WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |

Известным недостатком такого решения вопроса является необходимость передачи указанного имущества с баланса организации, созданной в процессе реорганизации бюджетного учреждения, на баланс Министерства государственного имущества. В настоящее время арендаторы государственного недвижимого имущества находятся в большой зависимости от Мингосимущества, которое вправе в одностороннем порядке пересматривать ставки арендной платы и иные существенные условия аренды. Поэтому при избрании этого варианта реорганизации потребуется принятие специальных нормативных актов, ослабляющих степень зависимости арендаторов из числа реорганизованных бюджетных учреждений от Мингосимущества РФ. Правительством РФ должен быть утвержден типовой договор аренды (безвозмездного пользования) недвижимости для государственных автономных некоммерческих организаций, предусматривающий, в частности, такие существенные условия договора как:

  • бессрочный характер договора;
  • исчерпывающий перечень оснований для его расторжения по инициативе арендодателя (в частности, ликвидация автономной некоммерческой организации; виновное причинение ущерба имуществу, являющемуся предметом договора; длительное неисполнение обязательств по внесению арендной платы, если аренда носит платный характер);
  • обязательства сторон по производству капитального и текущего ремонта (по общему правилу в договорах аренды обязанность производства капитального ремонта за свой счет лежит на арендодателе, а текущего – на арендаторе – с. 616 ГК; в договорах безвозмездного пользования все расходы по капитальному и текущему ремонту несет ссудополучатель, если иное не предусмотрено договором – ст. 695 ГК);в случае возложения обязанностей по ремонту на арендатора, в договоре должны четко оговариваться виды ремонтных работ, которые он должен произвести за свой счет, и максимальные качественные (технологические) требования к производству таких работ; естественно, что при возложении текущего ремонта на арендатора соответствующие расходы должны закладываться в стоимость услуг, оплачиваемых по системе государственного социального заказа;
  • запрет навязывания арендатору услуг государственной эксплуатационной организации, выступающей от имени собственника недвижимости (в случаях, когда здание передается арендатору целиком, назначение собственником эксплуатационной организации должно быть в принципе запрещено; в остальных случаях в договоре должно быть закреплено право арендаторов участвовать в выборе эксплуатационной организации);
  • максимальные ставки арендной платы (если таковая будет предусмотрена) и прозрачный порядок их индексации в связи с инфляцией (например, по индексу потребительских цен).

Одним из наиболее спорных условий договора аренды, несомненно, станет право арендатора по передаче имущества в субаренду. До сих пор для многих бюджетных учреждений доходы от сдачи государственного имущества в субаренду являются существенной статьей доходов, хотя указанные доходы прежде доходов от платных услуг стали отражаться в общей смете бюджетных учреждений. Между тем, мы не усматриваем оснований для сохранения указанных доходов в распоряжении бюджетных учреждений или автономных некоммерческих организаций. Ведь государственное имущество предоставляется этим организациям в безвозмездное пользование (или пользование на льготных условиях) для выполнения социальных функций. Соответственно, если все это имущество или его часть передается третьим лицам для использования в коммерческих целях, основания для сохранения льгот по арендной плате отпадают, и все доходы, получаемые с субарендатора, должны поступать в бюджет. Исходя из этого, представляется целесообразным установить запрет на передачу в субаренду государственного имущества, арендуемого автономной некоммерческой организацией, и рассматривать нарушение указанного запрета в качестве одного из оснований к расторжению договора. В то же время, в целях поощрения автономных некоммерческих организаций к рациональному использованию государственных площадей можно предусмотреть определенные комиссионные за привлечение коммерческих арендаторов на предоставленные им площади.

Учитывая, что льготные условия пользования государственной недвижимостью в данном случае обусловлены возложением на автономную некоммерческую организацию социальных функций, дополнительным основанием для расторжения договора аренды, на наш взгляд, должен быть отказ автономной некоммерческой организации от заключения договора государственного социального заказа, если такой договор не влечет убытков для организации. В то же время, в подобной ситуации арендатору может быть предоставлено преимущественное право заключения договора аренды указанной недвижимости по коммерческим ставкам.

Более сложен вопрос о возможных последствиях проигрыша государственной автономной некоммерческой организации в конкурсе за право заключения договора социального заказа (что вполне вероятно, например, если право выбора поставщика услуг предоставлено потребителю). В этой ситуации данная организация не отказывается от выполнения возложенных на нее социальных функций, однако объективно не имеет оснований к льготному пользованию государственным имуществом. Соответственно возникает вопрос о целесообразности взыскания с нее арендной платы по рыночным ставкам. Еще один трудноразрешимый вопрос из этой серии – следует ли дифференцировать ставки арендной платы для двух государственных организаций, выполняющих разный объем соцзаказа.

Вообще, с точки зрения теории, предоставление льгот по арендной плате в обмен на обязательства по выполнению социального заказа не представляется рациональным. Прежде всего потому, что это искусственно ограничивает конкуренцию при размещении соцзаказа, а значит – увеличивает его стоимость. Если при установлении рыночных ставок аренды государство может закупать социальные услуги у любых поставщиков на конкурсной основе, то при льготных ставках аренды для государственных организаций оно вынуждено закупать услуги преимущественно у этих организаций, что при прочих равных условиях всегда обойдется дороже. Кроме того, льготные ставки арендной платы представляют собой ни что иное, как повышение стоимости единицы услуг для государственных организаций, что дискриминирует частных поставщиков аналогичных услуг. Следует учитывать и то, что данная зачетная схема страдает недостатком прозрачности, нарушает эквивалентность обмена и поощряет недобросовестное поведение той из сторон, выполнение обязательств которой труднее проконтролировать. Учитывая эти соображения, в долгосрочной перспективе представляется целесообразным установление арендных ставок для государственных некоммерческих организаций на рыночном уровне с одновременным включением затрат на аренду помещений в цену услуг, предоставляемых ими по договорам соцзаказа. При этом в целях минимизации встречных финансовых потоков может применяться прозрачный механизм взаимозачета обязательств по арендной плате и по оплате соцзаказа. Если же государственная организация по тем или иным причинам не участвовала в выполнении социального заказа или сумма предоставленных ей льгот по аренде превышает стоимость предоставленных ею социальных услуг, по итогам отчетного периода она должна будет вернуть в бюджет сумму предоставленных ей льгот по аренде помещения за вычетом стоимости оказанных ею социальных услуг. Это решит и проблему обеспечения равных условий для государственных и частных поставщиков социальных услуг. Однако очевидно, что на первых этапах реорганизации такое решение вопроса является неприемлемым, так как государство вряд ли в состоянии оплачивать социальные услуги по ценам, полностью учитывающим рыночные ставки аренды недвижимости (особенно в крупных городах). Соответственно, в качестве базового варианта реорганизации мы рассматриваем ситуацию передачи государственного недвижимого имущества организациям, создающимся в процессе реорганизации, в безвозмездное пользование или аренду по льготным ставкам.

3.4.2.2. Способы реорганизации бюджетных учреждений
при переходе на нормативно-целевое финансирование

Если концепция государственного социального заказа допускает многочисленные варианты преобразования действующих бюджетных учреждений, используя разнообразные уже существующие формы организаций, то переход к нормативно-целевому финансированию предполагает создание специальной организационно-правовой формы, в которую должны преобразовываться бюджетные учреждения.

В сентябре 2001 г. Минэкономразвития России обратилось в Правительство с письмом, в котором предложило рассмотреть на заседании правительства доклад с обоснованием целесообразности создания новой формы государственной (муниципальной) некоммерческой организации, альтернативной организационно-правовой форме учреждения. Логика доклада заключалась в следующем. Учреждение призвано выполнять задание собственника (учредителя), действовать на основании сметы доходов и расходов, в силу этого находится под постоянным контролем учредителя и практически лишено хозяйственной самостоятельности. Организации же социальной сферы должны гибко реагировать на изменение спроса и иметь стимулы для повышения эффективности оказания услуг. В этой связи в докладе предлагается новая форма некоммерческой организации по предоставлению услуг в области образования, здравоохранения и культуры, имущество которой находилось бы в государственной (муниципальной) собственности, но собственник ее не нес бы субсидиарной ответственности по ее обязательствам и не финансировал бы ее по смете доходов и расходов. Кроме того, такая организация должна ориентироваться в своей деятельности на конкретные нужды потребителей социально-культурных услуг, иметь высокую степень самостоятельности и нести ответственность по своим обязательствам, выполнять задания собственника по оказанию социально-культурных услуг установленного качества и гарантированно получать бюджетные средства в качестве оплаты за исполнение задания. Подобным организациям должно быть разрешено предоставлять платные услуги населению, привлекать иные внебюджетные источники финансирования и свободно распоряжаться полученными средствами. Их деятельность должна быть прозрачна, то есть быть предметом публичной отчетности, а представители общественности и потребители услуг должны прямо участвовать в управлении такой организацией, будучи членами ее попечительского совета. Такую новую организационно-правовую форму предложено именовать специализированной государственной (муниципальной) некоммерческой организацией.

Согласно законопроекту «О специализированной государственной некоммерческой организации» она наделяется государственным имуществом на праве хозяйственного ведения, однако без возможности обращения взыскания на это имущество по обязательствам организации. Между тем, право хозяйственного ведения, представляет собой своего рода суррогат права собственности. Оно не используется в правовых системах стран с рыночной экономикой, и было изобретено в советский период в попытке примирить государственную собственность на производственные фонды с определенной хозяйственной самостоятельностью предприятий. До принятия действующего Гражданского кодекса РФ существовало так называемое право «полного хозяйственного ведения», которое предоставляло государственным предприятиям полномочия по самостоятельному распоряжению всем закрепленным за ними государственным имуществом (как движимым, так и недвижимым), что вело к утрате государством указанного имущества в результате злоупотреблений со стороны администрации предприятий. Для противодействия этим негативным тенденциям право полного хозяйственного ведения было сужено Гражданским кодексом 1996 г. Теперь сделки по распоряжению недвижимым имуществом государственные предприятия вправе осуществлять лишь с согласия собственника (п. 2 ст. 295 Гражданского кодекса).

Однако это не сняло проблемы, так как утрата недвижимого имущества, закрепленного за государственными предприятиями, может произойти не только в результате сделок по распоряжению этим имуществом, но и в порядке обращения взыскания на это имущество по обязательствам государственного предприятия. В соответствии с определением юридического лица, содержащимся в п. 1 ст. 48 Гражданского кодекса, «юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении (курсив авт.) или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом». Таким образом, несмотря на формальное закрепление Гражданским кодексом принципа самостоятельной ответственности юридических лиц по своим обязательствам, данная статья предполагает ответственность государства своим недвижимым имуществом, закрепленным за предприятием, по долгам государственного предприятия. Поэтому с экономической точки зрения идея Минэкономразвития об устранении ответственности государства своим недвижимым имуществом, закрепленным на праве хозяйственного ведения за государственными специализированными некоммерческими организациями, по их обязательствам вполне оправдана. Фактически предлагаемая Минэкономразвития идея равносильна наделению реорганизуемых бюджетных учреждений недвижимостью на правах безвозмездного пользования.

Однако юридически предлагаемое Минэкономразвития решение небезупречно. Во-первых, оно закрепляет в законодательстве институт хозяйственного ведения, который, на наш взгляд, подлежит ликвидации именно ввиду экономической уязвимости одновременного существования вещного права двух лиц на одно и то же имущество.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.