WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

При утверждении программ деятельности и определении подлежащей перечислению в федеральный бюджет части прибыли ФГУП федеральный орган исполнительной власти руководствуется планируемой суммой доходов федерального бюджета, формируемых за счет части прибыли всех подведомственных ему предприятий, учтенной при подготовке проекта федерального бюджета на соответствующий год.

Руководитель унитарного предприятия ежегодно, до 1 апреля, вместе с отчетом о деятельности предприятия за прошедший год представляет в федеральный орган исполнительной власти предложения по уточнению размера части прибыли, подлежащей перечислению в федеральный бюджет в текущем году.

Одновременно указанные предложения представляются:

  • в Министерство имущественных отношений РФ – в случае, если объем выручки предприятия от реализации продукции (работ, услуг) за предыдущий год равен либо превышает 50 млн руб. или балансовая сумма активов предприятия на конец предыдущего года равна либо превышает 20 млн руб.;
  • в территориальный орган Министерства имущественных отношений РФ – в случае, если предприятие не отвечает ни одному из двух указанных условий.

Подготовка решений по определению части прибыли, подлежащей перечислению в федеральный бюджет, как и по утверждению программ деятельности унитарных предприятий осуществляется комиссиями федеральных органов исполнительной власти по анализу эффективности деятельности подведомственных предприятий. Контроль за перечислением в федеральный бюджет части прибыли предприятия осуществляется федеральным органом исполнительной власти и Минимуществом РФ в течение года на основании анализа ежеквартальной отчетности предприятий и данных реестра показателей экономической эффективности.

Данный документ требовал от федеральных органов исполнительной власти предоставить в Минимущества РФ: 1) сведения о прибыли, полученной в 2001 г. подведомственными федеральными государственными унитарными предприятиями, и о части прибыли, подлежащей перечислению в федеральный бюджет в 2002 г.; 2) решения об утверждении показателей экономической эффективности деятельности по каждому подведомственному унитарному предприятию на 2002 г., включая размер части прибыли, подлежащей перечислению в федеральный бюджет в 2002 г.; 3) предложения по размеру части прибыли всех подведомственных федеральных государственных унитарных предприятий, подлежащей перечислению в федеральный бюджет в 2003 г.

С фактической точки зрения, на протяжении всего первого десятилетия рыночных реформ в России роль ГУП в качестве источника доходов для федерального бюджета практически не просматривалась. В 1993–1994 гг. в постатейной классификации доходов бюджета наряду с доходами от приватизации имелась статья «Дивиденды по акциям от доли государственной собственности в приватизированных предприятиях и доходы от коммерческого использования объектов государственной собственности предприятиями, учреждениями и организациями».

В 1995–1998 гг. ее формулировка претерпела некоторые изменения – «Доходы от имущества, находящегося в федеральной собственности» с разбивкой на дивиденды по акциям, находящимся в федеральной собственности, доходы от сдачи в аренду имущества, находящегося в федеральной собственности и перечислений от прибыли ЦБ РФ (с 1996 г.). При этом количественно фиксировались лишь общая величина по этой статье и прибыль ЦБ РФ. В 1999 г. в формулировку этой статьи было внесено небольшое уточнение: речь стала идти не только о доходах от имущества, находящегося в федеральной собственности, но и от деятельности государства (теоретически под это определение могли попасть и результаты деятельности федеральных ГУП).

И только после принятия Концепции управления государственной собственностью и приватизации в сентябре 1999 г. в законе о федеральном бюджете на 2000 г. были постатейно детализированы «Доходы от имущества, находящегося в государственной собственности, или от деятельности» с появлением отдельной строки «Платежи от государственных предприятий» (без уточнения того, о каких предприятиях идет речь) и ее количественной величине (9318,3 млн руб.). В статье же закона, где содержалась принципиальная классификация неналоговых доходов бюджета без уточнения количественных параметров, упоминались лишь доходы от деятельности государственного совместного российско-вьетнамского предприятия «Вьетсовпетро». Та же картина наблюдалась и в законе о федеральном бюджете на 2001 г. (9469,7 млн руб.).

Принятие закона о федеральном бюджете на 2002 г. ознаменовалось запоздалым приведением классификации неналоговых доходов бюджета в соответствие с требованиями Гражданского и Бюджетного кодексов РФ. Впервые появилось упоминание именно о части прибыли функционирующих внутри страны федеральных государственных унитарных предприятий, остающейся после уплаты налогов, обязательных платежей и сборов, как одной из статей неналоговых доходов бюджета. В ряду прочих этой статье был присвоен соответствующий код 2010803. Ее количественный параметр на текущий год определен в 500 млн руб., что примерно в 24,8 раза меньше доходов от деятельности совместного предприятия «Вьетсовпетро», выделенных также отдельной строкой (код 2010802).

В декабре 2001 г. Минимущество РФ скорректировало в сторону увеличения величину бюджетного задания практически по всем источникам поступлений (за исключением доходов от СП «Вьетсовпетро»). Объем перечислений прибыли ФГУП в федеральный бюджет определен в 1,23 млрд руб., т.е. увеличен почти в 2,5 раза по сравнению с бюджетным заданием на 2002 г. Соответственно, выросла доля этого источника в общем объеме поступлений от использования государственного имущества до 3,5% против 1,7% согласно проектировкам закона о бюджете на 2002 г.

Особо следует отметить, что по итогам 2001 г. впервые за последние 5 лет Минимущество РФ в числе прочих бюджетных поступлений от использования государственного имущества отметило перечисление прибыли ФГУП в размере 209,6 млн руб., что составило 0,7% от их общей величины или 0,5% от совокупных доходов федерального бюджета от приватизации и использования государственного имущества.

Определенное представление о роли унитарных предприятий для региональных бюджетов можно получить из специального исследования, проведенного Рейтинговой службой EA-Ratings в 2000–2001 гг.1. В нем сравнивалась суммарная чистая прибыль муниципальных и субфедеральных предприятий с доходами муниципальных и региональных бюджетов. Показатель суммарной прибыли по этому сектору предприятий по отношению к доходам консолидированных региональных бюджетов в целом России составил в 1999 г. 1,1%, т.е. в случае перечисления всей прибыли соответствующих УП бюджетная система на локальном уровне могла получить 8,2 млрд руб., что сопоставимо с платежами по земельному налогу.

Подобно многим другим социально-экономическим индикаторам, этот показатель характеризуется довольно сильной межрегиональной дифференциацией.

Наиболее значимым этот потенциальный источник является для ряда республик в составе РФ: Удмуртии (4,1% к доходам бюджета), Мордовии (4%), Карачаево-Черкессии (3,7%), Марий-Эл (2,8%), Башкортостана (2,7%), Якутии (2,1%). Среди прочих субъектов РФ с ними сопоставимы только Ивановская (3,0%), Тульская (2,3%), Вологодская (2,2%) и Пензенская (2,1%) области.

Еще в 22 регионах анализируемый показатель составил от 1 до 2% доходов бюджета. В их числе находятся 5 республик (Чувашия, Татарстан, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Алтай), 2 края (Алтайский и Приморский), 14 областей (Амурская, Белгородская, Волгоградская, Камчатская, Кировская, Курганская, Курская, Московская, Новосибирская, Ростовская, Саратовская, Свердловская, Ульяновская, Ярославская) и Москва.

Столица России являлась однозначным лидером по абсолютной величине суммарной чистой прибыли унитарных предприятий (1,5 млрд руб.), но при сопоставлении этой величины с доходами своего бюджета оказалась в самом начале второй десятки лидеров. Довольно контрастно на этом фоне выглядит Санкт-Петербург (0,8% доходов бюджета), который некоторое время характеризовался в СМИ как наилучший в стране пример политики местных властей по извлечению в бюджет доходов от собственности. Разумеется, из всего этого нельзя делать какие-либо далеко идущие выводы, поскольку объектом исследования были именно потенциальные перечисления прибыли от УП в локальные бюджеты. Информация же о реальных поступлениях из этого источника в бюджеты отсутствует. Если таковые и имеют место, то они учитываются в статье «Доходы от имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, или от деятельности».

Выводы

Принадлежность унитарных предприятий к государственной (всех уровней) и муниципальной собственности с неизбежностью предполагает их тесную связь с соответствующими бюджетами.

Неудовлетворительная реализация государством своих правомочий по отношениям к унитарным предприятиям привела к тому, что, вопреки духу и букве закона, перечисление ими части прибыли в бюджет явилось скорее исключением, чем правилом. Определенные надежды на улучшение ситуации могут быть связаны с повышением качества бюджетного процесса, который должен затрагивать унитарные предприятия не только как один из источников неналоговых доходов бюджета, но и как получателей бюджетных средств.

2.3. Основные нарушения, возникающие в сфере
финансовых взаимоотношений государственных предприятий с государством

Слабая реализация государством своих правомочий в отношении унитарных предприятий имела своим неизбежным следствием многочисленные нарушения в их деятельности.

Анализ на основе обобщения фактических материалов2, касающихся различных аспектов деятельности ГУП, позволяет выделить ряд типичных нарушений в рассматриваемой сфере. Ниже мы обозначим основные виды выявленных нарушений, сопровождая их конкретными примерами, взятыми из практики функционирования различных государственных предприятий. Прежде всего, мы укажем на те нарушения, которые характерны именно для хозяйствующих субъектов рассматриваемой организационно-правовой формы (в силу особенностей их положения).

1. Занижение величины уставного капитала акционерных обществ, образуемых в результате акционирования государственных предприятий, происходящее вследствие некорректной оценки стоимости принадлежащего предприятию имущества (неполного его учета либо учета по заниженной стоимости). Причинами такого занижения могут быть как несовершенство существующих процедур (в частности, не предусматривающих учета интеллектуальной собственности), так и разного рода нарушения действующего порядка оценки имущества. В результате, при последующей приватизации акций образованных акционерных обществ государство недополучает значительные объемы денежных средств.

Весьма показательным является пример акционирования Московского вертолетного завода (МВЗ) им. М.Л. Миля – крупнейшего разработчика вертолетной техники, за годы своего существования создавшего более 200 базовых моделей военных и гражданских вертолетов марки «Ми». При преобразовании предприятия в акционерное общество в 1992 г. не была инвентаризирована и оценена в стоимостном выражении огромная интеллектуальная собственность, созданная предприятием за счет государственного финансирования. Равным образом, не был решен вопрос о правах государства на результаты интеллектуальной деятельности. В результате при приватизации в 1992–1993 гг. около 50% акций созданного ОАО «МВЗ им. М. Л. Миля» государством было получено приблизительно 230 млн неденоминированных руб., или около 30 тыс. долл. США (для сравнения: стоимость одного вертолета МИ-26 составляет около 8 млн долл. США).

При акционировании в 1992 г. Балахнинского целлюлозно-бумажного комбината – одного из крупнейших специализированных производителей газетной бумаги на территории России – в процессе определения величины уставного капитала создаваемого акционерного общества Госкомимуществом России были допущены грубые нарушения действующего законодательства (в частности, не была проведена полная инвентаризация имущества предприятия). В результате установленная Госкомимуществом России величина уставного капитала АО «Волга» оказалась существенно ниже реальной стоимости принадлежащего ему имущества. При акционировании в 1993 г. одного из крупнейших предприятий металлургического комплекса - Самарского металлургического завода имени В.И. Ленина – основные производственные фонды были оценены по остаточной стоимости и без учета инфляции (в соответствии с действовавшими на тот момент методическими указаниями по оценке стоимости объектов приватизации), что привело к многократному занижению их реальной стоимости. Вследствие этого уставный капитал одного из крупнейших в Европе металлургических заводов был установлен на уровне всего лишь в 2,2 млн долл. США.

Отсутствие должного контроля за процедурой определения величины уставного капитала создаваемых акционерных обществ нередко приводило к тому, что в результате разного рода ошибок (как методических, так и вычислительных) полученная величина оказывалась искаженной. В частности, ошибки, допущенные при расчете величины уставного капитала ОАО «Всероссийский институт легких сплавов», привели к заметному – почти на 10% – ее занижению.

2. Нарушение органами государственной власти принятых решений о составе имущества, передаваемого в уставные фонды создаваемых государственных унитарных предприятий либо акционерных обществ, образуемых при акционировании ГУП.

В результате различных нарушений либо несогласованности решений органов государственной власти уставные фонды государственных предприятий и акционерных обществ, создаваемых на базе ГУП, нередко формируются не в полном объеме. Такая ситуация может привести к скрытой приватизации теряемого имущества. Кроме того, отсутствие в собственности АО либо хозяйственном ведении ГУП необходимого имущества может препятствовать нормальному осуществлению ими хозяйственной деятельности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.