WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

П. Кадочников, И. Трунин, А. Юдин

Влияние финансовых взаимоотношений федерального центра и северных регионов на миграцию с Севера1

С кардинальными преобразованиями российского национального хозяйства обострились проблемы развития и функционирования социально-экономических комплексов северных территорий. Это актуализировало исследование общих и специфических особенностей структурных изменений в региональной экономике и механизма взаимодействия федерального и территориального уровней государственного управления.

Проблема регулирования социально-экономического развития российского Севера является одной из наиболее острых составных частей реформирования российской экономики. Безусловно, эта проблема носит комплексный характер и охватывает многочисленные правовые, социальные, экономические, финансовые, национальные, исторические, экологические и другие аспекты. В этой связи возникает задача выделения нескольких принципиальных проблем (прежде всего финансового и экономического характера), которые должны быть решены незамедлительно в рамках совершенствования (выработки новой) экономико-правовой модели государственного регулирования развития северных территорий России.

При этом выбор проблем, являющихся особенно актуальными в настоящий момент, не может носить произвольный характер: логика такого выбора должна быть обусловлена

  1. задачами развития социально-экономического потенциала российского Севера,
  2. максимизацией бюджетных эффектов при осуществлении политики в РФ в отношении северных регионов,
  3. снижением уровня социальной напряженности в северных территориях.

С учетом специфики функционирования экономики северных регионов России и в соответствии с задачами и логикой, описанными выше, в центре настоящей работы находилось исследование финансовых взаимоотношений между федеральным центром и северными регионами (включая проблемы «северного завоза»).

При этом специфика финансовых взаимоотношений между федеральным центром и северными регионами в значительной степени предопределяется:

  • существующим подходом к районированию (типологии) Севера, в том числе на законодательном уровне;
  • содержанием российского законодательства о государственной поддержке северных территорий, включая ключевой вопрос социальных гарантий и компенсации для населения северных территорий, а также «северный завоз».

Проблема «организованной» миграции также должна рассматриваться в контексте финансовых взаимоотношений федерального центра и северных регионов. Это связано прежде всего с тем, что снятие социальной напряженности в северных регионах посредством организованной миграции возможно в значительной степени в рамках политики рационализации взаимоотношений бюджетов различного уровня и рационализации различных типов льгот и компенсаций. В пользу такого подхода свидетельствует, в частности, существующий в ИЭПП опыт исследования миграционных проблем для Правительства РФ и Всемирного банка2.

Соответственно, исследования были сконцентрированы на следующих проблемах:

  • проблема типологии северных регионов, в том числе правовые аспекты (предпосылки анализа);
  • краткий обзор социально-экономического развития северных регионов к 2000 году (предпосылки анализа);
  • анализ северных льгот и компенсаций в контексте финансовых последствий отмены их обязательного характера
  • законопроекты, необходимые для модификации экономической политики в отношении северных льгот и компенсаций (рекомендации);
  • анализ особенностей финансовых взаимоотношений федерального центра и северных регионов;
  • проблемы товарного обеспечения северных регионов («северный завоз»), анализ финансовых проблем «северного завоза»;
  • специальный анализ правовой базы «северного завода»;
  • анализ возможных последствий и расчет бюджетного эффекта миграции населения из северных регионов;
  • обзор фискальных взаимоотношений между федеральным и территориальными правительствами Канады.

Основные результаты, полученные в ходе проведенного исследования, заключаются в следующем.

Если выделение районов Крайнего Севера может быть обосновано их географическими особенностями, то в настоящее время практически невозможно определить объективные основания, по которым было произведено отнесение конкретных районов России к территориям, приравненным к Северу, поскольку соответствующие первичные нормативные акты принимались без должной научной проработки. В частности это относится к формированию перечня регионов, нуждающихся в государственной поддержке по условиям товарного обеспечения. По данным Госкомсевера, из 153 районов, вошедших в официальный перечень, 29 районов имеют устойчивую круглогодичную связь с магистральной сетью России и со всеми населенными пунктами на своей территории и потому не могут считаться районами с ограниченным сроком доставки грузов. Отсутствие методологических принципов районирования и типологии Севера России по существу выступает фактором, сдерживающим формирование единой правовой основы определения и общего порядка применения системы законодательно-нормативных актов, обеспечивающих реализацию закрепленных Конституцией социальных гарантий.

Нормативно-правовая база государственной поддержки социально-экономического развития районов Севера пока не представляет собой систему взаимосвязанных и взаимодополняющих законов. В настоящее время она включает в себя три федеральных закона, отдельные статьи федеральных законов по общероссийской тематике, регулирующие проблемы Севера, ряд указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации.

В федеральных законах недостаточно полно учитываются произошедшие в стране изменения в сфере экономики и возможности федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации. Указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации решаются в основном частные вопросы социально-экономического развития Севера. По ряду направлений государственной поддержки нормативные правовые акты часто меняются, практически ежегодно изменяется механизм государственной поддержки завоза продукции в районы Севера. В связи с этим необходимо провести инвентаризацию и проанализировать практику применения законодательства Российской Федерации, провести работу по устранению существующих в нем пробелов и по его обновлению с целью формирования нормативно-правовой базы.

Условно районы Севера России можно разделить на активно развивающиеся и депрессивные. Очевидно, что формы, методы и приоритеты государственной поддержки различны для каждого типа. Селективность государственной поддержки предполагает переход от обобщенного приравнивания территорий к районам Крайнего Севера к дифференциации по конкретным критериям. Исходной базой для реформирования действующей в северных регионах системы оплаты труда, социальных гарантий и компенсаций и порядка их финансирования должно стать новое районирование северных территорий по природно-климатическим условиям. Это позволит сформировать гибкую систему адресного предоставления средств государственной поддержки северным регионам и установить ограниченный круг гарантий и компенсаций для граждан, работающих в районах с дискомфортными условиями проживания.

Повышение эффективности государственной поддержки зависит от активной позиции федерального центра в вопросах расселения и миграции населения, развертывания вахтового метода организации работ, обеспечения поставок продукции и др. Усиление этого взаимодействия имеет огромное значение для будущего Российской Федерации и ее северных районов.

Анализ предоставления финансовой помощи из федерального бюджета северным регионам позволяет сделать следующие выводы:

1. Субъекты Федерации, отнесенные нами в целях названного исследования к категории северных, в целом получают из федерального бюджета все предусмотренные законодательством виды финансовой помощи, хотя степень зависимости рассматриваемых регионов от федеральных средств существенно различается.

2. Объем получаемой северными регионами нецелевой финансовой помощи в расчете на душу населения превышает как среднероссийский уровень, так и аналогичный показатель для несеверных субъектов Федерации. В то же время структура получаемых северными регионами нецелевых средств несущественно отличается от среднероссийской.

3. В силу ограниченности предоставляемой финансовыми органами статистической информации корректно оценить объем предоставляемой российским регионами целевой финансовой помощи не представляется возможным. В то же время можно сказать, что все северные регионы на регулярной основе получают свойственный только данной группе субъектов Федерации вид целевой финансовой помощи. Такая финансовая помощь выделяется каждый год в виде передачи в управление региональным властям (пролонгации) ссуд на поддержку «северного завоза», выданных в 1994–95 гг., и процентов за пользование ими. Несмотря на то, что с течением времени частично вследствие погашения ссуд, частично в силу обесценения суммы долга объем данных сумм сокращается, по итогам 1999 года данные финансовые ресурсы составили основную часть полученной северными регионами целевой финансовой помощи.

4. Общий объем полученных северными субъектами Федерации средств от федерального бюджета намного превышает аналогичные показатели для остальных регионов. При этом повышенный уровень зависимости северных регионов от федеральной финансовой помощи объясняется в основном получением специфических видов финансовой поддержки в виде пролонгации задолженности по бюджетным ссудам: в целом по северным регионам доля региональных бюджетных расходов, профинансированных за счет федеральных средств без учета указанных ссуд, ненамного превышает среднероссийскую величину. Также необходимо отметить существенную межрегиональную дифференциацию среди северных регионов – в составе группы присутствуют как субъекты Федерации с максимальными по России объемами финансовой помощи, так и регионы с высоким уровнем бюджетной обеспеченности.

5. Одним из основных отличий северных регионов от остальных субъектов Федерации с точки зрения получения федеральной финансовой поддержки является структура финансовой помощи: доля финансовых средств, распределяемых в соответствии с формализованным и едиными для всех регионов процедурами, в северных регионах более чем в три раза ниже остальных субъектов Федерации.

6. Также следует отметить, что по результатам проведенного анализа не представляется возможным дать рекомендации по изменению системы предоставления федеральной финансовой помощи, за исключением необходимости соответствующего оформления в расходах и доходах бюджетов различных уровней передачи ссуд в управление региональным властям. Выработка дальнейших рекомендаций требует более глубокого анализа соответствия перечисляемых в северные регионы финансовых ресурсов потребности данных регионов в финансировании имеющихся расходных обязательств.

Рассмотрев нецелевую финансовую помощь из федерального бюджета бюджетам северных регионов, можно сделать вывод о том, что в абсолютном выражении северные регионы получают более значительные суммы финансовой помощи, чем остальные регионы, вместе с тем доля финансовой помощи в доходах бюджетов регионов – получателей средств ненамного выше среднероссийских показателей, что говорит о том, что повышенные размеры финансовой помощи в целом обусловлены высокими расходными потребностями регионов. Однако в целом зависимость северных регионов от федеральной целевой финансовой помощи ниже, чем в среднем по России, причиной чего является наличие в составе данных регионов субъектов Федерации с высокими налоговыми доходами.

Степень эффективности существующей система распределения федеральных средств на финансирование «северного завоза» представляется нам максимальной в настоящих условиях. Однако в целях повышения эффективности самой системы осуществления «северного завоза», на наш взгляд, необходим целый ряд институциональных преобразований в бюджетном секторе. Целью данных преобразований является устранение следующих недостатков, присущих системе финансирования северного завоза на региональном уровне.

1. Отсутствие эффективного контроля со стороны федеральных финансовых органов за соблюдением процедур конкурсного распределения финансовых средств между поставщиками продукции и транспортными предприятиями. Несмотря на то, что часть средств на финансирование «северного завоза» выделяется из федерального бюджета, распределение указанных средств между поставщиками и транспортными предприятиями производится на региональном уровне на конкурсной основе. При этом у федеральных органов власти в настоящее время не существует действенных рычагов контроля за обоснованностью принятия того или иного решения о предоставлении заказа на поставку продукции тому или иному предприятию.

2. Отсутствие контроля за обоснованностью цен и тарифов производителей коммунальных услуг. Несмотря на то, что жилищно-коммунальные предприятия остаются получателями средств территориальных бюджетов, субсидирующих разницу между тарифами на жилищно-коммунальные услуги и себестоимостью данных услуг, в настоящее время в большинстве регионов отсутствуют возможности для создания прозрачной системы установления тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Это приводит к возникновению ситуаций, когда дополнительные затраты на досрочную доставку топлива и нефтепродуктов, профинансированные за счет государственной поддержки «северного завоза», включаются в стоимость жилищно-коммунальных услуг на стадии утверждения тарифов. Тем самым дополнительные затраты на осуществление досрочного завоза топлива и нефтепродуктов для нужд жилищно-коммунального хозяйства оплачиваются дважды: первый раз — бюджетом на стадии оплаты «северного завоза» и потребителями жилищно-коммунальных услуг — на стадии оплаты данных услуг.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.