WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Приложение 5
Обзор денежно-кредитной политики в странах с переходной экономикой

Настоящий обзор посвящен рассмотрению типов денежно-кредитной политики, которая проводится в странах Центральной и Восточной Европы, осуществляющих переход к рыночной экономике. Рассматривается ряд стран, достаточно полно отражающих спектр способов денежно-кредитного регулирования. Определяющей чертой режима монетарной политики являются ее цели как конечные, так и промежуточные, если такие имеются. В частности, объектом исследования являются страны, в которых осуществляется таргетирование обменного курса как в наиболее жестком варианте (currency board), так и в более мягком, допускающем колебания обменного курса в определенных границах. Также рассматриваются страны, в которых денежно-кредитная политика строится на регулировании уровня денежного предложения (таргетировании определенных денежных агрегатов) и страны, перешедшие к режиму прямого таргетирования инфляции. При рассмотрении стран, таргетирующих обменный курс национальной валюты, следует заметить, что курсовая политика не устанавливается раз и навсегда и режим фиксированного/плавающего курса применяется в зависимости от конкретных целей. Так, когда ряд стран переходил от фиксированного курса к плавающему, другие страны осуществляли переход прямо обратный. К первым относятся, например, Чехия и Польша, в качестве обратного примера можно привести Болгарию, которая перешла от плавающего курса к наиболее жесткой форме фиксации – currency board. К странам, избравшим currency board, относятся также Босния и Герцеговина, Эстония и Литва. После валютных кризисов 90-х годов наибольшее распространение получил взгляд на то, что режим обменного курса имеет право на существование только в своих крайних выражениях: либо свободное плавание, либо currency board1. Ряд экономистов считает, что режим плавающего курса обладает очевидными преимуществами, а currency board целесообразно использовать только в качестве временной меры для снижения инфляции2, другие полагают currency board единственной приемлемой формой организации денежно-кредитной политики в развивающихся странах и странах с переходной экономикой3. Вместе с тем ряд исследователей продолжает считать, что режимы денежной политики и обменного курса промежуточного характера все же имеют право на существование4. Несмотря на то, что число стран, использующих промежуточные способы таргетирования обменного курса, сократилось, все же в ряде стран, в частности в Венгрии, с успехом применялась и продолжает применяться политика узкого валютного коридора.

Таргетирование денежных агрегатов в настоящее время становится все менее и менее популярным, что связано, в первую очередь, с малопредсказуемыми изменениями скорости обращения денег, причем это касается не только стран с переходной экономикой, но и развитых стран. Данное обстоятельство обессмысливает использование денежных агрегатов в качестве промежуточной цели денежно-кредитной политики, поскольку достижение ценовой стабильности как конечной цели ставится под вопрос. Существуют и другие аргументы против режима, основанного на регулировании денежного предложения. Среди них можно упомянуть сомнения в способности центрального банка контролировать широкие денежные агрегаты, если они используются в качестве целевого ориентира, а также слабая информативная значимость денежных параметров для экономических агентов5. Определенные успехи ряда стран по реализации стабилизационных программ, основанных на таргетировании денежных агрегатов, связывают с тем, что реальная политика строилась совсем на других принципах, чем провозглашенная6. В данной связи можно вспомнить опыт России в 1999—2000 г., где инфляция снижалась запланированными темпами, в то время как наблюдались серьезные отклонения от заданных ориентиров значений денежного агрегата М2, обозначенного в качестве промежуточной цели. В настоящее время подобная политика применяется, в основном, странами, которые можно отнести к аутсайдерам процесса перехода к современной экономике. Это касается Албании, Югославии и Румынии. Исключением является Словения, которая в качестве промежуточной цели своей денежно-кредитной политики установила денежный агрегат М3, и экономическое положение которой можно считать одним из лучших среди стран с переходной экономикой.

Разочарование в режимах денежно-кредитной политики, использующих в качестве промежуточных целей обменный курс и объем денежного предложения, привело к поискам новых форм политики, которые отличались бы большей гибкостью и позволяли бы денежным властям использовать находящиеся в их распоряжении инструменты более адекватно складывающимся обстоятельствам. Подобной формой организации денежно-кредитной политики в 90-х годах стало таргетирование инфляции7, т.е. установление количественно определенных целевых значений инфляции. Таргетирование инфляции требует соблюдения ряда принципов. Основными из них являются: 1) публичное провозглашение среднесрочных количественно определенных плановых показателей инфляции; 2) институциональное соглашение относительно ценовой стабильности как основной долгосрочной цели денежно-кредитной политики; 3) стратегия, опирающаяся на широкую информацию с пониженным вниманием к промежуточным целям; 4) высокая транспарентность монетарной политики (оповещение общественности и рынков о целях и планах денежных властей); 5) повышенная ответственность регулирующих органов за достижение плановых показателей.

Необходимо подчеркнуть, что инфляционное таргетирование не сводится к простому установлению количественных параметров инфляции на год вперед, как это обычно бывает в странах с переходной экономикой. Такая стратегия денежной политики не может быть названа инфляционным таргетированием: чтобы быть состоятельной в течение среднесрочного периода она требует соблюдения остальных четырех принципов8. Первыми политику инфляционного таргетирования стали использовать такие развитые страны, как Новая Зеландия, Австралия, Великобритания, Канада, Швеция, Испания. В настоящее время число стран, установивших режим таргетирования инфляции, достигает нескольких десятков. Среди стран с переходной экономикой к ним относятся Чехия и Польша.

Ряд стран, например Словакия, проводит эклектичную политику либо без эксплицитно обозначенного номинального якоря, либо таргетируя сразу несколько макроэкономических показателей. Отдельные страны, как будет показано в дальнейшем, публично провозглашая политику номинального якоря, в действительности проводят эклектичную политику. Существует ряд работ, в которых приводятся аргументы в пользу такого рода «гибридной» политики9.

Разнообразные режимы денежно-кредитной политики продемонстрировали свои успехи и неудачи. Пример пятерки наиболее успешных стран (CEEC5) – Эстонии, Словении, Венгрии, Чехии и Польши – готовящихся к вступлению в Евросоюз и проводящих различную денежную политику, оставляет открытым вопрос оптимального режима денежно-кредитной политики для стран с переходной экономикой. В этом смысле показателен подзаголовок одной из работ специалистов МВФ, рассматривающих данную проблему – Vive la difference (Да здравствует разнообразие)10. На теоретическом уровне также отсутствует какое-либо подобие консенсуса, хотя прослеживается определенная тенденция в пользу ограниченно дискреционной политики, какой является таргетирование инфляции. Настоящий обзор не ставит своей задачей дать готовое решение существующей проблемы и ограничивается описанием процессов, происходящих в сфере денежно-кредитной политики отдельных стран с переходной экономикой.

Режим Сurrency Board

Болгария

История вопроса. После ряда безуспешных попыток финансовой стабилизации, предпринимаемых с 1991 г., в 1996 г. Болгария вошла в полосу острого экономическим кризиса11. Субсидии убыточным государственным предприятиям, безответственная кредитная политика коммерческих банков, финансирование Национальным банком дефицита государственного бюджета и банковской системы вылились зимой 1996-1997 гг. в девальвацию болгарского лева по отношению ко всем основным валютам (в феврале 1997 г. более чем в 3 раза по отношению к доллару США). Экономика вошла в гиперинфляционную спираль (в феврале 1997 г. ИПЦ составил 243%). Контроль центрального банка над состоянием денежного обращения был утерян. Кризис экономический сопровождался кризисом политическим. В феврале 1997 г. было назначено новое Правительство, которое объявило о начале радикальных преобразований. Было принято решение, поддержанное МВФ, о введении режима currency board. Формально новый режим был введен с 01.07.1997 г. законом о Национальном банке Болгарии

Организационная структура. В качестве якорной валюты была избрана немецкая марка, а обменный курс был зафиксирован на уровне 1000 левов/1 немецкая марка (после деноминации в 1999 г. официальный курс был зафиксирован на уровне 1 лев/немецкая марка). C 05.07.1999 г. в качестве якоря используется евро. В соответствии с законом о Национальном банке Болгарии центральный банк взял на себя обязательство осуществлять сделки по купле/продаже якорной валюты по цене, отклоняющейся от официально установленного курса не более, чем на 0,5%.

Определить режим денежно-кредитной политики Болгарии как currency board, помимо фиксированного обменного курса, позволяет полное покрытие денежной базы валютными резервами. Как определено законом о Национальном банке, совокупность его денежных обязательств не должна превышать стоимости валютных резервов, рассчитанной в левах по официальному обменному курсу.

Одной из особенностей денежно-кредитной политики в Болгарии, отличающей ее от классического currency board, является ограниченная способность Национального банка выступать в качестве кредитора последней руки по отношению к коммерческим банкам. Возможности по кредитованию ограничены величиной превышения валютных резервов над обязательствами центрального банка. Финансирование государственного бюджета запрещено законом о Национальном банке. Еще одной чертой, унаследованной денежно-кредитной системой Болгарии от системы с классическим центральным банком и отличающей ее от ортодоксального currency board, является право Национального банка определять нормативы резервирования по обязательствам коммерческих банков. Применялось это право с момента введения currency board всего один раз, когда 03.07.2000 норма резервирования была снижена с 11% до 8%. Национальный банк в рамках осуществления банковского надзора устанавливает также и другие нормативы.

Таким образом, денежно-кредитная политика Болгарии подразумевает большую гибкость по сравнению с классическими правилами построения currency board. Вместе с тем основные параметры, свойственные режиму currency board, выдерживаются: это жесткое обязательство по поддержанию курса национальной валюты, подкрепленное более чем 100% покрытием денежной базы валютными резервами, и законодательный запрет на кредитование государственного бюджета.

Экономические результаты12. Несомненным успехом внедрения currency board можно считать практически мгновенное стабилизирующее воздействие на ряд макроэкономических показателей. Обменный курс устойчив по определению. Уровень инфляции радикально снизился сразу после провозглашения реформ. Если в феврале 1997 г. индекс потребительских цен составил 242,7%, то уже к апрелю он имел отрицательное значение (–0,7%) и в дальнейшем оставался на относительно низком уровне.

По итогам 1998 г. ИПЦ составил 1,0%, в 1999 г. – 6,2%. Валютные резервы (без учетов заимствований у МВФ) устойчиво росли с 298 млн долларов США в марте 1997 г. до 1970 млн долларов в декабре 1999 г. Несмотря на отрицательное сальдо торгового баланса и платежного баланса по счету текущих операций (-380,7 млн долларов и –61,4 млн долларов в 1998 г., –1064,0 млн долларов и –659,1 млн долларов в 1999 г., соответственно), происходил рост валютных резервов. Дефицит во многом был покрыт притоком инвестиций в болгарскую экономику, отчасти вызванным реализацией правительственной приватизационной программы. Стоит отметить, что типичная для переходных экономик проблема реального удорожания национальной валюты, отрицательно влияющая на конкурентоспособность отечественных товаров, пока практически не затронула Болгарию по причине падения курса немецкой марки и евро по отношению к доллару США, на который приходится до 75% внешнеэкономических расчетов. Дефицит счета текущих операций считается одной из наиболее серьезных угроз для экономики Болгарии, а сама структура currency board не позволяет денежным властям активно влиять на состояние текущего счета посредством девальвации национальной валюты. Отсюда возникают опасения в части увеличения зависимости страны от международных финансовых организаций, которые подкрепляются уже существующим значительным внешним долгом (81,3% ВВП на конец 1999 г.).

Что касается окончательных выводов относительно currency board, то, естественно, прошло еще недостаточно времени, чтобы их делать. Однако денежные власти Болгарии не собираются ставить вопрос об отмене данного режима в обозримом будущем. Однако успехи в финансовой стабилизации после нескольких лет безуспешных реформ достаточно впечатляют13. Экономический рост в реальном выражении по данным МВФ и Правительства Болгарии составил в 1998 г. – 3,5%, 1999 г. – 2,4%, в 2000 г. ожидается 4,5%, в 2001 планируется 5%. Вместе с тем надо учесть, что в процессе трансформации болгарская экономика пережила глубокое падение и уровень 1989 г. еще не восстановлен. Болгарии еще предстоят серьезные структурные реформы для повышения производительности труда и темпов экономического роста, что, конечно, во многом лежит за рамками денежной политики.

Эстония

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.