WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 20 |

Прежде всего очевидно отсутствие прямой связи между демократическим режимом и темпом экономического роста. Даже поверхностный взгляд на практику ХХ столетия свидетельствует, что высокие темпы роста (ВНП и ВНП на душу населения) демонстрировали страны как с демократическими, так и с авторитарными режимами. Более того, большинство стран, которые успешно решали проблемы сближения уровней экономического развития с передовыми государствами мира, характеризовались как раз недемократическими политическими системами. Нельзя также сказать, что для демократических стран характерна большая устойчивость экономического роста - некоторые авторитарные режимы ХХ века также демонстрировали устойчивые высокие темпы на протяжении десятилетий. Так что факторы быстрого роста находятся отнюдь не в политической сфере17.

Более очевидна и естественна связь между уже достигнутым уровнем социально-экономического развития и наличием демократической конституции. Действительно, подавляющее большинство высокоразвитых стран мира являются политическими демократиями, причем связь между политическим режимом и экономикой носит, по-видимому, двусторонний характер. Политическая стабильность, присущая развитой демократии, не только поддерживает относительную устойчивость экономического роста, но и создает базовые предпосылки для более гибкой адаптации экономической системы данной страны к вызовам времени18.

Вывод о наличии устойчивой связи между высоким уровнем экономического развития и демократией не является очевидным и всевременным. Скажем, большинство политических философов XVIII столетия было убеждено в том, что наиболее развитыми и экономически благополучными странами являются монархии, тогда как наиболее бедные страны имеют республиканскую (или демократическую) форму правления. Это было достаточно очевидно, когда анализ базировался на опыте аграрных стран, причем в распоряжении исследователей другого опыта просто не существовало.

Оценка взаимосвязи демократии и уровня экономического развития начинает меняться только в конце ХХ столетия, что было связано с быстрым ростом мощи индустриальных стран, многие из которых имели политическую форму ограниченных монархий, а некоторые даже стали республиками. Впрочем, этот вывод имел весьма относительное значение, что было связано с кризисом демократической системы в первой трети нынешнего века, когда казалось, что рыночные демократии потерпели сокрушительной поражение, а авторитарные режимы (в первую очередь сталинский СССР и гитлеровская Германия) демонстрировали высокие темпы экономического роста и способность решать социальные проблемы (прежде всего ликвидировать безработицу). И лишь после второй мировой войны взаимосвязь демократии и уровня социально-экономического развития стала все чаще появляться среди выводов исследователей.

В современной литературе вывод о взаимосвязи уровня развития и политического режима был наиболее четко и последовательно обоснован С.М.Липсетом к конце 50-х годов19. В дальнейшем типичным для большинства исследователей становится утверждение, что "уровень экономического развития оказывает выдающееся влияние на политическую демократию", а "ВНП является главным объясняющим фактором"20.

Связь между уровнем социально-экономического развития и демократией обусловлена комплексом факторов, необходимых для устойчивого функционирования демократического режима. Хотя вокруг этого вопроса ведутся разнообразные дискуссии, достаточно общим можно считаться вывод о том, что предпосылками существования и воспроизводства демократической системы являются "достаточно высокий уровень экономического развития, сильный средний класс, традиции терпимости и уважения к личности, наличие независимых общественных групп и институтов, рыночная экономика, а также готовность существующих элит делиться властью"21. Этот перечень является довольно общим, хотя его отличает и некоторая логическая несоподчиненность и неравнозначность перечисляемых факторов. В частности, "достаточно высокий уровень экономического развития" предопределяет во многом и развитие среднего класса, и наличие независимых общественных групп.

Кроме того, и это главное, данный подход является по существу своему статичным, не давая ответа на вопрос о факторах, обусловливающих процессы демократизации. Между тем именно такая, динамичная постановка проблемы является наиболее интересной и актуальной. По сути дела, речь идет об анализе взаимосвязи между процессами демократизации и экономическим ростом. Или, иными словами, о влиянии уровня социально-экономического развития страны на осуществление или неосуществление в ней процессов демократизации.

Многие исследователи отвечают на этот вопрос положительно. То есть речь идет о том, что при достижении определенного экономического (социально-экономического) уровня в данной стране формируются предпосылки к началу процессов демократизации политической системы. Показаны и механизмы такого влияния. В принципе таких механизмов два.

Во-первых, связанные с теми или иными факторами существенные изменения в экономической динамике стран с недемократическими политическими системами. Экономический кризис (например, связанный со скачком цен на нефть) приводит к резкому торможению роста, что подрывает общественный договор между авторитарным правительством и населением ("быстрый рост в обмен на ограничение политического участия"). Или, напротив, резкое ускорение роста ведущее к резким сдвигам в социальной и экономической структуре страны, дестабилизирующим существующую систему власти22.

Во-вторых, сам по себе более высокий уровень экономического развития даже без резкого изменения его темпа обусловливает качественные, а не только количественные, изменения в структуре данного общества. То есть рост национальной богатства и индустриализации ведет к росту урбанизации, а потому и к росту образования, культуры людей, развитие коммуникационных процессов23, обусловливает усиление влияния мирового политического опыта на взгляды и позиции широких слоев населения, значительные отряды которого формируют теперь национальный "средний класс".

Но тогда возникает следующий вопрос: существует ли индикатор, который свидетельствовал бы о политической зрелости данной страны, о наличие в ней предпосылок, делающих демократизаций по крайней мере вероятной И хотя большинство авторов утверждает, что не может быть какого-то показателя, достижение которого делало бы демократизацию абсолютно неизбежной и гарантировало бы поражение авторитаризма, все эти выводы не отменяют возможности выявления некоторого универсального показателя, отражающего уровень социально-экономического развития и одновременно позволяющего делать выводы относительной политических перспектив данного режима.

Очевидно, что таким показателем прежде всего может быть ВНП на душу населения. Этот индикатор подробно анализируется многими авторами, показывающими наличие связи между уровнем ВНП на душу населения и процессами демократизации в данной стране. Наиболее подробно эти вопросы были рассмотрены С.Хантингтоном применительно к "третьей волне" демократизации, то есть к современному периоду.

Его рассуждения основаны на том очевидном тезисе, согласно которому сам по себе факт существования "корреляции между богатством и демократией предполагает, что демократия должна возникать преимущественно в странах со средним уровнем экономического развития. В бедных странах демократизация маловероятна; в богатых она уже существует"24. И в качестве индикатора, в наиболее общем виде характеризующим готовность воспринять демократию С.Хантингтон использует показатель ВНП на душу населения. Определенный уровень этого показателя задает "зону перехода", которая, по мнению данного автора, составляет 1000-3000 долларов США (в ценах 1976).

Этот вывод включает, впрочем, одно исключение структурного характера. Приведенный вывод не распространяется на страны, живущие преимущественно за счет нефтяных доходов. Это очень важное положение, поскольку оно высвечивает один из основных механизмов взаимодействия уровня экономического развития и политического режима. Речь идет о налоговой системе как базе существования любого государства. В более развитом обществе более развитой, диверсифицированной является и налоговая система, все больше стабильность системы начинает зависеть от готовности населения платить налоги. Диверсифицированность налоговой системы означает все меньшую возможность прямого бюрократического (полицейского) контроля за уплатой налогов всех видов и, следовательно, все большую готовность населения воспринимать себя как налогоплательщика, имеющего договор с властью, а не как подданного, выполняющего повинность перед режимом. Когда же в госбюджете доминируют нефтяные (или иные связанные с сырьевым экспортом) доходы, налоговая система оказывается весьма простой и не требующей общественного одобрения - власть просто может сосредоточить внимание на одном источнике дохода и фактически игнорировать остальные. "Нефтяные доходы... усиливают власть государственной бюрократии и, поскольку они сокращают или вовсе отменяют потребность в налогах, они также сокращают потребность правительства в получении одобрения налогов со стороны подданных"25. Разумеется, в результате происходит углубления разрыва между бюрократией и обществом, но стабильности режима это может и не вредить. Ведь "чем ниже уровень налогов, тем меньше у населения причин требовать представительства. "Тезис "нет налогов без представительства" являлся политическим лозунгом, тогда как тезис "нет представительства без налогов" отражает политические реалии"26. Другое дело, что кризис бюджета, основанного на подобного рода ресурсах, может привести к краху всей системы, которая перестает выполнять свои обязательства перед населением.

Помимо корреляции демократии с ВНП на душу населения ряд исследователей предпринимали и другие попытки выявления социально-экономического индикатора, уровень которого позволял бы ожидать сдвигов конституционного (политического) характера. Исследования были проведены с использованием "индекса человеческого развития" ООН, который включал в себя свод как экономических, так и социально-культурных параметров. Корреляция оказалась существенной (0,71)27, причем превышающей корреляцию с ВНП на душу населения. Это было понятно, поскольку, как писал автор исследования, уровень человеческого развития "является интегрированным показателем, отражающим разнообразные аспекты человеческого развития и благосостояния, которые весьма близко ассоциируются с демократией" тогда как "душевой национальный доход является лишь одной из переменных, которая может надежно и устойчиво предсказывать уровень демократии".

Впрочем, при всех преимуществах индекса человеческого развития он имеет важный недостаток по сравнению с душевым ВВП. Индекс ООН разрабатывается лишь изредка и его можно использовать только в сугубо ограниченных временных рамках. Кроме того, вопрос о методике его формирования остается по крайней мере спорным, и она (методика) вряд ли может оставаться неизменной на протяжении длительного времени. Тогда как среднедушевой ВВП является ежегодным индикатором с уже достаточно отработанной методикой приведения его к сопоставимому виду. Да и упрек в том, что этот показатель отражает только одну сторону общественного развития, представляется несправедливым: среднедушевой ВВП является интегральным показателем, фактически включающим в себя уровень не только экономического, но и социального (и вообще "человеческого") развития.

Наконец, в литературе существуют попытки построения искусственных индикаторов, которые бы наиболее полно и последовательно содержали бы в себе социально-экономические характеристики (параметры), существенные с точки зрения перспектив развития демократических процессов. Один из примеров подробного и разностороннего анализа при построении такого индекса содержится в работах Т.Ванханена28, который кладет в основу своего индекса такие характеристики, как соотношение городского и сельского населения, степень диверсификации собственности, грамотность населения и уровень развития высшего образования.

При всей искусственности формируемого на основе всех этих данных индекса этого индекса, сам предложенный подход имеет важную методологическую характеристику. Автор утверждает, что ключевым фактором демократизации является углубление диверсификации контроля за редкими ресурсами - как материальными (прежде всего, собственностью), так и духовными (отсюда особая роль фактора образования). Тем самым повышение уровня диверсификации контроля становится важнейшим фактором, сигнализирующем о приближении краха авторитарной (тоталитарной) системы29. Развивая эту мысль, М.Олсон писал: "Если данная теория верна, тогда верными являются и исследования, согласно которым демократия возникает в определенных исторических условиях и таком при распределении ресурсов, которое делает невозможным для какого-то одного лидера или группы присвоить власть"30.

Таким образом, современные исследования достаточно убедительно показывают связь демократизации с определенным уровнем социально-экономического развития данной страны. А диверсификация контроля за ресурсами, возникающая и усиливающаяся по мере социально-экономического развития данной страны, формирует реальный механизм, который обеспечивает трансформацию уровня экономического развития в новую политическую форму, какой является демократическая конституция.

Эволюция конституционного освещения социально-экономических проблем.

Социально-экономические сюжеты, органически входящие в большинство современных конституций, являются, однако, сравнительно новым приобретением теории и практики конституционализма. В конституциях, сохранившихся с ранних этапов Нового времени, эти темы не рассматриваются вовсе или упоминаются мимоходом, не выходя за рамки декларации неприкосновенности собственности. Типичным в этом отношении примером является конституция Соединенных Штатов31. Первоначально конституция рассматривалась как документ, определяющий характер взаимоотношений государства и общества по поводу организации и функционирования власти.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.