WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 58 |

Общими закономерностями только чторассмотренных нами второго и третьего этапов было отсутствие более или менеепонятных правовых условий функционирования экономики вообще и отсутствие ясныхконституционных рамок формирования и осуществления экономической политики вособенности. Разница состояла лишь в том, что в 1988-1991 годахконституционно-правовые рамки субъектами политической борьбы во вниманиепрактически не принимались, тогда как в 1992-1993 годах фоном борьбы былошироко распространенное сомнение в адекватности и, главное, легитимностиКонституции, принятой еще в 1978 году и оставшейся постсоветской РоссийскойФедерации в наследство от коммунистической системы.

Острый конфликт Президента с ВерховнымСоветом, завершившийся роспуском законодательного корпуса в сентябре 1993 годаи вынесением на референдум проекта новой Конституции РФ, привел к комплексупринципиальных изменений в российском политико-правовом пространстве. Можнопо-разному оценивать причины, формы и политические последствия насильственногороспуска законодательного органа власти, а также характер политического режима,установленного новой Конституцией РФ. Однако нельзя не признать, что важнымрезультатом всего этого стало установление четких правил политической игры, чтосделало механизм выработки и осуществления экономической политики гораздо болеепредсказуемым. Установившийся конституционный строй при всех его издержкахоказался адекватен режиму рыночной демократии(хотя сам по себе он и не гарантирует наличие этогорежима), поскольку ориентирует институты власти на соблюдение и, принеобходимости, отработку соответствующих процедур..

В дальнейшем для нас будет важен анализразвития экономико-политических взаимодействий именно в рамках этого этапа,начавшегося осенью 1993 года и продолжающегося по настоящее время. Во-первых,сформировались достаточно четкие рамки и процедуры функционированиядемократических институтов власти, что обеспечивает устойчивость интересующихнас процессов и позволяет интерпретировать их в терминах современногоэкономико-политического анализа. Во-вторых, более или менее сформировалисьсоциально-политические группы с устойчивыми интересами по отношению кэкономической политике, сложился механизм их влияния на процесс принятиярешений. В-третьих, формируются политические организации (партии, блоки ит.п.), так или иначе отражающие существующие в обществе интересы и означающиезавершение оформления современного политического процесса.

Разумеется, все названные факторы иполитические предпосылки находятся еще в стадии становления, а сам режимостается хрупким и уязвимым. Однако в данном случае для нас важны сами по себеэти рамки, существование которых на протяжении последних лет создаетпредпосылки для нашего дальнейшего анализа.

Цикличность современной российскойэкономической политики

Элементарного анализа развития экономическойреформы, начиная с осени 1993 года, достаточно, чтобы отчетливо увидетьсвоеобразный волновой (цикличный) характер осуществлявшегося Президентом иПравительством курса. Причем характерно, что это происходило в рамках одного итого же президентства и без резких изменений в составе Кабинета.

Фазы, о которых идет речь, достаточноочевидны. Жесткая макроэкономическая политика осени 1993 года была сменена вначале 1994 года на более мягкий вариант, обернувшийся инфляционным всплескомосени 1994 г. Реакцией на обострение кризиса стало резкое ужесточениепараметров макроэкономической политики с начала 1995 года. А начало 1996 годабыло отмечено очередным усилением популистской риторики с возможностьюсоответствующих мер на уровне практической политики. На уровнемакроэкономических индикаторов эта цикличность, пожалуй, наиболее наглядновыражается показателем динамики инфляции.

Начиная с 1992 года, среди экономистов иполитиков наибольшую популярность получило объяснение этих колебанийзначительной ролью сезонных факторов. Действительно, сезонность - важный факторфункционирования российской экономики. Основными каналами его влияния являютсясельское хозяйство и промышленные анклавы в северных и восточных регионах прислабом развитии инфраструктуры, не позволяющей обеспечивать необходимый уровеньсвязи с ними в течение всего года. Однако из этого справедливого факта и наосновании ограниченного опыта функционирования реального рынка в России напротяжении 1992-1994 годов многими экономистами делался вывод о невозможностипроведения устойчиво антиинфляционной макроэкономической политики в течениевсего года и неизбежности соответствующих колебаний - ослабления денежной ибюджетной политики весной-летом, приводящей к осенне-зимней инфляционнойвспышке5.

Выпячивание роли сезонности при объяснениицикличности экономической политики с самого начала вызывало некоторые вопросы.Так, уже сравнение помесячной инфляции в 1992-1994 годах заставляло усомнитьсяв справедливости этой гипотезы. В 1993 году не было столь характерного и для1992, и для 1994 годов снижения инфляции в июле-августе и роста в осенниемесяцы - картина была прямо противоположной. Однако тезис о сезонностипродолжал оставаться в арсенале многих экономистов вплоть до 1995 года, когдаосновные макроэкономические параметры не претерпели изменений, хоть как-тоукладывающихся в гипотезу сезонности.

Словом, стала очевидной необходимостьдругого объяснения динамики макроэкономического курса. И уже поверхностноеознакомление с циклами 1993-1996 годов подводит к гипотезе о политическихоснованиях наблюдаемых колебаний. Предваряя дальнейшее изложение, заметим здесьже, что этот тезис не отрицает роли "естественной" сезонности, но предполагаетнахождение причин силы ее воздействия прежде всего в сфересоциально-политической.

Анализ конкретных циклов 1993-1996 годовпозволяет пояснить и аргументировать сказанное более обстоятельно.

Осень 1993 года.На протяжении предшествующих нескольких месяцев министру финансов Б.Федоровуудалось провести ряд организационно-политических решений, закладывающих основыновой попытки макроэкономической стабилизации. Среди них повышение ставкирефинансирования Центрального банка, недопущение индексации оборотных средств иновых взаимозачетов задолженности предприятий, отмена технического кредитастранам СНГ, начало эмиссии государственных ценных бумаг как неинфляционногоисточника финансирования дефицита госбюджета и др. Однако ему не удалосьреально ограничить бюджетную и денежную экспансию. Среднемесячный темп приростаденежной массы в первом полугодии 1993 года возрос, что привело к резкомускачку инфляции во втором полугодии, особенно в третьем квартале.

Возвращение в Правительство в сентябреЕ.Гайдара знаменовало начало новой попытки осуществления макроэкономическойстабилизации как базы для будущего экономического роста. Проведение сдержаннойденежной политики создало понятные трудности для значительной части предприятий- тех из них, которые не смогли приспособиться к условиям рыночной конкуренции(спросовых ограничителей).

Это была странная политика в условияхначатой в октябре предвыборной кампании, плохо сочетавшаяся как с известнымопытом десятков стран мира, так и с теоретическими построениями современнойполитической экономии. Подобное развитие событий может быть объяснено, на нашвзгляд, примерно следующим набором аргументов.

Во-первых, инфляция приблизилась в августе копасному уровню в 30% в месяц, что явно грозило срывом страны в гиперинфляцию итребовало от ответственных политиков-экономистов решительных действий.Осознание предвыборной политической опасности жесткого макроэкономическогокурса не стало аргументом в пользу отказа от него, хотя политическиепоследствия были Е.Гайдару вполне ясны с самого начала.

Во-вторых, и Президент, иэкономисты-реформаторы находились под глубоким воздействием итогов апрельскогореферендума, в ходе которого избиратели высказались не только в поддержкупроводимого исполнительной властью политического курса вообще, но исоциально-экономической политики в частности.

В-третьих, сохранялись психологическиеустановки на наличие сильного и непопулярного противника, каким был ВерховныйСовет РФ и контраст с которым был самостоятельным фактором повышенияпопулярности исполнительной власти. Это сформировало иллюзию устойчивойпопулярности реформаторского Правительства - популярности, которой оно на самомделе лишилось ликвидацией хасбулатовского ВС. Правительство продолжалодействовать в старой логике противостояния, толкавшей к проведению курса,противоположного требованиям непопулярного законодательногокорпуса.

1994 год. РеакцияБ.Ельцина и В.Черномырдина на итоги выборов 1993 года была более чемболезненной. Относительно слабые результаты, полученные правительственным"Выбором России", свидетельствовали об усталости значительных слоевизбирателей. Предстояло принять политическое решение - или продолжитьпроведение стабилизационного курса, или пойти на инфляционистское смягчениемакроэкономической политики.

Первый вариант, на котором настаивал тогдаЕ.Гайдар, был в краткосрочном отношении болезненным, но практическигарантировал выход в течение двух лет (то есть к новым парламентским ипрезидентским выборам) на траекторию устойчивого экономического роста. Второйпо форме означал смягчение курса благодаря более или менее широким раздачам"дешевых денег", но означал и удлинение и усложнение процессов экономическойстабилизации и одновременно влек за собой достаточно опасные политическиепоследствия. "Умеренно жесткий" (а по сути мягкий) курс Правительства неизбежнодолжен был привести через несколько месяцев к острому инфляционному скачку,ставящему власти перед необходимостью начинать новую попытку стабилизации. Нотеперь уже жесткий курс приходилось бы вести в преддверии выборов со всемивытекающими отсюда политическими последствиями.

Как известно, выбран был второй путь. Втечение 1994 года происходило ускорение темпов роста денежной массы, причемособенно быстро эти процессы пошли в летние месяцы. Это попытались вновьобъяснить сезонностью российской экономики, хотя уже тогда было ясно, чтосезонность здесь является феноменом политическим. Действительно, основныебюджетные обещания были буквально "выбиты" у Правительства в ходе дебатов попроекту государственного бюджета на 1994 год, проходивших в ГосударственнойДуме в мае-июне (то есть с сильным запаздыванием). Иными словами, политическаяуязвимость Правительства перед лицом оппозиционности законодателей толкнула егона расширение эмиссионного финансирования народного хозяйства, в последствияхкоторого его же более всего и обвиняла думская оппозиция.

Стабилизационная политика 1995 года.Как и ожидалось, падение валютного курса рубля воктябре 1994 года и резкий инфляционный всплеск заставил исполнительную властьвернуться к жесткому макроэкономическому курсу, начало осуществления которогосовпало с началом военных действий в Чечне. Это, разумеется, не могло неосложнить задачу, но в общем на протяжении 1995 года стабилизационный курспроводился более или менее последовательно.

За это время, благодаря отказу отинфляционного финансирования бюджетного дефицита и ответственной политикиЦентрального Банка, удалось снизить инфляцию с 17% в январе до рекордно низкойотметки в 4% в декабре, многократно увеличить валютные резервы, обеспечитьпредсказуемость основных макроэкономических параметров.

Однако переход к стабилизационныммероприятиям за год до выборов является политически убийственным шагом. Опытпрактически всех стран показывает, что период между 8 и 14 месяцем после началастабилизации является одним из наиболее болезненных в социальном отношении -тяготы стабилизации уже налицо, а преимущества экономического роста практическиощущают еще единицы. В эту-то ловушку, хотя и вполне предсказуемую, и попалороссийское руководство, решившись на проведение стабилизационного курса нарубеже 1994-1995 годов.

Понятно, что на выборах в ГосударственнуюДуму победителями оказались коммунисты. И реакцией на это стали заявления икадровые решения Б.Ельцина января-февраля 1996года, означавшие, как казалось, очередной возврат кполитике популизма. Хотя на практике этого не произошло, и реальное развитиесобытий было полностью поставлено в зависимость от итогов июньскихпрезидентских выборов.

Разумеется, имеющегося опыта пока ещенедостаточно, чтобы предложить концептуально четкую модельэкономико-политического процесса России в посткоммунистическомконституционно-правовом пространстве. Тем не менее нам представляется возможными необходимым сделать некоторые выводы относительно уже наметившихся тенденцийи закономерностей. Хотя мы в полной мере сознаем ограниченность этих выводов попричине минимального объема имеющегося к настоящему времени эмпирическогоматериала.

Обращают на себя внимание два важныхмомента.

Во-первых, экономико-политические циклы1993-1996 годов не связаны непосредственно со сменами находящихся у властиполитических партий. Результаты выборов оказывают косвенное, хотя и совершенноявное воздействие на экономико-политические колебания.

Во-вторых, избиратели не имели покадостаточного практического опыта оценки деятельности тех или иных партий вслучае прихода их к власти. Осмысление альтернатив экономической политики кначалу 1996 года ограничивалось весьма абстрактными представлениями о выборемежду продолжением болезненных реформ и возвращением к позднесоветскойустойчивости, прочно ассоциируемой с благополучием. Реальные границы возможногои существующие альтернативы не стали элементом не только массового сознания, ноостаются туманными даже для значительной части политической и экономическойэлиты страны.

Иными словами, в России еще не сложилосьустойчивых, существующих на уровне массового сознания ожиданий тех или иныхрезультатов экономической политики от той или иной партии. То есть российскийизбирательный процесс является уникальным феноменом для экономико-политическогомоделирования, когда крайне условное допущение об отсутствии "политическойпамяти" у избирателя является вполне реалистичным.

На основании двух отмеченных намиособенностей можно сделать осторожное предположение о применимости для анализасовременной российской ситуации модели "экономико-политическогоцикла"6. В модели утверждается, что практически любое правительство внепосредственно предшествующий выборам период склонно проводить политикустимулирования роста и социальных выплат, тогда как послевыборный период всегдаотличает повышенная макроэкономическая жесткость. То есть речь идет очередовании двух вариантов политики - антиинфляционной и социальной (нацеленнойна борьбу с безработицей) при предположении, что связь, описываемая "кривойФилипса", а избиратель имеет минимальный электоральный опыт и склонен приниматьдействия властей как данность, практически не прогнозируя естественныепоследствия той или иной политики.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.