WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

Е. Гайдар

Тактика реформ и уровень государственной

нагрузки на экономику

Уважаемые коллеги, я сегодня хотел бы сосредоточить внимание на проблеме верхних границ налоговых изъятий и факторах, которые их определяют для различных экономик, в т.ч. для российской экономики, на том в какой степени верхние границы налоговых изъятий будут определять перспективы экономической политики в России на протяжении ближайших лет.

Само понятие верхних границ налоговых изъятий до конца XIX века было общеупотребительным. О том, что есть верхние границы налоговых изъятий для аграрных обществ, прекрасно знали и политики и те, кто на протяжении многих веков писали об экономических проблемах. Известны были и механизмы, при помощи которых реализуется на практике механизм верхнего предела налоговых изъятий. Историческая литература, начиная от ханьского Китая и Рима периода поздней империи, дает об этом прекрасное представление. При завышении нормы налогообложения начинается бегство с земли, возрастает бродяжничество, бандитизм, сокращается налоговая база, иногда дело доходит до серьезных беспорядков и крестьянских восстаний. Это было настолько очевидно, что не было предметом обсуждений и дискуссий, и на протяжении длительного периода времени воспринималось как данность. Это было хорошо понятно, скажем, Ильхан Хасану в Иране (начало XIV века) и многим другим деятелям последующих веков.

Однако тезис о существовании верхних границ налогообложения вышел из моды и его использование стало почти опасным для профессиональной репутации экономиста в период между 1913 и примерно 1975-80 гг. Именно в это время все сложившиеся представления о верхних границах налогообложения, которые обычно сводились к цифре около 15% национального дохода, были радикально изменены, а реальные уровни налоговой нагрузки на экономику возросли с характерных для начала века 10% ВВП до величин, близких к 40%. Естественно, что во время этого бурного перехода, связанного с индустриальной революцией, с резким ростом ВВП, существенными сдвигами в социальном развитии, повышением способности государств контролировать финансовые потоки, любые суждения о верхних пределах стали занятием неблагодарным. Когда на протяжении 60 лет налоговые изъятия, исчисляемые в доле ВВП, растут в 4 и более раза, то каждое высказывание о том, что 25-30% это верхний предел, очень быстро ставит его автора в достаточно неудобное положение. Конечно и тогда, когда происходил этот бурный переход можно было догадаться, что эта тенденция не может быть безграничной, что так же, как некогда для аграрных обществ существовали верхние пределы налоговых изъятий и механизмы их реализации, точно так же на другом уровне и при помощи других механизмов они должны существовать для высокоиндустриальных обществ. Как, скажем, при демографическом переходе средняя продолжительность жизни изменяется от 30 до 70-80 лет, но не от 30 до бесконечности.

К середине 70-80-х гг. наиболее развитые страны, наращивающие социальные программы, начали подходить к новым верхним границам налогообложения. Это было ясно по следующим признакам: во-первых, впервые в крупных масштабах в мирное время в ведущих странах возник устойчивый бюджетный дефицит, характеризующий кризис государственных финансов. Во-вторых, в условиях этого серьезного финансового кризиса резко замедлились темпы прироста доли налоговых отчислений в ВВП. В-третьих, наиболее острый характер финансовый кризис принял в странах, где доля налоговых изъятий выше, чем в любых других странах (в первую очередь в Швеции). В-четвертых, проявились такие симптомы выхода на предельный уровень налоговой нагрузки, как существенное расширение теневой экономики, снижение налоговой дисциплины и т.д.

Весь этот набор параметров показывал, что высокоразвитые индустриальные страны, лидирующие по росту государственных расходов, подошли к верхнему пределу, за которым наращивание налогового бремени оказывается либо социально и политически невозможным из-за растущего сопротивления налогоплательщиков, либо абсолютно непродуктивным, поскольку увеличение налогового бремени ведет лишь к росту теневой экономики. Выход на это верхнее плато был специфическим для отдельных стран, сам его уровень в существенной степени определяется спецификой социально-экономической истории и социально-экономической структуры.

Давно была сформулирована гипотеза о том, что верхние уровни налоговых изъятий, по всей видимости, должны быть выше в малых, гомогенных в социально-культурном отношении унитарных государствах - в силу большей готовности налогоплательщиков принимать налоговое бремя. И ниже - в больших по размеру, более разнородных в социально-культурном отношении федеративных государствах. На сегодняшний день факты подтверждают справедливость такой гипотезы. Действительно, только в двух федерациях относительно высоко налоговое бремя (разумеется, на фоне развитых стран) - это Германия и Австрия. В подавляющем большинстве федераций налоговое бремя существенно ниже, чем в странах унитарных.

Естественно, существование верхнего предела налогообложения не означает, что каждая страна обязательно выходит на этот верхний предел. Нет никаких социально-экономических аргументов, которые показывали бы, что налоговые изъятия на уровне верхнего предела - это оптимальный режим для любой страны. Более того, сопоставление уровней налоговой нагрузки и социальных индикаторов просто опровергает это.

Есть только два показателя, которые существенно связаны с уровнем налоговой нагрузки - это уровень безработицы, который выше в странах с более высокой налоговой нагрузкой, и показатели неравенства, которые, обычно, несколько ниже в странах с более высокой налоговой нагрузкой. Показатели здоровья, образования и т.д. после выхода на 15 тыс. долл. душевого ВВП в год (в ценах середины девяностых годов) от этого просто не зависят. Реальное поле экономической политики лежит в промежутке между существующим уровнем налоговых изъятий и верхним пределом налоговых изъятий, который можно обеспечить в стране с соответствующей социально-культурной структурой и соответствующим уровнем ВВП на душу населения.

Проблема многих развитых стран состоит в том, что формирование современного пакета социальных программ, определяющих социальную нагрузку, проходило в период 50-70-х гг. То есть в период, когда одновременно были аномально высоки темпы экономического роста (компенсировавшие предшествующий период низкой экономической активности с 1913 по 50-е годы) и, во-вторых, бурно росла доля государственных изъятий в экономике. Это было время, когда казалось, что государство может позволить себе все, что угодно. Выход на новый режим функционирования, когда выяснилось, что темпы экономического роста существенно снизились и налоги “уперлись” в верхние пределы, стал основой финансового кризиса государства всеобщего благосостояния, который составляет сегодня и, видимо, будет составлять в ближайшее десятилетие важнейшую проблему для подавляющего большинства развитых стран.

Слово “популистская политика” обычно имеет негативный оттенок. Я дальше попытаюсь использовать эти слова без какой-либо экономической окраски. Для меня популистская политика - это политика, направленная на увеличение государственных обязательств при игнорировании финансовых и денежных ограничений, т.е. наращивание государственной нагрузки, не предполагающее покрытие соответствующих расходов неинфляционными государственными доходами. Социалистическая политика - это политика, предполагающая рост государственных обязательств, сочетающийся с соответствующим ростом реальной налоговой нагрузки. Либеральная политика - это политика, определяющая снижение уровня государственных обязательств в экономике.

Период между 1913-м и 80-ми годами - был периодом торжества социалистической политики, которая опиралась на индустриальный переход и на реальные возможности резкого наращивания налоговой базы. К этому времени социалистическая политика заложила серьезный инерционный потенциал роста социальных обязательств (даже без принятия новых социальных программ), связанный с завершением демографического взрыва и старением населения. Короче говоря, когда наиболее гомогенные в социально-культурном отношении страны вышли на уровень налоговых изъятий, колеблющийся около 50% ВВП, который по современным представлениям близок к верхнему пределу, у них по-прежнему остается необходимость в 5-7% дополнительного роста социальной нагрузки, связанного со старением населения.

В этой связи, вне зависимости от идеологических приоритетов, от той риторики, с которой то или иное правительство приходит сегодня к власти в Западной Европе, проблема разрыва между накопленными государственными обязательствами, к тому же растущими в силу старения населения, и верхними пределами налогового бремени, по всей видимости, будет фундаментальным фактом ближайших десятилетий. Этот факт делает неизбежной по меньшей мере мягкую либеральную политику, то есть политику, ограничивающую социальные обязательства уровнем налоговых возможностей.

Это может нравиться или не нравиться, могут приходить правительства с социалистической и либеральной риторикой, однако жизнь будет заставлять в среднесрочной и долгосрочной перспективе двигаться в эту сторону. Этот переход закладывает базу радикального изменения тренда, в т.ч. идеологического тренда - от доминирования социалистической и социал-демократической идеологии в двадцатых-семидесятых годах к неолиберализму с конца 70-х - начала 80-х гг., который, видимо, будет продолжаться еще долго. Этот тренд, не носит конъюнктурного характера, он связан с самой логикой индустриального перехода и выходом на новые верхние границы налогообложения.

Как все это накладывается на реалии постсоциалистических стран, в т.ч. на российские Естественно, что в индустриальных социалистических странах государственная нагрузка, т.е. объемы государственных обязательств, была очень высокой. Ее трудно рассчитать корректно в силу того, что государство перераспределяло не только бюджетные ресурсы. Но ясно, что она была аномально высокой для стран соответствующего уровня развития. При переходе к рынку этот уровень государственной нагрузки практически повсеместно проложил дорогу фискальному кризису.

Фискальные кризисы в государствах Восточной и Центральной Европы прекрасно изучены. Есть интересная работа присутствующего здесь профессора М. Домбровского. Я не хотел бы на них подробно останавливаться. Классический пример - Польша, где был утрачен контроль за финансовыми потоками в период позднего социализма, затем наступила ранняя фискальная адаптация, связанная с либерализацией, затем вторичный кризис, связанный с эрозией налоговой базы, и затем - вторичная финансовая стабилизация.

В целом это были общества, которые оказались способными обеспечить консенсус вокруг проведения первого этапа экономических реформ, достаточно быстро остановить эмиссионное финансирование дефицита бюджета, снизить темп инфляции и в этой связи - добиться стабилизации уровня доходов бюджета на сравнительно высоком уровне, близком к тому, который существует в наиболее богатых и развитых индустриальных государствах.

Посмотрев на уровни государственных доходов государств вышеградской группы, можно убедиться, что все они находятся в диапазоне между 45 и 50% ВВП, на уровне характерном для западноевропейских государств с высокой государственной нагрузкой. Выходя на этот уровень, страны вышеградской группы точно также, как и западноевропейские государства, вынуждены считаться с бомбой замедленного действия в виде роста социальных обязательств, связанных со старением населения. Это само по себе, даже если не будут приниматься никакие новые социальные программы, для них означает на протяжении следующих 15-20 лет рост государственной нагрузки по здравоохранению и пенсионной системе в диапазоне между 5 и 10% ВВП. При существующем уровне налоговой нагрузки около 50% ВВП крайне трудно себе представить, что это можно будет профинансировать. Таким образом, и государства вышеградской группы, на протяжении ближайших десятилетий, обречены на проведение мягкой либеральной политики, т.е. политики по снижению объемов государственных обязательств. Для них это не является предметом выбора.

Разумеется все это не работает автоматически. Могут приходить к власти безответственные правительства, которые будут финансировать и старые, и новые социальные программы за счет бюджетного дефицита, быстрого наращивания долга, эмиссионного финансирования. Они будут потом с неизбежностью сталкиваться с проблемами эрозии налоговой базы, увеличением платы за обслуживание госдолга и т.д.. Но если мы абстрагируемся от подобного рода колебаний, то общий тренд все равно будет идти в сторону снижения объемов государственных обязательств. Он задан тем положением, в котором государства вышеградской группы оказались после выхода из социализма.

Ситуация в большинстве государств СНГ, а также в части государств Восточной Европы, которые были менее последовательны в реформах, (таких как Болгария и Румыния), развивалась существенно иначе, чем в государствах вышеградской группы. Там не удалось сформировать консенсус по поводу политики первого этапа реформ, разрыв между уровнем государственных обязательств и падающими налоговыми доходами привел к масштабному инфляционному финансированию, с его предсказуемыми последствиями. Понятно, что прежде всего происходит в этом случае: коэффициент монетизации экономики существенно снижается в государствах, которые прошли период высокой инфляции.

Расчеты, проведенные в ИЭППП, позволили выявить наличие статистически достоверной зависимости между коэффициентами монетизации постсоциалистических экономик в 1995 г. и десятичным логарифмом накопленной инфляции за предшествующее пятилетие1. (см. рис. 1).

Рис. 1

Диаграмма рассеивания к уравнению, связывающему коэффициент монетизации экономики в 1995 г. и логарифм накопленной инфляции за 1989 1995 гг.

Примечание: Азербайджан – 1, Албания – 2, Армения – 3, Беларусь – 4, Болгария – 5, Венгрия – 6, Грузия – 7, Казахстан – 8, Кыргызстан – 9, Латвия – 10, Литва – 11, Македония – 12, Молдова – 13, Польша – 14, Россия – 15, Румыния – 16, Словакия – 17, Словения – 18, Таджикистан – 19, Туркменистан – 20, Узбекистан – 21, Украина – 22, Хорватия – 23, Чехия – 24, Эстония – 25.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.