WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

Особым случаем является Словения. Словенский метод приватизации как уже отмечалось выше, породил к жизни такое явление как «employeeism». Кроме того, приватизация здесь шла медленно, оставляя существенные доли собственности в руках правительства, что стало главным препятствием «нормальному» развитию рынка капитала, защищенного к тому же от иностранцев. В результате, несмотря на то, что уровень институционального и технического развития фондового рынка Словении достаточно высок, он остается сегментированным от мирового рынка из-за ограничений и «полусоциалистических» структур корпоративного управления.

10.3.7. Некоторые общие выводы для России

С точки зрения приватизационной модели (которая является отправным пунктом для понимания сдвигов в структуре собственности и формирования модели корпоративного управления в переходной экономике) в России сложилась довольно специфическая ситуация, ибо были объединены несколько возможных подходов: массовая приватизация через ваучеры, модель инсайдеров и стандартные продажи. К положительным отличиям российской модели можно отнести отсутствие проблем реституций и «социально-ориентированной» собственности, относительно быстрое «размывание» собственности инсайдеров-работников. Не стал в России базовым конфликт интересов, связанный с участием банков в инвестиционных фондах. Имеются, безусловно, и свои специфические проблемы, связанные с масштабами корпоративного сектора, сохраняющейся долей в нем государства, сильными позициями инсайдеров-менеджеров, высоким монополизмом и тенденциями к созданию финансово-промышленных альянсов и др.

Тем не менее Россия не стала каким-либо уникальным исключением из правил, характерных для большинства стран переходной экономики. Все наиболее характерные тенденции в динамике структуры собственности и становления модели корпоративного контроля и управления в 1990-е – начале 2000-х гг. так или иначе присущи и России. Существует при этом одна общая и вполне тривиальная закономерность: чем раньше страна вступает на путь масштабной и быстрой приватизации, тем раньше она сталкивается и с проблемами корпоративного управления и контроля, тем более развитым к настоящему времени является соответствующее законодательство (в том числе защита прав инвесторов). Россия, на наш взгляд, при всех имеющихся проблемах находится среди первопроходцев, и – на фоне многих других стран с переходной экономикой – прогресс в этой сфере в России значителен.

Применительно к дальнейшим задачам формирования и регулирования национальной модели корпоративного управления вышесказанное означает очень «простую» на первый взгляд вещь: для формирования и становления такой национальной модели не существует ни «особых препятствий», ни «особых рецептов». С большинством из известных проблем сталкиваются все страны с переходной экономикой. Как основные проблемы, так и инструментарий их разрешения хорошо известны в мировой практике. Формирование национальной модели корпоративного управления предполагает «лишь» осознание следующих необходимых условий (предпосылок):

– понимание особой роли государства в переходной экономике (как «созидательного разрушителя»);

– понимание длительности этого процесса, сопоставимого со всем переходным периодом;

– необходимость политической воли для создания и исполнения эффективного законодательства и «фильтрации» узкогрупповых интересов любого типа (политических, популистских, криминальных и др.);

– наконец, необходимость не радикальных конъюнктурных вмешательств, но ежедневной регулятивной деятельности государства, способного осуществлять жесткую, централизованную политику.


1 Для сравнения различных моделей приватизации в странах с переходной экономикой в 90-е гг. см., например: Blaszczyk B., R. Woodward, eds. Privatization in Post-Communist Countries. Warsaw: CASE, 1996, Vol.1—2; Bohm A., ed. Economic Transition Report 1996. Ljubljana: CEEPN, 1997; Earl J., R. Frydman, A. Rapaczynski, еds. Privatization in the Transition to a Market Economy. London, Pinter Publishers. EBRD : Transition Reports 1997–2002, London, 1993; Mass Privatisation. An Initial Assessment. Paris: OECD, 1995; Capital Market Development in Transition Economies. Country Experience and Policies for the Future. Paris, OECD, 1998; Railean V., Samson I., еds. Post-Privatization Period in Eastern Europe: a Chance for Enterprises and Shareholders, 1997; Chisinau. The World Bank — OECD. Between State and Market: mass privatization in transition economies, 1997; Ed. by Ira W. Liberman, Stilpon S. Nestor, Rai M. Desai. The World Bank-OECD. The World Bank. From plan to market. World Development Report, 1996. Oxford University Press. 1996, и др.

2 Подробно о первых этапах приватизации в России см.: Экономика переходного периода. М.: ИЭПП, 1998; Privatization, Ownership Redistribution, and Formation of the Institutional Basis for Economic Reforms In: The Economics of Russian Transition. Ed. by Y. Gaidar. Foreword by S. Fischer. The MIT Press, Cambridge, Massachusetts, 2003. Chapter 14. Р. 395–459; Радыгин А. Реформа собственности в России: на пути из прошлого в будущее. М., 1994; Boyko M., Shleifer A., Vishny R. Privatizing Russia. — Cambridge MA: The MIT Press, 1995; Ernst M., M. Alexeev, P. Marer. Transforming the Core. Restructuring Industrial Enterprises in Russia and Central Europe. Westview Press. IET (1992–2003): Annual reports on russian economy. Trends and prospects. Moscow: Institute for the Economy in Transition, 1996; McFaul M., T. Perlmutter, еds. Privatization, Conversion, and Enterprise Reform in Russia. With a forew. by Kenneth Arrow. Boulder, San Francisco, Oxford: Westview Press, 1995. Radygin A. Privatisation in Russia: Hard Choice, First Results, New Targets. London: CRCE-The Jarvis Print Group, 1995 и др.

3 Закон предусматривает 10 возможных способов приватизации в зависимости от размеров предприятия, ликвидности или результатов первичных продаж: 1) преобразование унитарного предприятия в открытое акционерное общество; 2) продажа государственного или муниципального имущества на аукционе; 3) продажа акций открытых акционерных обществ на специализированном аукционе; 4) продажа государственного или муниципального имущества на конкурсе; 5) продажа за пределами территории Российской Федерации находящихся в государственной собственности акций открытых акционерных обществ; 6) продажа акций открытых акционерных обществ через организатора торговли на рынке ценных бумаг; 7) продажа государственного или муниципального имущества посредством публичного предложения (торги с понижением цены до цены отсечения, равной половине цены несостоявшегося аукциона); 8) продажа государственного или муниципального имущества без объявления цены (при несостоявшейся продаже через публичное предложение); 9) внесение государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы открытых акционерных обществ; 10) продажа акций открытых акционерных обществ по результатам доверительного управления с последующим правом выкупа акций.

4 Другой вариант – использование Указа Президента РФ № 2284 от 24 декабря 1993 г. «О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ» (действует в редакции 3 апреля 2002 г.). Одна из норм указа предусматривает необходимость решения правительства о допуске иностранных инвесторов к ряду приватизационных сделок, однако распоряжение правительства РФ от 9 октября 2002 г. о приватизации «Славнефти» не предусматривает возможности допуска иностранных инвесторов.

5 См., в частности: Афанасьев М., П. Кузнецов, А. Фоминых. Корпоративное управление глазами директората (по материалам обследований 1994-1996 гг.) // Вопросы экономики, 1997. № 5. С. 84–10; Долгопятова Т. Г. Отношения собственности и модели корпоративного контроля в российской промышленности (по материалам эмпирических исследований). ГУ–ВШЭ, научно-исследовательский семинар «Институциональные проблемы российской экономики», 2000. № 3; Клепач А., П. Кузнецов, П. Крючкова. Корпоративное управление в России в 1995–1996 гг. // Вопросы экономики, 1996. № 12. С. 73–87; Кузнецов Б. В. и др. Проблемы собственности и управления в процессах реструктуризации промышленных предприятий России. Аналитический доклад. Бюро экономического анализа. М., 2000; Кузнецов П., А. Муравьев. Структура акционерного капитала и результаты деятельности фирм в России // Экономический журнал ВШЭ, 2000. Т. 4. № 4; Леонтьевский центр. «Сравнительный анализ экономических результатов работы российских предприятий различных форм собственности». Москва, Санкт-Петербург, Международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский центр», 1996; Радыгин А., В. Гутник, Г. Мальгинов. Структура акционерного капитала и корпоративный контроль: контрреволюция управляющих // Вопросы экономики, 1995. № 10. С. 47–69; Радыгин А., Р. Энтов. Институциональные проблемы развития корпоративного сектора: собственность, контроль, рынок ценных бумаг. М.: ИЭПП, 1999; Симачев Ю. Направления и факторы реструктуризации бизнеса в обрабатывающих отраслях промышленности. Бюро экономического анализа, mimeo, 2001; Aukutsionek S., R. Kapeliushnikov, V. Zhukov. Dominant shareholders and performance of industrial enterprises. In: The Russian Economic Barometer, 1998. № 1. Р. 8–41; Bevan A., S. Estrin, B. Kuznetsov, M. Schaffer, M. Angelucci, J. Fennema, G. Mangiarotti. The Determinants of Privatised Enterprise Performance in Russia. Bureau of Economic Analysis, Moscow; Blasi J., M. Kroumova, D. Kruse (1997). Kremlin capitalism: the privatization of the Russian economy. Cornell University Press-Ithaca, 2001; Brown J. D., Earle J. S. Privatization, competition and transition policy strategies: theory and evidence from Russian enterprise panel data, mimeo, November 2000; Radygin A. (1999a). Ownership and Control in the Russian Industry. OECD/World Bank Global Corporate Governance Forum. OECD: Paris, 1999 и др.

6 Это касается и более общей постановки проблемы – взаимосвязи структуры собственности (типов собственников) и в целом «преобразования» (restructuring, performance) предприятий.

7 См.: Радыгин А., Энтов Р., Мальгинов Г. и др. Трансформация отношений собственности: сравнительный анализ российских регионов и общие проблемы становления новой системы прав собственности в России. М.: ИЭПП, 2001; Радыгин А., Энтов Р., Турунцева М. и др. Проблемы корпоративного управления в России и регионах. М.: ИЭПП, 2002; Мальгинов Г., Радыгин А., Юдин А. Структура собственности в российских регионах и ее динамика в период рыночной трансформации / Экономика переходного периода. Сб. избр. работ, 2003.

8 Ericson R. Restructuring in Transition: Concept and Measurement. Comparative Economic Studies, 1998, 40. Р 103–108.

9 См.: Радыгин А., И. Сидоров. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества // Вопросы экономики, 2000. № 5. С. 45–61.

10 Jensen M., W. Meckling. Theory of the Firm: Managerial Behavior, Agency Costs and Capital Structure // Journal of Financial Economics, 1976. Vol. 3. Р. 305–360.

11 Morck R., A. Shleifer, R. Vishny. Management Ownership and Market Valuation: an Empirical Analysis // Journal of Financial Economics, 1988. Vol. 51. Р. 293–315.

12 Stiglitz J. Whither Reform Ten Years of Transition. World Bank Annual Conference on Development Economics. Washington, D.C., April 28–30, 1999.

13 Transition report 1999. Ten years of transition. EBRD, 1999. Р. 9.

14 Vickers J., G. Yarrow. Privatization: An economic Analysis. The MIT Press, 1988.

15 Carlin W., J. Van Reenen, T. Wolfe. Enterprise Restructuring in Early Transition: The Case Study Evidence from Central and Eastern Europe // Economics of Transiton, 1995. № 3. Р. 427–458.

16 Муравьев А. Корпоративное управление и результаты деятельности российских приватизированных предприятий. Бюро экономического анализа, mimeo, 2001.

17 Подробно о структуре собственности российских предприятий в 90-е гг. см. перечень работ, указанных выше.

18 Тем не менее, следует указать на ставшую особенно актуальной в последние годы проблему тысяч «мертвых» приватизированных предприятий, которые не представляют интереса ни для менеджеров, ни для потенциальных внешних акционеров. Банкротство также не происходит, ибо этот механизм чаще всего связан в России с целями захвата (сохранения) контроля.

19 Безусловно, перераспределение собственности (в частности, рынок корпоративного контроля) является нормальным и эффективным механизмом корпоративного управления и контроля за менеджерами в рамках легальных цивилизованных процедур, если следствием является рост эффективности компании. В условиях России (и большинства стран с переходной экономикой) наличие данного следствия отнюдь не очевидно.

20 По имеющимся оценкам, в 1999 г. среднегодовая рыночная цена нефти составляла 19 долларов за баррель, тогда как по статистике ГТК среднегодовая отпускная цена экспортной нефти составила лишь 13 долларов. Совокупная годовая утечка капитала в нефтяном секторе оценивается в сумму порядка 7,5–8 млрд долларов. Капитализация нефтяной отрасли (по состоянию на октябрь 1999 г.) оценивалась примерно в 4–5 млрд долларов. Одновременно зимой–весной 1999 г. вновь резко ускорился отток иностранных инвесторов. В совокупности это означало не что иное, как новую модификацию структуры собственности в отрасли (при том, что вывезенных капиталов в определенный момент оказывается достаточно для приобретения всей отрасли). Аналогичный процесс был характерен и для металлургии (где передел собственности в 1999–2000 гг. также резко обострился). Если в нефтяном секторе мобилизация ресурсов для консолидации контроля стала возможна благодаря росту цен с марта 1999 г., то в металлургии источники ресурсов для консолидации (перераспределения) собственности связаны с резким падением издержек в долларовом выражении после августа 1998 г. при сохранении стабильных цен. Для этого процесса стали характерны, таким образом, следующие черты: выдавливание иностранцев, скупка по очень низким ценам (что было невозможно в 1996–1997 гг.), активная роль инсайдеров (менеджеров и совладельцев-партнеров), активное использование инструментария банкротств и долговых схем.

21 Структура владения акциями в крупнейших российских АО, безусловно, отличалась от «типовой». Для них в тот период были характерны: высокие доли участия холдингов (включая государственные), существенно меньшая доля занятых всех типов, относительно высокая доля нерезидентов различных типов.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.