WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |

Появился новый, крайне гипертрофированный (33 пункта) раздел по отраслевым особенностям приватизации. Хотя его положения и не предусматривали закрепления в собственности государства контрольных пакетов акций по дополнительным категориям объектов, тем не менее, они конкретизировали порядок согласования мнений между ГКИ и различными ведомствами, допуская выпуск «золотой акции» при приватизации объектов 7 категорий (предприятий по производству табачных изделий, продуктов детского питания, оптовой книжной торговли, объектов культуры и кинематографии, опытных заводов, входящих в систему Комитета по стандартизации, производственных предприятий Министерства образования, объектов и предприятий медицинской промышленности, аптечных баз (складов) и баз медицинской техники, предприятий и объектов научно-технической сферы химического комплекса, имеющих в своем составе технологические объекты с токсичными веществами).

Наряду с очевидным расширением запретительных и ограничительных перечней предприятий по возможности и степени их приватизации вторая программа в отличие от первой содержала более четкий порядок принятия решений по приватизации объектов, попадающих под эти ограничения. В соответствии с ним контрольные пакеты акций, оставляемые в федеральной собственности, могли быть 3 видов: 51%, 38%, 25,5% обыкновенных (с правом голоса) акций. Ранжирование величины закрепляемого пакета в зависимости от важности приватизируемого объекта не устанавливалось. Не допускалось и одновременное закрепление в государственной собственности «золотой акции» и каких-либо пакетов акций, хотя органы власти наделялись правом замены закрепленного в государственной собственности контрольного пакета акций на эту ценную бумагу. Дивиденды по акциям, закрепляемым в госсобственности, полностью направлялись на финансирование объектов социально-культурного и бытового назначения, передаваемых в процессе преобразования предприятий в АО на баланс местных властей или остающихся на балансе предприятия, а в случае отсутствия таких объектов перечислялись в федеральный бюджет. Имелось и указание на то, что акции приватизируемых только по решению органов государственной власти предприятий и не закрепляемые в федеральной собственности должны быть проданы не позднее 4 месяцев с момента регистрации АО и не подлежат какому-либо резервированию.

Основные положения Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ после 1 июля 1994 года, введенные в действие Указом Президента РФ от 22 июля 1994 г. № 1535, сохранили имевшуюся во второй Государственной программе приватизации тщательную детализацию объектов по самой возможности и степени приватизации. Более того, до принятия Федеральным Собранием России базового закона о приватизации в период после окончания срока действия приватизационных чеков вводился специальный порядок принятия решений по приватизации объектов 29 категорий (Приложение № 3 к Основным положениям). Также расширился круг видов деятельности, по предприятиям которых могло приниматься решение о закреплении в федеральной собственности контрольного пакета акций. Он достиг 22 категорий. К имевшимся во второй программе приватизации добавились атомное машиностроение, геология, геодезия и картография, предприятия по эксплуатации газового хозяйства, предприятия и научно-технические объекты химического комплекса, использующие токсичные и взрывчатые вещества, предприятия медицинской промышленности, выпускающие сильнодействующие и ядовитые препараты, государственные научные центры, предприятия, обеспечивающие хранение государственных резервов и запасов, внешнеторговые предприятия, объекты социально-культурного назначения. Изъята же из этого перечня была всего 1 категория (издательства и полиграфические предприятия по выпуску печатной продукции, включенной в объем поставок для государственных нужд). Величина закрепляемых в государственной собственности пакетов акций ограничивалась только двумя вариантами: 51% и 25,5%. Правительство РФ и ГКИ РФ получали права продления сроков закрепления оставленных в госсобственности пакетов акций и их досрочной продажи.

Несмотря на то, что де-факто законодательная власть сама по себе была лишена с 1993 г. возможности участвовать в выработке нормативной базы, регулировавшей реформирование отношений собственности, в первой половине 90-х гг. законодательные акты все же содержали довольно подробную классификацию предприятий (объектов) на продуктовой основе (по видам деятельности), с точки зрения самой возможности их приватизации и связанных с этим ограничений. Вероятно, исключение парламента из данного процесса заставляло исполнительную власть подходить более ответственно к этим вопросам. В то же время необходимо отметить, что классификация видов деятельности, применительно к которым приватизационные процедуры запрещались или ограничивались, являлась остаточной по отношению к стержню реформы собственности – процессу приватизации в целом – и функционально была мало связана с обеспечением общественных благ и публичных интересов, чем, собственно, и должны заниматься по определению предприятия государственного сектора экономики.

С принятием нового закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ» (№ 123-ФЗ, подписан Президентом РФ 21 июля 1997 г.) ситуация парадоксальным образом изменилась.

В качестве составных частей ежегодно утверждаемой Государственной Думой РФ программы приватизации (п. 3 ст. 4) классификация имущества по возможности приватизации лишь в самом общем виде содержала упоминание категорий имущества, приватизация которых запрещена, и имущества, закрепляемого в собственности государства до принятия решения о прекращении его закрепления. В прогнозные перечни, в частности, включаются открытые акционерные общества, при продаже акций которых Правительство Российской Федерации приняло решение о закреплении таких акций в федеральной собственности или об использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении указанными открытыми акционерными обществами («золотой акции»), а также открытые акционерные общества, в отношении акций которых, находящихся в федеральной собственности в следующем году предполагается принять решение о прекращении их закрепления с указанием способа распоряжения ими: частичная или полная продажа, полная их продаже с использованием в отношении них специального права на участие Российской Федерации в управлении указанными открытыми акционерными обществами («золотой акции»).

В связи с этим существенным недостатком вводившегося правового регулирования стала нечеткость оснований для закрепления акций в государственной собственности или использования специального права. В законе не делалось различий в основаниях для закрепления акций (п.1 ст. 5) или для использования специального права (п.1 ст. 6). Общая формулировка звучала следующим образом: обеспечение обороны страны и безопасности государства, защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ. Обеспечение безопасности государства может рассматриваться в широком смысле (в соответствии с Концепцией национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 ), что позволяет применить данное основание для весьма широкого круга предприятий, в чьем капитале участвует государство. Поэтому важной представляется регламентация на уровне Правительства РФ оснований (их может быть много, но они должны быть четко определены) для закрепления акций или введения специального права.

Последним правовым актом, определяющим круг видов деятельности, в рамках которых при преобразовании приватизируемых предприятий в АО в федеральной собственности закрепляются пакеты акций, а также используется «золотая акция», является Постановление Правительства РФ от 6 декабря 1999 г. № 1348. Согласно этому документу к ним отнесены добыча, переработка и сбыт нефти, природного газа и газового конденсата, угля, производство и сбыт сжиженного газа, геология, функционирование трубопроводного транспорта, эксплуатация газового хозяйства, выработка и распределение электроэнергии, морской и речной транспорт, связь, строительство и эксплуатация объектов, предназначенных для обеспечения национальной безопасности, разработка, производство и ремонт любых видов вооружения, военной и космической техники, боеприпасов и комплектующих изделий к ним, производство, заготовка и сбыт сортовых семян, хранение зерна, производство продуктов детского питания.

Однако роль этого документа не ограничивается только определением круга видов деятельности, при осуществлении которых в процессе преобразования приватизируемых предприятий в АО в федеральной собственности закрепляются пакеты акций или используется специальное право. В нем впервые с начала 90-х гг. открыто были уточнены основания для использования такой организационно-правовой формы, как государственное унитарное предприятие.

Применение этой организационно-правовой формы было признано обоснованным исключительно в случаях, исчерпывающе перечисленных в самом постановлении и Концепции. К таким основаниям относятся, в частности, использование имущества, приватизация которого запрещена, и осуществление деятельности, направленной на реализацию социальных задач, либо отдельных дотируемых видов деятельности1. Итоги работы предприятий, не подпадающих под установленные критерии, должны анализироваться по каждой отрасли в целях выработки предложений о дальнейшей приватизации, реорганизации, ликвидации предприятий либо об их передаче регионам.

Таким образом, соответствующий отраслевой орган управления, основываясь на информации, полученной в результате обобщения данных о подведомственных организациях и анализа их финансово-хозяйственной деятельности, и Минимущество России, основываясь на данных Реестра федерального имущества, в результате инвентаризации фактически должны установить оптимальное количество федеральных государственных унитарных предприятий, необходимых для выполнения государственных функций и являющихся объектами государственного управления.

В то же самое время, по нашему мнению, отдельные положения данного Постановления вызывают сомнения.

Во-первых, данное Постановление определяет перечень допустимых оснований для сохранения унитарных предприятий, базирующихся на праве хозяйственного ведения, или их преобразования в казенные; отсутствие же четкого разделения совокупности этих оснований для сохранения статуса унитарного предприятия, базирующегося на праве хозяйственного ведения, или для его преобразования в казенное является ошибочным, так как с позиций управляемости эти организационно-правовые формы предприятий существенно отличаются.

Во-вторых, в данном Постановлении основания для сохранения унитарных предприятий и основания для преобразования унитарных предприятий в акционерные общества, 100% акций которых находится в государственной собственности, являются разноплановыми: в первом случае используются признаки убыточности соответствующей деятельности, ее социальной значимости, а во втором – определенные виды деятельности, классифицируемые на продуктовой основе. Поскольку первый ограничительный перечень (основания для сохранения унитарных предприятий) не носит запретительного характера, то получается, что в отношении предприятия, не сохраненного как унитарное предприятие, не будет оснований после его акционирования для сохранения 100% его акций в государственной собственности. По-видимому, опасения возможной потери контроля над рядом стратегически значимых предприятий и побудили отраслевые министерства и ведомства настаивать на расширении перечня оснований для сохранения унитарных предприятий.

Таким образом, приходится констатировать, что сам по себе формально-юридический ввод приватизационного процесса в законодательное русло не сделал четкими и ясными основания ведения государством своей предпринимательской деятельности ни в виде участия в хозяйственных обществах, ни в форме использования унитарных предприятий.

Трудно было ожидать другого в условиях перманентного противостояния исполнительной и законодательной властей, когда парламент за период в 1998–2001 гг. ни разу не принял специального закона о программе приватизации на очередной год; в его отсутствие правительство реализовывало свои приватизационные планы, посредством принятия президентских указов, приобретя определенную степень свободы путем отнесения с 1999 г. доходов от приватизации не к доходной части федерального бюджета, а к источникам финансирования бюджетного дефицита. В свою очередь, парламент инициировал поправки к законам о приватизации и о бюджете на 2001 г. о запрете сделок по крупным предприятиям до принятия программы приватизации отдельным законом, как требует того закон о приватизации 1997 г. Запрет остался в силе и после принятия поправок в бюджет в феврале 2001 г. Правительство же внесло на обсуждение в парламент новый закон о приватизации, в принципе выводящий этот процесс за рамки законодательного регулирования. Этот закон был принят в конце 2001 г.

Сегодня очевидно, что в дальнейшем разработку принципов, оснований и конкретных областей государственного предпринимательства следует вести не на путях внесения уточнений в закон о приватизации, а посредством принятия специального закона «О государственном секторе экономики», который бы определил задачи, возлагаемые на госсектор, требования к его составу, основные направления и механизмы оптимизации и реформирования как госсектора в целом, так и входящих в него предприятий.

2) Проблемы разграничения предприятий госсектора между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, а также соответствующих полномочий по управлению ими.

Законодательного оформления требует вопрос разграничения собственности на федеральную, государственную субъектов Российской Федерации и муниципальную. Регламентирующее этот вопрос Постановление Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 уже устарело.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.