WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 17 |

По данным указанного опроса ИЭПП, «средний по выборке» совет директоров состоит из 7–8 членов, более половины из которых являются представителями инсайдеров, причем 80 % из них – это представители администрации предприятия. Средняя доля представителей государства в составе совета директоров, рассчитанная по всей выборке, довольна низка – около 15 %. Средняя доля представителей сторонних акционеров физических лиц, также как и доля представителей государства, не велика – всего 13 % (по всей выборке). Довольно высока средняя доля представителей российских предприятий и холдингов в составе совета директоров как в целом по выборке (около 22 %), так и по размерным группам. Причем если на предприятиях с численностью занятых до 2000 человек их средняя доля возрастает от 13 до 23 % с увеличением размера предприятия, то для предприятий с численностью занятых, превышающей 2000 человек, этот показатель резко возрастает (37–42 %).

В условиях российских реалий проблема эффективности деятельности советов директоров носит двоякий характер. С одной стороны, в условиях неликвидного рынка корпоративных ценных бумаг этот орган АО приобретает особое значение в системе представительства (координации, согласования) интересов акционеров и мониторинга управляющих. С другой стороны, на практике роль этого органа пока далека от оптимальной: в подавляющем большинстве компаний совет директоров по-прежнему имеет формальные функции, несопоставимые с ролью высшего менеджмента.

10.2.3. Концентрация акционерного капитала

Практически во всех странах с переходной экономикой в ходе и/или после приватизации наблюдалась тенденция к высокому уровню концентрации собственности.

Достигнутый уровень концентрации акционерной собственности в России не является пока столь существенным, как в некоторых странах Восточной Европы. Имеющиеся эмпирические обследования дают для Восточной Европы середины 1990-х гг. более высокие показатели, чем то, что в рамках различных опросов выявлено для России в конце 90-х – начале 2000-х гг.28 Так, в Чехии, Венгрии и Польше в середине 90-х гг. 98 % обследованных компаний среднего размера имели доминирующего акционера29. При этом средняя величина доли капитала, находящейся в собственности основного акционера, колебалась в пределах 50–85 %. В странах бывшего СССР также отмечается тенденция к концентрации. Имеющиеся по шести странам данные свидетельствуют, прежде всего, об устойчивом росте доли менеджеров в акционерном капитале30

.

Тем не менее, как уже отмечалось выше, процесс концентрации акционерного капитала развивается достаточно интенсивно.

В 1998 г., по данным опроса ГУ–ВШЭ, доля 1 крупнейшего акционера составляла около 29 % (против 22 % в 1995 г.), доля 3 акционеров – 45,6 % (против 40,4 % в 1995 году), причем на 43 % АО трем акционерам принадлежало свыше 50 % акционерного капитала. Крупнейший акционер имел контрольный пакет 50 % на 1/5 предприятий. К концу 1998 года крупнейший акционер располагал долей менее 10 % капитала только в 15 % случаев, а пакетом акций менее блокирующего – в половине случаев31

. Концентрированная собственность тесно связана с собственностью аутсайдеров. Тем не менее, одной из специфических особенностей промышленности России стало сочетание концентрации собственности с ее распылением. Это создает определенный дуализм в характеристиках акционерной собственности в России у разных исследователей (при сравнении с аналогичными данными по странам Запада и по другим странам с переходной экономикой).

По данным опроса ИЭПП 2000 г. (выборка 201 ОАО), в большинстве АО не было ни одного акционера, владеющего более 25 % акций (61,7 % от числа ответов). В 31,6 % АО отмечен лишь один акционер с блокирующим пакетом акций. Существенно меньшая доля (6,2 %) приходится на предприятия, где имелось два таких акционера. Тем не менее, с учетом оговорки о доле государства, можно сделать вывод о том, что более чем на трети участвовавших в опросе АО появился акционер с более чем 25 % от акционерного капитала. Только 12,8 % предприятий имели акционера с пакетом свыше 50 % акций и только 4,1 % – акционера с пакетом свыше 75 % акций.

Кроме того, согласно полученным данным, показатель среднего значения агрегированной доли крупных (более 5 %) акционеров составил около 32,3 % уставного капитала. Иными словами, на предприятиях рассматриваемой выборки крупные акционеры контролируют в среднем свыше 30 % акционерного капитала. Данный вывод подтверждается и ответами руководителей предприятий на вопросы о суммарной доле акционерного капитала, принадлежащей пяти крупнейшим акционерам. В частности, средняя для выборки доля, принадлежащая пяти крупнейшим акционерам, составляет около 38,1 %32.

Для 53 % предприятий выборки РЭБ 2001 года был отмечен «высокий» и «сверхвысокий» уровень концентрации (свыше 20 % акций), хотя средний размер максимального пакета составил 34,4 % (против 32,5 % в 1999 г.)33.

По данным опроса БЭА 437 российских предприятий в 2000 году (табл. 10.11)34

, непосредственно после проведения приватизации на 85 % предприятий выборки ни один из акционеров не владел хотя бы блокирующим пакетом. К 2000 г. доля предприятий, в которых 1 акционеру принадлежит блокирующий пакет, возросла с 13 до 26 %, доля предприятий с контрольным пакетом у одного акционера – с 5,5 до 10,3 %. Еще более заметно выросла доля предприятий, где собственность сконцентрирована у нескольких акционеров: если на момент приватизации контрольный пакет принадлежал в совокупности 2–3 акционерам на 3,3 % предприятий, то к 2000 г. – на 13,6 %. Таким образом, элементы концентрированной структуры собственности (хотя бы 1 блокирующий пакет у 1 акционера) на момент приватизации были отмечены у 1/6 части предприятий, к 2000 г. – у 1/3. Число предприятий, где контрольным пакетом владеют 2–3 акционера, возросло в 4 раза, тогда как число предприятий с одним владельцем контрольного пакета – только в 2 раза35.

По данным Госкомстата РФ, количество АО, в которых одной группе собственников принадлежит контрольный пакет акций, только за 2000 г. возросло на 22,5 %, при том что число предприятий, имеющих блокирующего внешнего собственника, сократилось на 6 %.

Таблица 10.11

Изменение величины среднего пакета акций по категориям собственников, %

Средний размер пакета на 01.01.2000

Изменение с момента приватизации

Работники

36,1

–37

Менеджмент

21,5

41

Федеральные органы власти

23,1

–30

Региональные и муниципальные органы

24,7

–10

Нефинансовые российские предприятия

40,7

22

Финансовые компании

32,2

40

Иностранные собственники

41,2

175

Источник: БЭА.

Последние данные 2002 г. свидетельствуют о сохранении указанных тенденций. Как показывают результаты опроса ЦЭФИР/РЭШ 2002 г. (по базе данных лаборатории конъюнктурных опросов ИЭПП), концентрация собственности в российской промышленности достаточно высока36. Администрация предприятий контролирует в среднем 19 % акций. На предприятиях, где администрация участвует в собственности, ее доля составляет 27 %. Крупнейший внешний собственник контролирует в среднем 24 % (по предприятиям, где такой собственник располагает более чем 1 % акций, эта доля составляет 40 %). В то же время пока что велика и доля мелких акционеров – в среднем они контролируют 24 % акций. Так как подавляющее большинство предприятий выборки не представлены на рынке акций, наличие мелких акционеров, по-видимому, обусловлено последствиями приватизации.

При этом чем выше концентрация собственности в руках администрации или в руках крупнейшего внешнего собственника, тем выше уровень корпоративного управления. Впрочем, положительный эффект имеет место лишь до тех пор, пока концентрация собственности в одних руках не превышает 50 % акций. После этого порогового значения дальнейшая концентрация собственности ухудшает корпоративное управление37.

Представляют интерес данные о концентрации, полученные по итогам опроса руководителей предприятий, проводившийся в 2002 году Т. Долгопятовой и Б. Кузнецовым38. Уровень концентрации акционерной собственности в 1998–2001 гг. не только возрос, но сократился разрыв между средним значением и медианой. Этот разрыв демонстрировал наличие распыленности акций по наиболее мелким акционерам при высокой концентрации капитала у доминирующих собственников. Сокращение разрыва свидетельствует об уменьшении распыленной части акционерного капитала (табл. 10.12).

Таблица 10.12

Показатели концентрации собственности

1998 (конец года)

2001 (конец года)

средняя

медиана

средняя

медиана

Доля крупнейшего акционера, %

36,7/204*

30,0

42,2/224*

39,5

Доля 3 крупнейших акционеров, %

48,9/163*

47,5

57,6/181*

56,0

*Количество ответивших.

Наконец, по данным опроса ИЭПП, на начало 2003 г. 1 крупнейшему акционеру принадлежит в среднем 29, 71 % акций, 3 крупнейшим акционерам – 49,86 % акций.

Таблица 10.13

Показатели концентрации акционерного капитала: средние доли акций, принадлежащих одному и трем крупнейшим акционерам

 

Среднее значение (%)

Медиана

Максимальное значение

Минимальное значение

Количество предприятий, ответивших на вопрос

% предприятий, ответивших на вопрос

29.71

23.0000

90

2

119

42

48.86

49.5000

100

3

114

40

Из табл. 10.13 видно, что средние доли данных показателей концентрации довольно высоки и равны соответственно – 29,7 и 48,9 %. Отметим, что, как минимум половина предприятий из числа ответивших на вопрос, имеет уровень концентрации по доле акций, принадлежащих трем крупнейшим собственникам, выше, чем средний уровень по данному показателю.

Приведенные эмпирические данные требуют по крайней мере двух важных комментариев. Во-первых, показателен выявленный в ряде опросов более интенсивный рост доли трех крупнейших акционеров по сравнению с долей одного крупнейшего. Это различие в динамике связано с правовыми ограничениями на консолидацию капитала – 30 % в корпоративном и 20 % в антимонопольном законодательстве. Во-вторых, реальный уровень концентрации, который вряд ли возможно выявить эмпирическим путем, оказывается существенно выше. Это связано, как известно, со спецификой организации системы собственности в российских компаниях.

Если происходит процесс концентрации собственности, то рано или поздно – и по мере развития правовой базы – формируется относительно прозрачная система корпоративного контроля с доминирующими «ядрами» акционеров. Наиболее принципиальным в этой связи является вопрос о роли концентрированной собственности в повышении эффективности корпорации и корпоративного управления в постприватизационный период.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.