WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 25 |

Вариантом решения может быть изложение статей 286 и 287 в новой редакции, предусматривающей, что исполнительные документы судов на сумму, не превышающую определенный процент от общего объема доходов бюджета (например, 10% - так как в этих пределах секвестр осуществляется без внесения изменений в закон о бюджете), подлежат первоочередному исполнению путем бесспорного взыскания соответствующих средств с бюджетных счетов, что является основанием для последующего применения секвестра.

2) Проблема ведения счетов бюджетов в коммерческих банках

Как отмечалось выше, размещение бюджетных средств на счетах в коммерческих банках в отсутствие законодательных и договорных норм, регламентирующих ответственность последних, долгое время было причиной многочисленных злоупотреблений. Впоследствии была установлена ответственность коммерческих банков, обслуживающих бюджетные счета, за несвоевременное зачисление средств на эти счета или несвоевременное исполнение платежных поручений органов, исполняющих бюджет, а также введено правило о недопустимости открытия бюджетных счетов в коммерческих банках при наличии учреждений Банка России на соответствующей территории. Однако на практике эти правила по-прежнему часто нарушаются, что особенно опасно, если учесть, что подавляющее большинство региональных и местных бюджетов исполняются по банковской системе.

В Бюджетном кодексе предпринята очередная, но, к сожалению, непоследовательная попытка решить эту проблему. Так, ст.283 БК признает нарушением бюджетного законодательства, влекущим ответственность, “открытие счетов бюджета в кредитных организациях при наличии на соответствующей территории отделений Банка России”. Однако действие этой статьи будет нейтрализовано нормой ч.2 ст. 156 БК, в соответствии с которой бюджетные счета могут открываться в коммерческих банках “в случае отсутствия учреждений Банка России на соответствующей территории или невозможности выполнения ими этих функций”. С нашей точки зрения, эту оговорку следует исключить из текста статьи 156.

3) Соотношение компетенции Министерства финансов и Федерального казначейства

С момента своего образования Указом Президента РФ от 8 декабря 1992 г. № 1556 Федеральное казначейство было подчинено Министерству финансов Российской Федерации. При разработке Бюджетного кодекса вопрос о целесообразности совмещения в одном ведомстве функций по разработке и исполнению бюджета вызвал серьезные разногласия между Правительством и Парламентом. С точки зрения последнего, такое совмещение недопустимо. Поэтому первоначально в проекте Бюджетного кодекса Минфин и Федеральное казначейство рассматривались в качестве независимых друг от друга органов. Всю полноту функций по исполнению бюджета планировалось сосредоточить в руках Федерального казначейства. За Минфином же на стадии исполнения бюджета должны были сохраниться, главным образом, полномочия по осуществлению методического руководства в области составления и исполнения бюджета, а также полномочия нормотворческого характера по детализации Закона о бюджете18. В частности, к компетенции Минфина было отнесено составление сводной бюджетной росписи, под которой в соответствии со ст.6 проекта Бюджетного кодекса понимается документ о поквартальном распределении доходов и расходов бюджета и поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, устанавливающий распределение бюджетных ассигнований между всеми распорядителями и получателями бюджетных средств и составляемый в соответствии с бюджетной классификацией.

Кроме того, Министр финансов наделялся (и по первоначальному, и по окончательному проекту БК - ст.166) исключительным правом применять санкции к распорядителям и получателям бюджетных средств в случае обнаружения правонарушений с их стороны, в частности:

а) осуществлять блокировку расходов (то есть сокращение лимитов бюджетных обязательств по сравнению с бюджетными ассигнованиями либо отказ в подтверждении принятых бюджетных обязательств) в случае, если бюджетные ассигнования в соответствии с законом (решением) о бюджете выделялись главному распорядителю бюджетных средств на выполнение определенных условий, однако к моменту составления лимитов бюджетных обязательств либо подтверждения принятых бюджетных обязательств эти условия оказались невыполненными, а также при выявлении Федеральным казначейством и органами государственного финансового контроля фактов нецелевого использования бюджетных средств.

б) запрещать главным распорядителям бюджетных средств изменять целевое назначение бюджетных средств в пределах сметы, если министру финансов поступило должностное представление Счетной палаты Российской Федерации или органов Федерального казначейства, свидетельствующее о нарушении бюджетного законодательства Российской Федерации главным распорядителем бюджетных средств.

в) при установлении случаев нецелевого использования бюджетных средств назначать в федеральные органы исполнительной власти и бюджетные учреждения уполномоченных по федеральному бюджету, к которым переходят все полномочия главного распорядителя, распорядителя и получателя бюджетных средств.

г) запрещать главному распорядителю, распорядителю бюджетных средств, бюджетному учреждению осуществление отдельных расходов за исключением расходов, осуществляемых руководителем бюджетного учреждения за счет средств, полученных от внебюджетных источников.

Предложение законодателей об устранении отношений субординации между Минфином и Федеральным казначейством вызвало возражения Правительства, которое обращало внимание Государственной Думы на то, что в соответствии с Законом “О Правительстве Российской Федерации” определение структуры федеральных органов исполнительной власти (в том числе решение вопросов соподчинения ведомств) составляет исключительную прерогативу Правительства. На этом основании в конечной версии БК (ст.165) полномочия Федерального казначейства были поглощены полномочиями Минфина.

На наш взгляд, вопрос о целесообразности подчинения Федерального казначейства Минфину следует решать с учетом двух факторов.

Во-первых, против совмещения в одном лице функций разработки и исполнения бюджета можно выдвинуть тот аргумент, что органу, разрабатывающему проект бюджета, трудно абстрагироваться от собственной концепции бюджетной политики, которая не всегда совпадает с параметрами утвержденного парламентом закона о бюджете. А значит, есть риск, что предоставленные Минфину в процессе исполнения бюджета контрольно-распорядительные полномочия (в частности, право блокировки расходов) могут быть использованы для корректировки закона о бюджете в соответствии с представлениями Минфина об оптимальных расходных пропорциях. Эти представления могут отразиться на объективности принимаемых в процессе исполнения бюджета решений, что может привести к существенному изменению расходных пропорций утвержденного бюджета. Кроме того, при наличии отношений субординации Минфин имеет возможность воздействовать на политику органов Федерального казначейства.

Принципу разграничения нормотворческих и распорядительных функций противоречат нормы Бюджетного кодекса, предоставляющие Министру финансов право своим распоряжением перераспределять средства федерального бюджета между главными распорядителями, разделами, подразделами и статьями в пределах 10 процентов утвержденных ассигнований (ст.166 БК). Причем Бюджетным кодексом не определены основания для принятия Министром финансов такого решения. Как явствует из ст.261 Бюджетного кодекса, в случае нецелевого использования бюджетных средств или невыполнения бюджетополучателем условий их выделения, происходит блокировка соответствующих расходов. Временное (на срок до 3 месяцев) перемещение бюджетных ассигнований называется отсрочкой предоставления лимита бюджетных обязательств и производится федеральным казначейством. Из сопоставления этих положений БК можно сделать вывод, что право Министра финансов на перемещение бюджетных ассигнований не связано с выявлением нарушений со стороны бюджетополучателей и сроком не ограничено. Кроме того, Бюджетный кодекс содержит противоречия по вопросу о пределах перемещения бюджетных ассигнований. Так, в соответствии с ч.1 ст.166 БК допускается перемещение ассигнований между главными распорядителями средств федерального бюджета в пределах 10% утвержденных расходов, а согласно ч.4 ст.261 БК этот предел составляет 5%. Статьей 233 БК аналогичное право по перемещению ассигнований между подведомственными распорядителями и получателями бюджетных средств в объеме не более 5% утвержденных ассигнований предоставлено соответственно главным и нижестоящим распорядителям бюджетных средств.

Цитируемые нормы Бюджетного кодекса далеко небесспорны, так как в данном случае возникновение права на перемещение бюджетных ассигнований может быть не обусловлено никакими объективными причинами. Таким образом, руководитель органа исполнительной власти (причем даже не высшего) наделен властью по собственному усмотрению менять утвержденные законом о бюджете расходные назначения по крупнейшим показателям бюджетной классификации. С нашей точки зрения, перемещение бюджетных ассигнований при отсутствии нарушений со стороны бюджетополучателей может использоваться преимущественно в качестве инструмента оперативного регулирования бюджетных потоков в пределах финансового года.

Предоставление Минфину и распорядителям бюджетных средств права на перемещение бюджетных ассигнований могло бы привести к еще более существенному искажению расходных пропорций утвержденного бюджета, если бы не действие нормы ст.234 БК под названием “Предельные изменения бюджетных ассигнований для главных распорядителей бюджетных средств, распорядителей бюджетных средств и получателей бюджетных средств”. В соответствии с этой статьей объемы бюджетных ассигнований для главного распорядителя, распорядителя бюджетных средств в расчете на финансовый год могут отличаться от объемов бюджетных ассигнований, утвержденных бюджетной росписью и законом о бюджете, по всем обстоятельствам, изложенным в статье 228 настоящего Кодекса (т.е. в случае секвестра не более чем на 10% утвержденных бюджетных ассигнований, исполнения бюджета по доходам сверх утвержденных, перемещения бюджетных ассигнований Министром финансов), не более чем на 10, а для получателя бюджетных средств - не более чем на 15 процентов утвержденных бюджетных ассигнований. Эта норма препятствует перемещению бюджетных ассигнований от всех бюджетополучателей в пользу одного или нескольких.

Однако эта норма может привести к превышению уровня бюджетного дефицита в условиях секвестра. Ведь она не позволяет сократить расходы по тем бюджетополучателем, в отношении которых Министр финансов ранее использовал свое право на перемещение бюджетных ассигнований в предельных значениях (то есть на 10% от утвержденной в бюджете суммы). Сократить же ассигнования на адекватно большую сумму тем бюджетополучателям, в пользу которых Министром финансов были перераспределены бюджетные средства, также нельзя, так как предельный размер сокращения исчисляется в процентах от первоначальной, а не скорректированной суммы бюджетных ассигнований. В случае активного использования Министром финансов своего права на перемещение ассигнований секвестр расходов по многим бюджетополучателям может оказаться в принципе невозможен, что негативно скажется на значениях бюджетного дефицита.

Вышеизложенные соображения приводят к выводу о необходимости ограничения предоставленного Министру финансов права на перемещение бюджетных ассигнований, не связанное с выявлением нарушений со стороны бюджетополучателей. Можно предложить несколько способов решения этой проблемы:

- либо снизить верхний предел возможного перемещения ассигнований (скажем, до 5 %);

- либо запретить перемещение ассигнований между главными распорядителями бюджетных средств и по наиболее крупным (раздел, подраздел) группировкам функциональной классификации;

- либо ограничить право перемещения сроком до 6 месяцев.

До внесения предлагаемых изменений в Кодекс проблема подчинения Федерального казначейства Минфину является второстепенной - в любом случае разграничение функций разработки и исполнения бюджета не обеспечено.

Во-вторых, при решении вопроса о соотношении полномочий Федерального казначейства и Минфина следует учитывать соображения эффективности финансового контроля. При наличии между Минфином и Федеральным казначейством отношений субординации, они не могут выступать объективными контролерами в отношении друг друга. Таким образом, процесс исполнения бюджета органами Федерального казначейства подконтролен только Счетной палате.

Для сравнения заметим, что в США, например, существует 4 органа финансового контроля19, не считая внутренних аудиторов, действующих во всех правительственных агентствах:

а) General Accounting Office - осуществляет контроль за исполнительной властью от имени Конгресса. Его основными функциями является:

- разработка рекомендаций в области финансового управления, определение принципов и стандартов бухгалтерского учета, помощь в их применении;

- осуществление контроля над эффективностью использования ресурсов и эффективностью программ, реализуемых правительственными структурами, с точки зрения достижения целей, поставленных Конгрессом;

- консультирование Конгресса по финансовым и техническим вопросам, содействие Конгрессу и его комитетам в проведении специальных проверок, аудита и расследований;

- юридическое консультирование правительственных агентств, главным образом, по вопросам законности осуществляемых платежей, контрактов и выделяемых грантов. Решения, принимаемые Генеральным контролером - главой GAO - по таким вопросам, не обязательны для Конгресса или суда, но обязательны для правительственных структур.

б) Office of Management and Budget (OMB) -осуществляет общий надзор за исполнением бюджета, утверждает роспись бюджетных расходов (поквартальную и пообъектную).

в) Department of the Treasury (DOT) - ведет постоянный контроль за соответствием расходов имеющимся финансовым ресурсам и блокирует осуществление расходов, которые не были санкционированы Конгрессом или расписаны ОMB. Все федеральные кассовые операции отражаются в централизованной учетной системе, которую ведет DOT.

г) Office of Inspector General - осуществляет постоянный бюджетный мониторинг правительственных агентств. (Подробнее о функциях OIG см. в главе II.4 п.1).

Исходя из вышеизложенных соображений, считаем целесообразным вывести Федеральное казначейство из подчинения Министерству финансов. Тем самым будет решено три задачи:

- обеспечено разделение функций разработки и исполнения бюджета,

- созданы предпосылки для объективного контроля над соблюдением законности в процессе казначейского исполнения бюджета со стороны Министерства финансов;

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.