлен в Миннауки и представлен в июне 1995 г. для широкогообщественного обсуждения.
  2.  Быланачата реорганизация сети научных учреждений на основе их сертификации. Цельюявляется четкое определение круга организаций, которые должны поддерживатьсягосударством как через систему прямого финансирования, так и путемпредоставления различных льгот. Предполагалось завершить созданиегосударственного реестра таких организаций к концу 1995 г., но работа былапродолжена и в 1996 г. Однако в целом институциональные основы преобразованийнауки были к 1995 году в основном созданы.
  3.  Одним из направлений индивидуализированной помощи в целяхсохранения научного потенциала стала поддержка ведущих научных школ России.Организационно программа начала осуществляться через Российский фондфундаментальных исследований (РФФИ) в форме конкурсного грантовогофинансирования.
  4. Другим направлением государственной политики в сфере социальнойподдержки ученых являлась сформированная еще в 1994 г. Программа мерпо регулированию миграции научных кадров, предусматривающая создание благоприятных организационно-правовыхи социально-экономических условий труда и быта ученых и специалистов. Однакосрочные меры, предусмотренные в данной программе, в 1995 г. так и не быливыполнены. Развитие программы пошло только по отдельным направлениям и сбольшим запаздыванием по сравнению с установленными в ней сроками. Посколькуволна общественного внимания к проблеме “утечки умов” значительно спала в1995 г., программа постепенно начала сходить на нет.

В 1995 году происходило усиление влияниясравнительно новой формы грантовой поддержки науки в лице отечественных научныхфондов - а именно РФФИ и РГНФ. Через их структуры начали реализовыватьсянекоторые совместные с зарубежными фондами инициативы (сотрудничество РФФИ сИНТАС, Национальным фондом Китая, Немецким научно-исследовательским обществом,Фондом гражданских исследований и разработок США). Поэтому бюджеты фондов сталипостепенно возрастать: в 1996 году возрос вдвое бюджет РГНФ - с 0.5% до1%29 общих федеральных расходов на науку, в 1997 г. - РФФИ - с 4% до6%. В 1995 г. в рамках РФФИ через инициативные проекты поддерживалось уже около54 тысяч ученых России, что впятеро больше, чем по программе долгосрочныхгрантов Международного научного фонда, финансируемого Дж.Соросом - самоймасштабной из всех действовавших зарубежных программ. Правда, средний размергранта МНФ был существенно выше. Вместе с тем отечественные научные фонды,получая финансирование из федерального бюджета, сталкивались с проблемойнедостаточного финансирования и задержек с перечислением средств. В 1995 г.проекты РФФИ получали в среднем 40% от запрашиваемой суммы.

Формирования отечественных частных фондов не произошло, и оноявлялось и продолжает быть весьма проблематичным из-за существующихэкономических условий. Так, в США можно списать с налогов, жертвуя, например,на науку, 50% дохода, а в России - только 2%. Все частные благотворительныенаучные фонды, действующие в настоящее время в России, являютсязарубежными.

Зарубежные организации и фонды оставались важным и весьма существенным фактором воздействия наразвитие отечественной науки.

Одним из важных направлений поддержки состороны зарубежных фондов были конверсионные ИР. Так, через Международныйнаучно-технический центр (МНТЦ) - организацию, объединяющую представителей США,Японии, Европейского Союза и России - начиная с момента его открытия в марте1994 г. - было выделено около 70 млн.долл. на осуществление конверсионныхпроектов. Общее число ученых, поддерживаемых МНТЦ в 1995 г., составляло 9500человек, или около 14% специалистов, работающих в оборонном секторе и имеющихдоступ к информации особой секретности.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.