WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

9. Приватизация и другие хозяйственные реформы, которые не сопровождаются формированием институциональных барьеров, ограничивающих хозяйственное влияние мощных социально-политических группировок, вызывают ряд неблагоприятных экономических эффектов и, в частности, могут повлечь за собой постепенное «обескровливание» некоторых приватизированных предприятий. Вместе с тем, отсутствие подобных барьеров и недостаточно действенная система инфорсмента контрактных прав и прав собственности может способствовать укреплению различных частных криминальных («мафиозных») структур, осуществляющих столь необходимые функции – реализацию контрактных прав и действенную защиту собственности. Данные группировки, по сути, замещают отсутствующие или функционирующие неэффективно структуры, относящиеся к централизованному государственному инфорсменту.

10. Особое значение имеет реальный спрос на те или иные институты, точнее, наличие экономических агентов, готовых не только предъявить соответствующий спрос, но и обеспечить политическую поддержку развития необходимых им институтов.

Так, применительно к проблеме защиты прав собственности и конкуренции в России (и не только) вполне обоснованным выглядит подход, согласно которому низкий уровень защиты прав собственности обусловлен как минимум двумя причинами63. Во-первых, возникшее (в том числе по итогам приватизации) и усилившееся в 90-е гг. имущественное и политическое неравенство при слабом государстве обусловило минимальный спрос на создание «хороших» государственных институтов, так как наиболее состоятельные экономические агенты использовали альтернативный путь – инвестировали ресурсы в создание собственных защитных механизмов (службы безопасности, связи с федеральными и региональными чиновниками и судами, финансирование политических деятелей и другие механизмы, впоследствии получившие название «административного ресурса»).

Во-вторых, низкий уровень защиты прав собственности был и в значительной степени остается и в 2000-е гг. выгодным для многих экономических агентов, так как создает благоприятные условия для дальнейшего перераспределения (передела) собственности. Тем не менее с 2002 г. отмечается рост интереса к тем экономическим институтам, которые не связаны с отдельной социальной группой, т.е. призваны обеспечивать защиту интересов всех экономических агентов (практически всеобщая поддержка реформы государственного аппарата, идеи независимости судов и др.). Очевидно, что такой интерес не возникает сам по себе – можно предположить, что на определенном этапе издержки взаимодействия крупнейших российских корпораций с бюрократией (в рамках указанного альтернативного механизма защиты своих интересов) стали неоправданно высоки, что и потребовало пересмотра системы защитных механизмов.

Возможно, в таком контексте (помимо политического, имеющего, видимо, самостоятельное значение) следует рассматривать и дело «ЮКОС»/МФО «Менатеп» лета 2003 г. Очевидно, что вывод всей схемы владений из тени (о налоговых и финансовых схемах речь в данном случае не идет) означает в том числе и уменьшение потребности в специфических доверительных отношениях с бюрократией. Соответственно, наиболее полно (по сравнению с другими) легализовавшая свою структуру, акционеров и бенефициаров компания стала и первой жертвой такой легализации, что само по себе является уроком для других. В то же время не стоит забывать о том, кто, собственно, культивировал такие «доверительные» отношения на протяжении всех лет российских реформ (на федеральном и региональном уровнях, при приватизации на всех ее этапах, создании пирамиды ГКО в 1993–1998 гг., в кредитно-финансовой сфере и банковском секторе, во внешнеэкономической сфере и т.д.). «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом». При этом очень показательным критерием для оценки перспектив формирования реального спроса на независимые институты является почти нулевая поддержка (защита) «ЮКОСа» со стороны других крупнейших групп (предпринимателей).

Нельзя, тем не менее, не указать и иную возможную интерпретацию возросшего спроса на «независимые» институты. Как, например, выразился президент «Сибнефти» Е. Швидлер, в ходе развития нефтяных компаний каждая получила свою долю административного ресурса, и именно это определяет истинную конкуренцию на нефтяном рынке64. Следует заметить, что по оригинальной версии, предложенной в том же источнике, стандартизация и массовость процедур применения «административного ресурса» в 2002 г. привели как к удешевлению его использования, так и к тому, что противоборствующие стороны используют одинаковые методы (равновесные фигуры поддержки) и чаще всего уже не в состоянии довести дело до победы одной из сторон. В этой ситуации затраты, сопутствующие корпоративному конфликту, становятся сопоставимы с реальной стоимостью активов, и цивилизованные переговоры становятся более экономичными. Это, в свою очередь, требует и большей защищенности прав собственности участников сделки, и большей прозрачности экономических агентов (в том числе в отношении реальных собственников российских компаний).

При этом выбор между теми или иными институтами прямо связан со сравнительной затратностью их использования. Пожалуй, наилучшим примером является сравнение в данном контексте института банкротства и рынка корпоративных ценных бумаг. Фактически возбуждение процедуры банкротства в 1998–2002 гг. стало низкозатратной (при наличии потенциального сговора арбитражного управляющего с кредиторами, арбитражными судьями и чиновниками ФСФО) альтернативой враждебному поглощению посредством скупки акций на вторичном рынке. В этой связи интересно предположение о том, что существует прямая связь между вступлением в силу в 1998 г. закона «О несостоятельности (банкротстве)» и низким уровнем сопротивления российского фондового рынка в 1998–2000 гг.65 Существенно при этом, что закон «Об акционерных обществах» содержит многочисленные легальные возможности для эффективного отражения корпоративного агрессора в рамках корпоративного права, тогда как действовавшая в 1998–2002 гг. процедура банкротства при должной организации была для агрессора почти беспроигрышной.


1 Термин используется в наиболее узком и строгом смысле – как система взаимоотношений различных групп акционеров и менеджеров корпорации, имеющая своей целью защиту финансовых интересов акционеров (как части финансовых инвесторов) от оппортунистического поведения менеджеров. Такая группа финансовых инвесторов, как кредиторы, не рассматривается, равно как и более широкая проблема «со-участников» (stakeholders) корпорации. Очевидно, что в условиях России смысловые акценты проблемы видоизменены с учетом особенностей систем корпоративного контроля. См. также: Radygin A., Shmeleva N. Main Corporate Governance Mechanisms and Their Specific Features in Russia. In: The Economics of Russian Transition. Ed. by Y.Gaidar. Foreword by S.Fischer. The MIT Press, Cambridge, Massachusetts, 2003. Chapter 15. Р. 461–510.

2 Gregory H. The globalisation of corporate governance. Weil, Gotshal and Manges LLP, 2001.

3 Принципы корпоративного управления ОЭСР. ОЭСР, 1999.

4 Stiglitz J. Whither Reform Ten Years of Transition. World Bank Annual Conference on Development Economics. Washington, D.C., April 28–30, 1999.

5 Transition report 1999. Ten years of transition. EBRD, 1999. Р. 9.

6 В этой связи невредно вспомнить о кампании 1993–1998 гг. по созданию «финансово-промышленных групп» как панацеи для российской экономики. Кризис 1998 г. разрушил этот миф, хотя монографии с апологией этих структур выходят до сих пор.

7 См. работы С.Аукуционека, М.Афанасьева, И.Беликова, Д.Васильева, Т.Долгопятовой, Б.Кузнецова, Р.Капелюшникова, А.Клепача, П.Кузнецова, Г.Мальгинова, Я.Миркина, А.Муравьева, А.Радыгина, Ю.Симачева, И.Храбровой, Р.Энтова, А.Яковлева и др.

8 См.: Prentice D., Holland P. Contemporary Issues in Corporate Governance. Oxford, Clarendon Press, 1993; Monks R., Minow N. Corporate Governance. Blackwell, 1995; Turnbull Sh. Corporate Governance: Its scope, concerns & theories. In: Corporate Governance: An International Review, Blackwood, Oxford, 1997. Vol. 5. № 4. P. 180–205; Charkham J., Simpson A. Fair Shares: The Future of Shareholder Power and Responsibility, Oxford Univ Press, 1999 и др.

9 La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A., Vishny R. Investor Protection and Corporate Governance, mimeo, 1998. Р. 1–39.

10 Клейнер Г. Разорванный мир // Эксперт, 2002. № 3. С. 58.

11 Уже в 1924 г. Т.Веблен констатировал переход контроля от собственников к менеджерам-инженерам (Veblen Th. Engineers and the Price System. NY, Viking, 1924). В 1926 г. Дж. М. Кейнс отмечал, что в процессе роста крупного института наступает момент, когда собственники капитала (т.е. акционеры) почти полностью отделяются от менеджмента (Keynes J. Essays in Persuasion. NY, Norton, 1963). А.Берли и Г.Минз дали классическое описание проблем разделения (распыления) собственности и перехода контроля к менеджерам (Berle A., Means G. The Modern Corporation and Private Property. NY, MacMillan, 1932). В 1960–1990-х гг. агентские проблемы подробно анализировались в работах O.Williamson, W.Baumol, E.Fama, M.Jensen,W.Meckling, S.Grossman, O.Hart, A.Shleifer и др.

12 См.: Радыгин А., Сидоров И. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества // Вопросы экономики, 2000. № 5. С. 45–61. Важно принять во внимание и имеющую место тенденцию к юридическому оформлению «закрытия» открытых акционерных обществ, создававшихся в ходе массовой приватизации 1992–1994 гг. и позднее.

13 Семинар «Корпоративное управление в России». М., РЕЦЭП, 17 мая 2001 г.

14 Долгопятова Т. Модели и механизмы корпоративного контроля в российской промышленности (опыт эмпирического исследования) // Вопросы экономики, 2001. № 5. С. 48. В указанной работе речь шла о совмещении функций только в контексте увеличения доли собственности инсайдеров (прежних директоров). Проблема, безусловно, шире.

15 Существует ряд эмпирических исследований, позволяющих говорить о сравнительной эффективности инсайдеровской модели с доминированием собственности менеджеров.

16 Соответственно, большое значение приобретает анализ мультипликативного эффекта, когда контрольные функции менеджера-акционера резко возрастают при наличии «спящих» партнеров. Этот эффект усиления контроля значим и для определенного состава совета директоров. Так, в 2000 г., по некоторым оценкам, 10–15% акционеров РАО «Газпром» могли быть отнесены к категории «спящих», никак не реагировавших на внутрикорпоративные события (хотя пример, безусловно, не типичен).

17 В терминологии Andreff W. Le controle des entreprises privatisees dans les economies en transition. Une approche theorique // Revue Economique, 1995. Vol. 46. № 3.

18 Множественное толкование понятий «инсайдер» и «аутсайдер» в литературе предполагает следующие варианты: (а) как внутренние (работники, менеджеры) и внешние (банки, фонды, другие корпорации) инвесторы корпорации; (б) с точки зрения вовлеченности в систему межкорпоративных владений (в холдингах или при перекрестной схеме владения); (в) с точки зрения степени распыленности владения (инсайдеры как крупные контролирующие акционеры и аутсайдеры как мелкие портфельные акционеры); (г) как «внутренние исполнительные» и «независимые» директора в составе унитарного или двухпалатного органа управления. Некоторые исследователи российского законодательства относят к «инсайдерам» всех членов совета директоров, членов коллегиального исполнительного органа общества, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, и крупных акционеров, которые имеют возможность определять решения, принимаемые обществом.

19 Pistor K. Corporate Law in Transition Economies. Max-Planck Institute for Comparative and International Corporate Law, Hamburg, mimeo, 1999.

20 Яковлев В.Ф. Стабилизировать отношения собственности // Журнал для акционеровъ, 2002. № 4. С. 5–9.

21 О судебной практике см.: Козырь О. Права акционеров в Российской Федерации: судебная практика. Вводный доклад. «Круглый стол» по вопросам корпоративного управления в России. М., ОЭСР и Всемирный банк при поддержке АМР США, 24–25 февраля 2000 г.; Радыгин А.Д., Энтов Р.М., Межераупс И.В. Проблемы правоприменения (инфорсмента) в сфере защиты прав акционеров. М.: ИЭПП, 2002.

22 Подробно см.: Энтов Р. Корпоративное управление: теоретические и эмпирические обследования. М., 1999.

23 Соавтор одного из лучших учебников по корпоративным финансам профессор Р.Брейли (Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. М., 1997) на лекции в Академии народного хозяйства в 1998 г. предлагал следующий рецепт для защиты миноритарных акционеров в российских компаниях – предложить менеджерам стать мелкими акционерами, имея в виду, что доля менеджера (по опыту американских и британских компаний) не должна превышать 3% (после 5% смещение менеджера становится практически невозможным).

24 Роль независимых членов советов директоров в управлении российскими предприятиями. Ассоциация менеджеров, Ассоциация по защите прав инвесторов. М., 2001.

25 См.: Нестор Ст., Джезовер Ф. Принципы корпоративного управления ОЭСР в области прав и равноправия акционеров: их актуальность для Российской Федерации. «Круглый стол» по вопросам корпоративного управления для России. ОЭСР, Всемирный банк. М., 2000. 24–25 февраля.

26 См.: Рубченко М. А ведь предупреждали! // Эксперт, 2001. № 25. С. 36–37.

27 Речь не идет в данном случае о «старых» банковских и промышленных ФПГ периода 1993–1998 гг. Интересен в этом контексте также один из выводов указанного выше опроса БЭА: предприятия, в акционерном капитале которых наиболее высока доля других российских предприятий, характеризуются наихудшими (по официальной статистике) показателями производственно-финансовой деятельности, но в то же время сравнительно высоким уровнем инвестиций от частных российских инвесторов.

28 Becht M., Bolton P., Roell A. Corporate Governance and Control. In: Constantinides G., Harris M., Stulz R., еds. Handbook of Economics of Finance. North-Holland, 2002.

29 Tirole J. Corporate Governance. CEPR Discussion Paper № 2086. London, 1999.

30 Berglöf E., von Thadden E.-L. The Changing Corporate Governance Paradigm: Implications for Developing and Transition Economies. Annual World Bank Conference on Development Economics (1999). Washington, 2000. Р. 153–154.

31 См.: www.corp-gov.ru.

32 Корпоративное управление в России: есть ли шанс для улучшения Институт корпоративного права и управления, 2001.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.