WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |

При этом переход от государственной собственности к частной, в соответствии со стандартными представлениями экономической теории, должен придать приватизированному сектору сравнительно большую динамичность. Реальная задача приватизации, как справедливо отмечает К. Эрроу, состоит не в том, чтобы просто передать ранее существовавшие предприятия и активы в частную собственность, а скорее в том, чтобы постепенно заменить их новыми предприятиями и новыми активами93

. Не исключено, что интенсивность реальных преобразований структуры отрасли и технологии производства может находиться в обратной зависимости от скорости «формальной» приватизации. Во всяком случае, если исходить из критерия Эрроу, по-видимому, придется заключить, что лишь в некоторых отраслях экономики подлинная приватизация может осуществиться в короткие сроки. Так, в целом реальное обновление производства в ходе российской приватизации по своим темпам существенно уступало аналогичным процессам, осуществлявшимся, например, на территории бывшей ГДР или в Венгрии.

В большинстве стран с переходной экономикой, в том числе России, после проведения массовой приватизации отсутствие хозяйственных механизмов, которые могли бы обеспечить надежный инфорсмент контрактных прав и прав собственности, а вместе с тем внушать доверие к складывающимся обязательствам, конечно, серьезно ограничивало действие «коузианских процессов» – рыночных процессов реаллокации ресурсов и формирования новых более эффективных структур собственности.

10.3.2. Некоторые тенденции в структуре собственности: эмпирический опыт

Современная структура собственности акционерных обществ в странах c переходной экономикой, как правило, имеет ряд типичных характеристик, отражающих историю приватизационных программ94. Она характеризуется прежде всего большим значением собственности инсайдеров, собственности, оставшейся в государственном владении, а также появлением различных институциональных инвесторов, причем в странах Юго-Восточной Европы (ЮВЕ) важное место среди последних занимают бывшие приватизационные фонды.

Особенное значение собственность инсайдеров имеет в странах ЮВЕ, поскольку в ходе приватизации там широко применялся метод MEBOs (выкуп акций предприятия менеджерами и работниками). Кроме того, в странах бывшей СФРЮ (Хорватия, Словения) процесс приватизации фактически сохранил главные особенности гибридной югославской модели управления предприятием, отличающейся высокой степенью вовлеченности работников как в управление, так и во владение акционерной собственностью.

По-другому обстоит дело в Польше, хотя в результате процесса приватизации инсайдеры и здесь получили значительную долю в собственности предприятий. Тем не менее к концу 90-х гг. в структуре собственности крупных польских корпораций в результате процесса перераспределения собственности преобладали уже не инсайдеры, а аутсайдеры. Крупными акционерами в польских корпорациях являются иностранные инвесторы. Второй по значимости группой являются польские граждане, третьей – польские корпорации, четвертой – инвестиционные фонды. Роль банков незначительна.

Большую роль в собственности акционерных обществ в странах с переходной экономикой по-прежнему играет государство. Например, в Хорватии государство более или менее прямо контролирует в среднем 40 % акций предприятий. Кроме того, государство в некоторых случаях сохраняет контроль над предприятием, даже не имея контрольного пакета в связи с крайней распыленностью собственности (например, в Румынии). В Польше крупные пакеты акций также по-прежнему находятся в руках государства и, судя по динамике показателей, правительство не спешит продавать свои акции. Впрочем, в некоторых случаях государство просто не может продать свои пакеты, поскольку каждое второе предприятие, доля государства на котором превышает 20 %, нерентабельно и, кроме того, часто уже имеет стратегического инвестора, владеющего контрольным пакетом акций, а следовательно, не заинтересованного в дополнительных акциях.

Как уже было отмечено выше, особенностью стран с переходной экономикой является то, что существенную роль в структуре собственности предприятий продолжают играть различные институциональные инвесторы, прежде всего бывшие приватизационные фонды. Так, в Румынии самыми крупными институциональными инвесторами являются 5 ФИФов (финансовых инвестиционных компаний). В Польше среди фондов наибольшее значение имеют две группы: Национальные инвестиционные фонды, которые были частью массовой программы приватизации, и пенсионные фонды. Инвестиционная деятельность пенсионных фондов жестко регламентирована. Но, несмотря на установленные законодательством ограничения, сформировалась сильная группа из 17 фондов, чьи инвестиции на Варшавской фондовой бирже (WSE) составляют 6 % общей капитализации.

Разумеется, экономика каждой из стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) имеет ряд специфических характеристик. В Словении, например, большое распространение получило такое явление, как существенное участие сотрудников предприятия как в собственности, так и в управлении («employeeism»). В Чехии, напротив, работники предприятий редко участвуют в его собственности и работе органов управления. В экономике ряда стран (например, в Польше, Эстонии и Венгрии) иностранные инвесторы играют одну из главных ролей, в отличие от Словении, где их роль очень ограничена и т.д. Тем не менее, существуют и некоторые общие тенденции трансформации отношений собственности в странах с переходной экономикой.

Во-первых, в большинстве компаний, приватизированных через использование схем массовой приватизации, не предусматривающих официальных привилегий для инсайдеров, прошли активные процессы вторичной приватизации, позволившие захватить контроль над предприятием новым собственникам. В то же время переход собственности к новым владельцам в компаниях, контролируемые инсайдерами, в целом не был характерен и наблюдался только на незначительном числе компаний.

Во-вторых, в большинстве компаний активно продолжается рост концентрации акционерной собственности. Тенденция к концентрации собственности особенно заметна в странах, где активно осуществлялись приватизационные программы, поскольку концентрация собственности является своего рода реакцией второго этапа на результаты ранних программ приватизации. При этом концентрация собственности в странах ЦВЕ часто превышает уровень, характерный для континентальной Европы. Причем предоставляемые компаниями данные, скорее всего, даже занижены, поскольку стандарты отчетности в странах с переходной экономикой все еще далеки от совершенства.

Например, в Румынии в результате программы массовой приватизации сложилась чрезвычайно рассеянная структура собственности. Однако сейчас на Бухарестской фондовой бирже подавляющее большинство компаний, исключая крупнейшие финансовые компании (главным образом, ФИФы), имеют высоко концентрированную структуру собственности, где имеется либо собственник пакета, превышающего 50 %, либо контролирующий компанию собственник меньшего по величине пакета. Кроме того, отмечена четкая тенденция, в рамках которой ФИФы концентрируют свои портфели путем сокращения числа компаний в портфеле и увеличения размера пакетов остающихся компаний. Тенденция к концентрации проявляется также и в том, что большинство крупнейших компаний связаны между собой, поскольку их владельцами являются один или несколько инвесторов. Сходным образом процесс концентрации собственности идет и в других странах ЮВЕ.

В Польше уровень концентрации собственности на предприятиях очень высок и продолжает расти: в среднем, один крупнейший акционер владеет контрольным пакетом акций, а на пять крупнейших акционеров приходится более 80 % акций. Кроме того, в 1998–2000 гг. около 90 % компаний имели по крайней мере одного акционера, владеющего 20 % и более акций. При этом наиболее концентрированная собственность характерна для компаний с доминирующим иностранным инвестором, а наименее концентрированная – для компаний, где доминируют инсайдеры: крупнейший акционер там владеет в среднем долей, в два раза меньшей, по сравнению с долей, принадлежащей иностранным инвесторам в контролируемых ими компаниях.

Таблица 10.15

Доля собственности, принадлежащая трем крупнейшим акционерам (2000/2001)

Год

Крупнейший собственник

Второй по величине собственник

Третий по величине собственник

Размер выборки

Среднее

Медиана

Среднее

Медиана

Среднее

Медиана

Болгария

2000

59,5

58,1

12,7

10,1

5,5

0,0

104

Чехия

2000

61,1

52,6

26,1

25,3

13,8

13,8

57

Эстония

2000

56,2

54,4

9,3

6,7

4,2

0,0

21

Венгрия

2000

46,2

43,7

20,2

19,5

10,4

10,3

63

Латвия

2001

57,9

55,0

11,1

7,9

3,3

0,0

60

Литва

2001

54,2

49,9

10,4

9,9

5,4

6,0

45

Польша

2000

44,6

39,5

15,6

10,4

9,4

5,0

210

Румыния

2000

53,4

53,0

16,5

16,0

9,2

8,0

115

Словакия

2000

51,6

45,9

28

Словения

2000

27,4

22,3

13,4

12,1

9,2

9,5

136

Среднее

51,2

47,4

15,0

13,1

7,8

5,8

Источник: E. Berglőf, A. Pajuste. Emerging Owners, Eclipsing Markets Corporate Governance in Transition. SITE, Stockholm School of Economics, 2002.

В-третьих, не подтверждается широко распространенный среди экономистов тезис о том, что рост концентрации собственности приводит к росту эффективности деятельности предприятия. Исключением является весьма малое число компаний, принадлежащих главным образом иностранным инвесторам (например, в Польше). Впрочем, отсутствие прямой связи между ростом концентрации собственности и эффективности может объясняться существованием временного лага между переходом предприятия в руки новых владельцев и ростом эффективности его деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.