WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Теперь мы перейдем к анализу конкретной политики в конкретных условиях - программе макроэкономических реформ, проведенной правительством Тэтчер в 1979-1983 годах.

Кредит доверия и правительство Тэтчер: 1979-1983

Вся послевоенная британская макроэкономическая политика представляет или, по крайней мере, представляла, до того как Банк Англии стал независимым, попытку манипулировать экономическим циклом по политическим причинам - политика “stop-go” (чередование ограничений и стимулирования деловой активности). В конце 1970-х годов такая политика привела к тому, что МВФ был вынужден помогать лейбористскому правительству в обмен на проведение более жесткой макроэкономической политики и структурной реформы (в виде первых шагов по пути приватизации). На этом фоне и в условиях быстро снижавшейся конкурентоспособности британских товаров, Маргарет Тэтчер одержала убедительную победу для консерваторов на выборах 1979 года.

Реформа в области макроэкономики

Реформы в области микроэкономики, проведенные Маргарет Тэтчер в этот период, были, возможно, наиболее важными с точки зрения «тэтчеризма» и того, как они изменили Британию. В тот период это включало снижение налогообложения предпринимательской деятельности, построение «народного капитализма» путем продажи муниципальных домов жильцам и нахождение баланса между работодателями и профсоюзами.

Самыми интересными особенностями этого периода, однако, были две макроэкономические цели правительства Тэтчер. Первая состояла в победе над инфляцией, которая к 1979 году достигла 20%, вторая заключалась в принятии сбалансированного бюджета. Обе эти цели рассматривались, как необходимые, но недостаточные условия для роста британской экономики.

Политика, выработанная для достижения этих целей, сводилась, первое, к среднесрочной финансовой стратегии - некоторый вариант монетаризма или, по крайней мере, попытке контроля над некоторыми параметрами денежной массы и, второе, контроль над бюджетным дефицитом. Что касается кредита доверия, то важным аспектом этой политики было то, что в условиях тарифных переговоров об относительно высоком уровне зарплаты, она (политика) приводила к сильному производственному спаду, накладывая, таким образом, суровые политические издержки на правительство Тэтчер. Как подчеркнул Найджел Лоусон: ”Снижение инфляции, как и большинство вещей в жизни, имеет свою плату. Первая плата состоит в корректирующем спаде и торможении. Первые результаты финансовых ограничений проявляются в объеме производства, доходах и занятости”. Интерес представляет также и тот факт, что цель этой политики состояла в том, чтобы оказать влияние на ожидания сторон, устанавливающих уровень заработной платы. Найджел Лоусон подчеркивал: ”Мы надеялись, что наши среднесрочные планы скажутся на ожиданиях, как и любая заслуживающая доверие политика”.

Кто считал, что эта политика заслуживает доверие Очевидно, что имелись люди, которые не рассматривал ее как таковую. Они полагали, что политические издержки делали ее невыполнимой. В речи в палате лордов Калдор заявил, что “трудно представить себе, что политическое давление позволит правительству продолжить политику увеличения безработицы до требуемых размеров или что оно сможет придерживаться такой политики, даже если достигнет целей, какое-то продолжительное время”.

Однако правительство твердо придерживалось политики, направленной на достижение кредита доверия, надеясь изменить ожидания и снизить политическую плату за свою политику. Политика (а), люди (б) и риторика (с) были частями того механизма, при помощи которого обеспечивался этот кредит доверия.

А. Монетаризм, как экономическая теория, поддерживал приверженность правительства своей антиинфляционной стратегии.

Б. Входившие в правительство люди и особенно сама Маргарет Тэтчер стремились завоевать кредит доверия своим авторитетом. Напомним, что Маргарет Тэтчер - это лидер, которого уже в 1976 году назвали “Железной леди“, а в 1980 году она заявила съезду своей партии, что «леди не собирается отказываться от своей политики». Говоря о Маргарет Тэтчер, Антони Кинг подчеркивает: “У нее имеются собственные политические взгляды, отличные от большинства членов Консервативной партии. Она полна решимости сделать свою позицию позицией правительства и готова рисковать своим авторитетом в беспрецедентном размере”.

Сила личности Маргарет Тэтчер должна рассматриваться в контексте британской конституции, при которой сильные руководители могут контролировать большой объем власти. Что может полностью отличаться от других политических систем, где политика является результатом консенсуса. К примеру, разница между британской и немецкой политическими системами в бюджетном процессе. В Британии до того, как бюджет представлен в Палате Представителей очень мало людей знают его содержание. Даже члены кабинета информируются о нем в день представления. После представления бюджета, все поступают как будто он уже стал законом. Никого не волнует, что подумает Парламент, поскольку априори предполагается, что имеется большинство для одобрения предложений министра финансов. Когда немецкий министр финансов представляет бюджет Парламенту, то он уже дал до этого более пятнадцати пресс-конференций и провел беседы с членами партии по всей стране. Содержание бюджета уже обсуждалось. Немногие интересуются самим бюджетным докладом, который представлен после нескольких месяцев дебатов в парламентском комитете, после воздействия лоббистских групп и прений в палатах парламента и между палатами.

Таким образом, в британской системе наиболее влиятельной силой, подрывающей кредит доверия, является та, что исходит из самой администрации. Тем не менее, поскольку экономическая команда правительства Тэтчер была очень сплоченной, они могли действовать как сильный противовес любым разногласиям в кабинете. Такое внутреннее единение было важной частью попытки создания кредита доверия.

С. Третьей частью стратегии создания кредита доверия являлась риторика. На протяжении всего первого срока правительства Тэтчер (1979-83 гг.) экономическая политика проводилась и объяснялась языком, который преднамеренно был анти-кейнсианским. Заявления в духе Джеффри Хау о том, что “финансы определяют расходы” казалось перевернут кейнсианскую логику с ног на голову, а бюджеты 1980 и особенно 1981 годов представляли полную противоположность кейнсианскому аргументу, согласно которому требуется вмешательство правительства для выхода экономики из производственного спада. В 1981 году 4 млрд. фунтов стерлингов были выведены из экономики, в то время как безработица быстро увеличивалась. Было ясно: возврата к кейнсиазму не будет, несмотря на размеры безработицы!

Убедили кого-нибудь все эти попытки создать кредит доверия Ясно, что были и такие, например Калдор, кого так и не удалось убедить. Они полагали, что политическая логика вынудит отказаться от этой политики. Влиятельные люди, ведущие переговоры об уровне заработной платы, считали ли они, что политика заслуживала доверия Кажется, что нет. Это означает, что полагая, что правительство полно решимости следовать своей политике до выборов 1983 года, они не верили, что жесткая позиция будет проводиться после выборов 1983 года, по той простой причине, что консерваторы окажутся в оппозиции.

Итак, макроэкономической показатели были бы лучше, если бы правительство придерживалось менее жесткой политики, но пользовавшейся большим кредитом доверия.

Может быть соглашения об уровне заработной платы не были в той же мере чувствительны к ожиданиям, как в нашей стилизованной модели. Производственные отношения в Британии показывали, что было маловероятным, чтобы экономическая ситуация была бы много лучше, если бы политика была менее жесткой и пользовалась бы большим доверием. Джеффри Хау подчеркивает, что в британском случае убеждение зачастую более важно, чем управляемые ожидания: “Я подчеркивал обязанность правительства убеждать обе стороны о последствиях и реальностях монетаристской и фискальной политики’”.

Почему же консерваторы проводили такую жесткую политику, если она не пользовалась доверием, а точнее, не вела их к победе на выборах

Первое возможное объяснение состоит в том, что меры правительства были неверными и его спасла Фолклендская война. Другими словами, оно было удачливым. Это вполне правдоподобное объяснение, хотя результаты опроса общественного мнения показывали, что возрождение популярности консерваторов произошло до Фолклендской войны.

Другое объяснение состоит в том, что правительство и Маргарет Тэтчер, в частности, были меньше обеспокоены победой на выборах, чем победой над инфляцией. Такое предположение представляется вероятным. Маргарет Тэтчер является политиком и полагала, что инфляция не была бы побеждена, если она сама была бы побеждена.

Может быть правительство Маргарет Тэтчер просто не предполагало, что его политика приведет к такому высокому росту процентных ставок, вызовет такую высокую безработицу и такой высокий уровень политических издержек. Думается, что некоторая доля правды заключается в следующем аргументе: правительство верило, что его попытки создать политический кредит доверия снизят его политические издержки.

Не отвергая идеологических аргументов, все же основная причина, которая могла бы объяснить жесткость политики Маргарет Тэтчер и консервативной партии, состоит в том, что они чувствовали изменение в общественном мнении в конце 70-х годов. Проще говоря, британцы возможно смирились с тем, что радикальные изменения были необходимы после зимы недовольства, которое на языке модели звучит так: более высокий уровень терпимости общества к высокой безработице. Консерваторы понимали, что кривая терпимости общества к уровню безработицы изменилась. Отсюда, рационально было провести жесткую политику и еще победить!

Заключение

Почему изменился уровень терпимости общества к уровню безработицы Казалось, что он изменился потому, что население поняло, что статус-кво больше не является выходом и что некоторые краткосрочные трудности были необходимы ради долгосрочной выгоды. Это утверждение лежит в основе следующей точки зрения: кризис может предоставить «окно возможности» для проведения реформ. Действительно, почему еще происходят реформы Систему никогда не будут ремонтировать, пока не увидят, что она сломана.

Повторим: выделив два типа экономических реформ и сконцентрировавшись на одном типе политических препятствий - проблеме кредита доверия - мы утверждаем следующее. Сам факт того, что правительство должно переизбираться, может погубить реформы, поскольку успех политики зависит от действий других, будь это “ценообразователи”, стороны устанавливающие уровень заработной платы, управленцы или спекулянты.

Мы постарались дать определение кредиту доверия и показали, что он, в большой степени, определяется конкретными реалиями. В случае Великобритании, мы обнаружили, что политика периода 1979-1983 гг., хотя и не пользовалась полным доверием, была успешной и создала кредит доверия правительству, благодаря изменению уровня терпимости общества к высокой безработице, которому предшествовал кризис конца 1970-х годов.

Даже в условиях кризиса некоторые реформы будут успешными, а другие потерпят неудачу. Это в большой степени определяется конкретными условиями - разные системы и разные руководители. Трудно представить реформы Маргарет Тэтчер, проводящиеся в других странах или проводящиеся в Британии при других лидерах.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.