WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |

В-четвертых, как уже отмечалось выше, одним из следствий использования схем массовой приватизации в странах с переходной экономикой является существование инвестиционных фондов. Изначально предполагалось, что они помогут решить проблемы корпоративного управления одним из двух способов. Либо фонды, выступая от имени огромного числа мелких акционеров (практически всего населения), смогут сосредоточить в своих руках управление и контроль на предприятиях, либо, напротив, фонды быстро продадут свои акции в компаниях, что приведет к концентрации собственности в руках новых владельцев и, в конечном итоге, к решению проблем корпоративного управления. Тем не менее инвестиционные фонды, как правило, не оправдали эти ожидания. С одной стороны, они не имели ни возможностей, ни мотивации к активному участию в корпоративном управлении. Но, с другой стороны, они остались крупнейшими собственниками, активно участвуя в схемах по выведению активов из предприятий (особенно активно этот процесс развивался в Чехии).

В-пятых, среди заметных тенденций трансформации структуры собственности в странах с переходной экономикой можно выделить, помимо вышеупомянутых, также: преобразование ОАО в ООО, де-листинг публичных корпораций и формирование холдинговых компаний на базе бывших приватизационных фондов.

Тенденция, в рамках которой большое число ОАО преобразовывается в ООО и осуществляет де-листинг, развивается параллельно с тенденцией к концентрации собственности. В ходе приватизации в странах ЦВЕ автоматически было создано большое количество акционерных обществ. Но для многих предприятий, учитывая их размер, структуру собственности и организационную модель, форма АО является невыгодной. Поэтому существующая тенденция к де-листингу компаний должна поощряться, особенно если речь идет о мелких и средних предприятиях, не имеющих средств для доступа к внешним источникам капитала. Например, для рынка RASDAQ некоторые эксперты дают следующую оценку: около 80 % компаний должны осуществить де-листинг, по крайней мере, по той причине, что они не выполняют требования к прозрачности компании.

Наконец, пока отсутствуют признаки явной связи между имеющейся пост-приватизационной структурой собственности и формирующейся в стране правовой моделью корпоративного управления. Более того, имеются примеры явного противоречия между структурой собственности de facto и заимствованными в странах с развитым законодательством правовыми концепциями корпоративного управления.

По всей видимости, это является следствием другого противоречия: с одной стороны, доминирование идеологии «концентрированной собственности» как средства эффективного корпоративного управления и, с другой стороны, объективно распыленная собственность на первом постприватизационном этапе. Даже в тех странах, где по итогам массовой приватизации сложилась концентрированная собственность, ее эффект подрывается пока жесткими и нерегулируемыми (в праве) конфликтами интересов, «абсентеизмом» многих даже крупных аутсайдеров в отношении долгосрочного управления корпорацией, сопротивлением менеджеров, представляющих, как правило, всех инсайдеров, слабыми правовыми нормами защиты прав аутсайдеров (крупных и особенно мелких). Возможно, что игнорирование интересов мелких акционеров в большинс

95тве стран есть следствие идеологии концентрированной собственности.

Последние положения свидетельствуют также о том, что пока нет оснований говорить о прямой связи между высококонцентрированной собственностью и эффективностью корпоративного управления. Это означает также и то, что «с первой попытки» в большинстве стран с переходной экономикой поиск «реальных ответственных собственников» не удался.

10.3.3. Структура собственности и модель корпоративного управления

Очевидно, что во всех странах важнейшим фактором развития корпоративного управления являются национальные исторические традиции и национальная идеология, своеобразный менталитет и взгляды на социально-экономические отношения. Ни в одной из стран с переходной экономикой модель корпоративного управления пока не носит устойчивых черт. Более того, несмотря на признаки концентрации собственности (или, напротив, дисперсии), ни в одной из стран не формируется в явном виде какая-либо из «стандартных» мировых моделей.

В силу этого трудно однозначно ответить на вопрос о том, какая структура собственности и корпоративного контроля стала доминирующей в странах с переходной экономикой: англосаксонская (доминирование рынков капитала) или континентальная (доминирование банков). Рынки капиталов (за исключением разве что Польши) в странах ЦВЕ недостаточно развиты и недостаточно прозрачны для того, чтобы осуществлять эффективное регулирование в этой сфере. С другой стороны, несмотря на то, что в странах с переходной экономикой большую роль играют крупные финансовые институты, это, как правило, инвестиционные фонды, а не банки, которые являются портфельными инвесторами и почти не заинтересованы в активном участии в корпоративном управлении, поэтому говорить о том, что в странах ЦВЕ представлена континентальная модель, также трудно.

В то же время в большинстве стран с переходной экономикой в качестве цели была принята (в том числе в законодательстве) именно континентальная модель. Это связано с необходимостью обеспечения жесткого контроля со стороны собственников (наблюдательного совета) над исполнительными органами компании в условиях, когда влияние внешнего контроля во многих случаях еще не является достаточно эффективным. Кроме того, континентальная модель представляется более приемлемой для стран с переходной экономикой, так как она подразумевает существенную роль стратегических инвесторов, которые, особенно иностранцы, приносят в компанию не только капитал, но также и новую культуру управления, поведения компании в окружающей среде, новые технологии и т.д.

Очевидно, что одним из главных предварительных условий для надлежащего функционирования наблюдательного совета компании является его способность представлять интересы главных групп акционеров. Согласно данным, собранным и проанализированным П. Козаржевски, на польских предприятиях соотношение количества мест в наблюдательном совете в определенной степени коррелирует со структурой собственности компании, хотя инсайдеры, как правило, представлены в наблюдательных советах слишком широко96. При этом существует определенная закономерность в том, что в компаниях с более высокой концентрацией собственности доминирование определенной группы собственников не сопровождается доминированием этой группы в наблюдательном совете: инвестор, владеющий большинством акций в компании чаще, чем другие инвесторы, не видит потребности в формальном доминировании в наблюдательном совете.

Другое исследование структуры собственности и управления, выполненное Гданьским институтом рыночной экономики, дало следующие результаты. Разница между собственностью и контролем измерялась как разница между количеством акций и количеством голосов, принадлежащих разным группам акционеров в польских корпорациях. В случае с большими пакетами акций, совокупная разница не была большой (средняя для контроля=39,5 % и средняя для собственности=37,2 %). Тем не менее, в некоторых компаниях такая разница была очень велика. Так, в одной из компаний лицо, владеющее только 47,5 % акций, имело 81,0 % голосов97

.

Однако при этом собственники в странах ЦВЕ в настоящее время обеспечивают полноценный контроль далеко не во всех компаниях. Хотя формально в странах с переходной экономикой наблюдательный совет имеет широкий круг полномочий, особенно связанных с контролем (как гарантия против оппортунизма менеджеров), на практике роль этого органа в системе корпоративного управления, как правило, невелика, а наиболее влиятельным органом в компании является исполнительный совет.

В странах с переходной экономикой представлены обе существующие структуры органов управления – одноуровневая и двухуровневая. Часто обе модели встречаются в одной стране. В Хорватии существует двухуровневая система, основанная на германской модели. В Болгарии компании имеют право самостоятельно выбрать модель. В целом, порядка 2/3 компаний имеют одноуровневую систему и около 1/3 – двухуровневую. При этом одноуровневая система в целом более типична для промышленных компаний, двухуровневая – для холдингов. В Македонии компании также имеют право самостоятельного выбора между двумя структурами управления. В Румынии формально принята одноуровневая система, но фактическое распространение получила гибридная система с двумя управляющими органами. Крупные компании (особенно, если они контролируются иностранцами) используют эту гибридную модель управления, поскольку это позволяет разделить функции между иностранным партнером и местными специалистами. В Польше старый Коммерческий кодекс предусматривал двухуровневую структуру управления, включающую в себя наблюдательный совет, совет управляющих и там, где это допускалось, совет аудиторов. Новый кодекс устраняет совет аудиторов в акционерном обществе. Его функции передаются лицензированным аудиторам и наблюдательному совету.

Функции и полномочия правления корпорации (board) обычно не описываются в законодательстве в деталях – чтобы обеспечить гибкость в этой сфере. Фактическое функционирование, влиятельность и эффективность совета зависит больше от качеств его членов и президента или главного исполнительного директора компании. Процесс назначения членов правления в странах с переходной экономикой не всегда учитывает необходимость представления миноритарных акционеров, особенно если утверждение проходит путем голосования методом сложения голосов по количеству акций.

Относительно злоупотребления служебным положением законодательство стран с переходной экономикой значительно отличается друг от друга. В Румынии членом правления не может быть ни акционер, ни менеджер, ни член правления компании-конкурента, ни лицо, самостоятельно занимающееся тем же видом бизнеса. Член правления должен сообщать другим членам правления, когда он или его родственник имеют специфический интерес в данной сделке. В случае, если он скрыл такую информацию, он становится ответственным за ущерб, понесенный компанией. А в Болгарии, напротив, от членов правления не требуется раскрытия информации о любом материальном интересе, который они могут иметь в данной сделке. В Хорватии члены правления не обязаны информировать о своем материальном интересе при некоторых особых сделках, и им не запрещается участвовать в принятии решений по сделкам с заинтересованностью.

Законодательство Польши почти не принимает во внимание участие заинтересованных лиц в структурах корпоративного управления. Как показывают различные исследования, во многих приватизированных компаниях заинтересованные лица, прежде всего менеджеры и служащие, имеют представительство в этом органе в результате кадровой политики контролирующих акционеров.

Формально правление должно устанавливать вознаграждение для главного исполнительного директора (кроме Хорватии). Однако на практике вознаграждение определяется контролирующим акционером, хотя формально требуется одобрение общего собрания акционеров, причем сведения о вознаграждении директоров обычно не публикуются. Обычно здесь применяются следующие уловки: корректировка за счет инфляции и не оговоренные контрактом бонусы. Пакеты вознаграждений, связывающие вознаграждение правления с деятельностью компании, распространены мало. Иногда использование вознаграждения на основе деятельности компании может быть затруднено законодательством, устанавливающим ограничения на вознаграждение в форме акций (Болгария). Однако в основном эта форма вознаграждения встречает затруднения в связи с низкой ликвидностью рынков капитала.

К настоящему времени детальные эмпирические обследования структуры правления в разных странах ЮВЕ не проводились. Тем не менее основные наблюдения экспертов состоят в следующем:

– состав правления обычно отражает структуру собственности, за исключением государства, которое все еще имеет чрезмерное представительство.

– правление едва ли выполняет функцию независимого контроля за управляющими. Нет никаких установленных законом требований в том, что касается внешних, независимых директоров. Очень часто внешние директора формально существуют, однако фактически они представляют лица, связанные с компанией или контролирующих собственников.

– некоторые внешние директора назначаются исключительно из политических соображений, и регулярно заменяются после парламентских выборов (особенно это распространено в Румынии).

При этом наблюдается рост разделения функций между председателем наблюдательного совета и исполнительным директором. Однако это разделение, по своей природе все еще кажется скорее формальным. В большинстве советов (в Болгарии – 75 %) нет специализированных комитетов. Более того, правления редко обращаются за помощью к независимым экспертам, которые могли бы их несколько связать в том, что касается выработки стратегии компании или эффективного контроля за менеджментом.

Исследования, проведенные в Польше, показывают, что в компаниях, где доминируют иностранцы, менеджеры имеют в целом самый низкий уровень независимости, а наиболее независимы менеджеры в компаниях, где крупнейшая группа акционеров – частные лица, особенно инсайдеры. При этом независимость менеджеров, очевидно, связана с концентрацией собственности: в компаниях с более низким уровнем концентрации менеджеры более независимы, чем в компаниях, где собственность высоко сконцентрирована.

Сравнение результатов по полномочиям в зависимости от структуры собственности и структуры наблюдательных советов позволяет сформулировать гипотезу: в компаниях, где большинство акций принадлежит частным лицам и, прежде всего, инсайдерам, это большинство часто является достаточно формальным и не гарантирует реального контроля над компанией. В некоторых случаях группы миноритарных акционеров могли оказывать реальное влияние на компании, в других случаях реальный контроль над компанией осуществляют группы заинтересованных лиц.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.