WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

Принцип социальной справедливости является важным основанием устойчивости демократических систем. Во-первых, демократия плохо сочетается со слишком глубоким социальным неравенством, подрывающим основы политической и экономической стабильности данного общества. Во-вторых, глубокое социальное неравенство фактически означает чрезмерную концентрацию ресурсов, причем не только материальных, но и духовных (ограниченность доступа к образованию), что, как отмечалось выше, плохо сочетается с демократическим строем.

Вместе с тем, проблема соотношения социального равенства и стабильности демократии не столь прямолинейна. Связь демократической системы и принципа социальности весьма противоречиво, что наглядно проявляется при анализе взаимоотношений этого принципа с другими правами и конституционными принципами. С экономической точки зрения - это, прежде всего, к правам частной собственности и свободы предпринимательской деятельности.

Не вдаваясь в подробности анализа этой проблемы, отметим наличие здесь ряда противоречий. Наиболее очевидным является, скажем, конфликт между правом частной собственности и системой социальной защиты, который опосредуется принципами организации налоговой системы. Действительно, можно ли осуществлять социальные программы за счет чрезмерного налогового бремени Ведь чрезмерное, а тем более нелегитимное налогообложение является ни чем иным, как покушением на право частной собственности. Другой пример: возможность недофинансирования социальной или правоохранительной деятельности из-за использования соответствующих средств на финансирование социальных программ.

Разумеется, проблема соотношения частной собственности и социальной справедливости не существует применительно к коммунистическим системам. Принципиальное отрицание в них прав частной собственности и предпринимательской деятельности создает формальное основание масштабной перераспределительной деятельности и, по существу, делает бессмысленным само понятие справедливого налогообложения.

Принцип социальности является, безусловно, историческим. Причем дело здесь не сводится к чисто культурному контексту, то есть к тому, что развитые в культурно историческом отношении страны все более расширяют сферы социальной защиты своих граждан. Историзм принципа социальной справедливости подразумевает прежде всего то, что государство может себе позволить решать соответствующие задачи, лишь достигнув определенного уровня своего экономического развития. То есть для обеспечения социальной справедливости необходимо иметь достаточно развитую материально производственную базу. Иначе говоря, необходимо наличие в обществе объема ресурсов, достаточный для перераспределения без чрезмерного изъятия собственности у части общества.

Кроме того, социальный характер современных рыночных систем связан и с тем, что в прошлом они прошли опыт стихийного (или, можно сказать, либерального) развития. На этой фазе формировались также социальные и институциональные ограничения вмешательства власти в экономическую жизнь, гарантий индивидуализма и собственности. Эти принципы сохранились и в дальнейшем, когда в ХХ столетии происходило усиление социальных (или социалистических) начал в функционировании экономики39.

Экономическая история подтверждает этот вывод, что прослеживается, например, по наличию зависимости объемов перераспределения национальных ресурсов (доля бюджета в ВВП) и уровня социально-экономического развития общества (ВНП на душу населения)40. Явное исключение из этих закономерностей являл собой опыт коммунистических стран, но это, как было отмечено выше, естественно следовало из неприятия ими самого права частной собственности. Неудивительно поэтому, что окончание коммунистического режима, восстановление частной собственности как важнейшего конституционного принципа сопровождалось во всех этих странах заметным снижением бюджетной нагрузки в ВНП, приведением ее в соответствие с нормальным трендом, демонстрирующим соотношение душевого ВНП и бюджетной нагрузки в современных рыночных экономиках41.

Наконец, исключительно важным является то положение, что реально принцип социальности может быть реализован только в правовом государстве. То есть в таком государстве, которое не на словах, а на деле может обеспечить формальное равенство граждан и освободить их от чрезмерной перераспределительной активности властей, обеспечить разумное взаимодействие социального начала и неприкосновенности собственности. "Возможно лишь социальное правовое государство, в котором допускается не вредное для правового начала уравнительное социальное регулирование... Здесь решение социальных задач признается невозможным за счет чрезмерного налогообложения, сдерживающего экономический рост"42.

Особым принципом является обеспечение единства территории и, в определенных случаях, федерализм. Вопрос территориальной организации является не только политическим или административным, но имеет глубокие экономические корни. Без него невозможна последовательная реализация принципа свободы предпринимательской деятельности. Ведь единство территориальной организации закладывает основы равенства экономических агентов, создает предпосылки для обеспечения равных условий доступа на рынок и, следовательно, свободной и справедливой конкуренции. Важным моментом здесь является невозможность ограничения законных экономических прав граждан, в том числе и путем создания ограничений на передвижение товаров, со стороны региональных институтов власти. Исключительно важна реализация этого принципа применительно к организации денежной системы данной страны, которая в современных конституциях также обычно входит в сферу конституционного регулирования.

Принцип федерализма создает условия для повышения эффективности функционирования политических и хозяйственных системы крупных или исторически складывавшихся как союзные государств. Прежде всего, это должно проявляться в создании определенных правил организации бюджетного процесса, налоговой системы, управления госсобственностью.

Наконец, особым принципом является ограничение популизма. Этот вопрос является малоизученным с конституционной точки зрения, однако практика посткоммунистических стран показала его принципиальную важность именно с конституционной точки зрения. Как политический, так и экономический популизм подрывает основы стабильности и демократии. Политический популизм отдает приоритет политической целесообразности и воли лидера (вождя) перед правом. Экономический популизм предполагает проведение безответственной денежной и бюджетной политики, ведущей к подрыву денежной и вообще хозяйственной системы. Это ведет не только к экономическому и политическому кризису43, но и к подрыву отношений частной собственности, поскольку инфляция является прежде всего механизмом нелегитимного изъятия накоплений граждан.

Принцип противодействия популизму должен проходить сквозной нитью через различные разделы конституции, имея отношение и к политическому устройству, и к избирательной системе, и к регулированию конкретных экономических проблем. Однако меньше, чем какой-либо другой, этот принцип поддается прямому регулированию, регулированию через декларации и запреты. Здесь важно отстраивать всю систему экономических и политических отношений таким образом, чтобы решения властей были ответственными, ориентировались на решений стратегических задач. И, прежде всего, это связано с принципиальными решениями относительно политической организации данного общества.

Политическая система создает общие рамки для функционирования экономических процессов и определяет возможности и рамки реализации отношений собственности, осуществления той или иной денежно-финансовой политики. Конституция должна формировать такую систему организации государственной власти, которая обеспечивала бы максимально благоприятные условия для эффективного функционирования экономики, создавала бы возможности и механизмы принятия эффективных решений на макро- и микроуровнях (то есть на уровне бюджета и на уровне фирм), ориентировала бы при принятии решений на доминирование стратегических интересов перед краткосрочными. Практическая реализация этих задач на национальном уровне означает создание эффективных механизмов недопущения безответственных решений и популизма.

Проблема противодействия популизму применительно к демократическим режимам приобрела особую остроту в ХХ столетии, что было непосредственным результатом перехода большинства стран к всеобщему избирательному праву. Последнее стало фактором политического бытия (если не моды) и вводилось повсеместно безотносительно к уровню социально-экономического развития той или иной страны. И именно в ХХ столетии, которое демонстрировало наиболее яркие примеры вмешательства государства в хозяйственную жизнь, вмешательство в отношения собственности и безответственный популизм в финансовой политике оборачивались тяжелыми последствиями для экономической эффективности и социальной стабильности.

Опыт показывает, что наиболее стабильной и эффективной с точки зрения ее воздействия на экономику политическая система оказывается тогда, когда она формируется индивидами, примерно равными в социальном и экономическом отношениях44. Понятно, что здесь имеет смысл говорить о равенстве с известной долей условности, поскольку. Как замечал еще Аристотель, "государство не может быть по своей природе до такой степени единым, как того требуют некоторые"45. Однако понимание социального равенства здесь отличается от принципа социальной справедливости, о котором у нас уже шла речь. В данном случае мы имеем в виду не выравнивание всех при помощи определенных политических действий, но наличие принципиального равенства граждан, какое является результатом определенного уровня развития общества и наблюдается в экономически достаточно развитых странах. Именно данный фактор принципиально политически важен для реализации принципа противодействия популизму.

Этот вывод практически тождественен утверждению о том, что обладание собственностью (или реальный доступ к использованию собственности) делает индивида гражданином и включает его в законотворческий процесс. Ограничение доступа собственников к управлению чревато революцией. Формальный доступ к участию в государственном управлении вне зависимости от наличия собственности и, следовательно, заинтересованности в стабильности приводит к власти диктатуру.

Последний тезис требует особых пояснений. Достаточно очевидным из истории нового времени фактом является постепенное движение стран, которые относят сегодня к развитым, к всеобщему избирательному праву. Принцип всеобщего и полного избирательного права был осуществлен в большинстве развитых стран Европы и Северной Америки только в ХХ столетии. На протяжении десятилетий (а в старых демократиях - столетий) активное избирательное право было напрямую связано с обладанием собственностью и (или) способностью платить налоги. То есть участвовать в государственном управлении должны были лишь те, кому было, что терять, и кто вносил свой материальный вклад (через налоговую систему) в организацию общественной жизни. Расширение избирательного права происходило постепенно, по мере роста благосостояния народа и при поэтапном включении в число избирателей все новых и новых социальных групп.

При анализе логики формирования системы всеобщего избирательного права существенно проследить взаимосвязь этого процесса с социально-экономическим развитием той или иной страны. Уровень этого развития принято измерять величиной валового продукта на душу населения, поскольку этот интегральный показатель отражает не только чисто экономические, но и определенные социальные аспекты жизнедеятельности данного общества. Определенным уровням ВНП на душу населения соответствуют и такие показатели, как соотношение городского и сельского населения, соотношение продукции промышленности и сельского хозяйства, уровень грамотности, а также степень развитости демократических институтов46. Переход к всеобщему избирательному праву в развитых странах произошел на уровне примерно 4-5 тыс. долларов (в долларах 1990 года) ВНП на душу населения47, причем это были уже страны с преобладанием городского населения и приближающиеся к 100-процентной грамотности. До того в этих странах существовали высокие, хотя и постепенно снижающиеся, имущественный (собственность или размер уплачиваемого налога), возрастной и образовательный (грамотность) цензы для обладания активным избирательным правом.

Разумеется, были и попытки прорыва за рамки этой социально-экономической логики. Обычно они были связаны с великими революциями. Наиболее известные примеры связаны с опытом двух великих революций - французской революции конца XVIII века и российской революции начала ХХ. Несмотря на более чем вековой временной разрыв, это были страны, вполне сопоставимые по уровню своего развития: ВНП на душу населения составлял примерно 1200 долларов (1990 года) во Франции и 1400 в России, 2/3 населения проживало в деревне, значительно более половины было неграмотно. Якобинцы ввели всеобщее избирательное право во Франции в 1793 году, однако вскоре после их падения оно было отменено. Большевики резко расширили границы избирательного права за счет малоимущих и лишенных собственности (формально всеобщее избирательное право было введено в 1936 году), однако превратили его (это право) в фикцию, установив режим тоталитарной диктатуры.

Опыт СССР является весьма показательным. Фактически он был повторен и подтвержден позднее многими другими странами, пытавшимися ввести всеобщее избирательное право при сохранении глубоких социальных различий или при ограничении избирательных прав имущих классов. Практика показывает, что в таком случае на протяжении достаточно короткого периода времени происходит или отказ от принципа всеобщего избирательного права, или установление диктаторского режима при формальном его сохранении. И это совершенно естественно, поскольку доминирующее в таком обществе большинство не-собственников (равно как и многомиллионные неграмотные крестьянские массы) не имеют жестких материальных стимулов участвовать в управлении государством. Участвовать хотя бы для того, чтобы не допустить опасных для их благосостояния действий власти. Диктатура же в такой ситуации может сыграть двоякую роль: или пойти по пути популистских экспериментов, или встать на путь реализации жесткой, аптипопулистской политики, необходимой для страны, но которая никогда бы не была избрана путем волеизъявления широких масс не-собственников.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.