WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |

Необходимо отметить, что многие проблемыреструктуризации крупнейших холдингов связаны с последовательностью процессових создания и приватизации. Широко известный конфликт 2000 г. междуменеджментом и мелкими иностранными акционерами РАО «ЕЭС России» имеет в своейоснове сложившуюся еще в середине 90-х гг. структуру собственности. Какизвестно, в РАО присутствуют государство как владелец контрольного пакета акций(долгосрочные стратегические интересы с сильным социальным фактором, но вместес тем осознание необходимости радикальной технико-технологическойреконструкции), миноритарные акционеры (краткосрочные интересы, связанные сдинамикой курса акций), акционеры – представители трудового коллектива (специфические интересысохранения рабочих мест и заработной платы). Конфликты, связанные с последнейгруппой, будут иметь в будущем самостоятельное значение11, но такжекасаются взаимоотношений РАО с региональными властями (социальные интересы иконтроль региональных энергетических структур). Хотя генератором потенциальныхконфликтов здесь выступает неоптимизированная структура собственности,определенный компромисс интересов может быть найден посредством выработки покаотсутствующих принципов корпоративного управления.

В РАО «Газпром» в течение 2000 годапредставители миноритарных акционеров поднимали вопрос о взаимоотношениях РАО скомпаниями «Итера» (точнее, с группой, состоящей из без малого 100 компаний) и«Стройтрансгаз». Хотя жестких обвинений не предъявлялось, основная обсуждаемаяпроблема – этоотсутствие прозрачности по важнейшим имущественным решениям, вывод активов изРАО «Газпром» и передача их компаниям, аффилированным с руководством РАО, и,как следствие, снижение капитализации РАО. По состоянию на февраль 2001 годаситуация не стала более ясной, однако и у менеджмента РАО стало меньшевозможностей реализовывать свои интересы (с июня 2000 года в Совете директоровРАО: 5 – представителейот государства, 4 – отменеджмента РАО, 2 – отминоритарных акционеров). Возможный уход со своего поста летом 2001 годаР. Вяхирева, видимо, еще больше усилит влияние государства в РАО.

Реорганизация РАО «Газпром», как и в случае сРАО «ЕЭС России», будет прямо связана с изменениями в структуре собственностиРАО и затронет интересы всех типов акционеров. В 1999 г. 17 дочернихтранспортных предприятий «Газпрома» преобразованы в ОАО с собственнойотчетностью, с выведением всех непрофильных структур. Предложенияправительства, подготовленные к декабрю 2000 года, предусматривают (во многомпо аналогии с РАО «ЕЭС России») разделение объектов РАО на монополистов(трубопроводы, в РАО «ЕЭС России» – сети и диспетчерские функции) и на компании с конкурентнымиотношениями (добыча и сбыт, в РАО «ЕЭС России» – генерирующие мощности исбыт).

Сравнительно новой практикой являетсяконсолидация акций компании.Осенью 2000 года ФКЦБ заявляла о неприемлемости существующей практикиконсолидации, направленной на вытеснение «чужих» акционеров. Более того,рассматриваются поправки в закон «Об акционерных обществах» в той части,которая касается исключения нормы о консолидации акций. На практике, тем неменее, петербургское отделение ФКЦБ в сентябре 2000 года зарегистрироваловыпуск 20 обыкновенных акций ОАО «Северная нефть» (Республика Коми), которыедолжны быть обменены на все прочие (после дополнительной эмиссии, размывшейдоли ряда акционеров). Те акционеры, которые не располагают пакетом,достаточным для конвертации в 1 акцию (т.е. держатели т.н. дробных пакетов),получат денежную компенсацию.

В компании «Сибнефть» необходимостьконсолидации акций дочерних компаний обосновывается тем, что остающиеся мелкиеакционеры (менее 5% акций) не отреагировали на предложение перейти на единуюакцию и фактически недоступны. Консолидация в этой ситуации является способомтрансформации миноритарных акционеров в кредиторов (через предложение о выкупедробных пакетов). В декабре 2000 года решение о консолидации акций принятособранием акционеров АО «Сибнефть-Омский нефтеперерабатывающий завод» (72акции). Аналогичное решение принято в АО «Сибнефть-Омскнефтепродукт». Мелкимакционерам, тем не менее, предложен выбор: получение денежной компенсации задробные пакеты, обмен акций на акции холдинга (т.е. «Сибнефть») до завершенияконсолидации, создание консорциума «дробных» акционеров, совместно владеющихнесколькими акциями. При доведении доли в дочерних компаниях до 100%предполагается их реорганизация в ЗАО или ООО, чем резко упрощаются процедурыуправления и расширяются возможности материнской компании по манипулированиюактивами.

В целом необходимо заметить, что в 2000 годувозникавшие между компаниями и мелкими акционерами конфликты по поводуперехода на единую акцию (восновном касательно коэффициентов обмена) чаще всего решались конструктивно ина стадии переговоров. Первой из российских нефтяных компаний переход на единуюакцию начала НК «ЛУКойл», затем «Сургутнефтегаз», «ЮКОС» и «Сибнефть». К началу2001 года «Сибнефть» консолидирована почти полностью, а НК «ЛУКойл» и«Сургутнефтегаз» смогли осуществить эту процедуру только с частью дочернихкомпаний. Интересно отметить, что по мере консолидации активов дочернихкомпаний возрастали формальная прозрачность и открытость компаний по отношениюк мелким акционерам. Так, «ЮКОС» и «Сибнефть» приняли кодексы корпоративногоуправления, ввели «независимых директоров». НК «ЮКОС» заявила о переходе намеждународную финансовую отчетность и исключила из устава положение обобъявленных акциях.

Использование силовых структур для решениякорпоративных конфликтов стало обыденной реальностью. В 2000 году самымиизвестными примерами стали московские ОАО «Кристалл» и ГУП«Мосхимфармпрепараты», кондитерский концерн «Бабаевский», Качканарский ГОК, АО«Уралхиммаш», Камышловский завод строительных материалов (Свердловская область)и другие. В целях оказания дополнительного давления очень часто создаетсянапряженная обстановка в «трудовом коллективе» (вплоть до организациидемонстраций, пикетов и вооруженных столкновений). Экзотическим, но вполнедейственным методом противодействия допуску «посторонних» акционеров к участиюв общем собрании стал прием, примененный в ОАО «Варьеганнефть»: представителямвладельца 17% акций, приехавшим на собрание акционеров, было сообщено, чторядом проводятся взрывные работы и доступ на собрание невозможен.

Важным прецедентом является принятое вдекабре 2000 года решение Высшего арбитражного суда (ВАС) о законностипогашения долгов предприятия его акциями. В явном виде эта практика впервые применялась в 1999 годукредиторами Ленинградского металлического завода, которые посредством закрытойдополнительной эмиссии передали контрольный пакет акций завода группе«Интеррос» в счет погашения долга. Для всей последующей хозяйственной практикисущественно, что ВАС санкционировал такое право кредиторов, несмотря наподдержанный Федеральной службой по финансовому оздоровлению протест одного изкрупных акционеров завода. Позиция ВАС основана на том, что при осуществлениипроцедуры банкротства обычные органы управления АО не действуют.

Необходимо отметить также внесение вГосударственную думу в 2000 году поправок в закон «О несостоятельности(банкротстве)», предоставляющих внешнему управляющему право принимать решения одополнительной эмиссии акций. Если собрание кредиторов при реализации процедурыбанкротства еще может рассматриваться как преемник функций традиционных органовуправления, то предоставление такого права арбитражному управляющему еще большеухудшит ситуацию.

В целом же институт банкротства на протяжении 90-хгг. использовался либо как способ перераспределения (захвата, удержания,приватизации) собственности, либо как высокоселективный способ политического иэкономического давления на предприятия со стороны государства. Наблюдаетсяпарадоксальная ситуация: те предприятия, которые имеют достаточный запаспрочности, вовлекаются в процедуры банкротства (так как существуетблагоприятная возможность для захвата контроля над ними со стороныконкурентов), а безнадежные предприятия избегают этой процедуры (так как ненаходится желающих захватить эти предприятия, а шансы получить долги в ходепроцедуры банкротства невелики). Необходимо, с одной стороны, обеспечить защитуправ кредиторов в процессе банкротства предприятия, но, с другой стороны,оградить предприятие-должника от упрощенных схем недобросовестного перехватаконтроля над ним (частью его активов) посредством процедурбанкротства.

Фактически возбуждение процедуры банкротствастало низкозатратной (приналичии потенциального сговора арбитражного управляющего с кредиторами,арбитражными судьями и чиновниками ФСФО) альтернативой враждебному поглощениюпосредством скупки акций на вторичном рынке. В этой связи интереснопредположение о том, что существует прямая связь между вступлением в силу в1998 году закона «О несостоятельности (банкротстве)» и низким уровнемсопротивления российского фондового рынка в 1998-2000 гг.12 Существеннопри этом, что закон «Об акционерных обществах» содержит многочисленныелегальные возможности для эффективного отражения корпоративного агрессора врамках корпоративного права, тогда как действующая процедура банкротства - придолжной организации –для агрессора почти беспроигрышна.

В этой связи в интересах защиты предприятийот недобросовестного перехвата контроля над ними (частью их активов)посредством процедур банкротства необходимо расширять практику отказа судебных инстанций от использования процедур банкротства вкачестве рядового средства погашения долга. Такиедействия должны в соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса РФрассматриваться как злоупотребление правом. Дляинициирования процедурыбанкротства кредиторы должны представлять достаточные доказательства,подтверждающиеневозможность возврата долга иными способами.

Существенно также, что в январе 2001 годунормы действующего Закона «О несостоятельности (банкротстве)» иАрбитражно-процессуального Кодекса, касающиеся права должника на участие всудебном процессе, стали предметом рассмотрения Конституционного суда РФ. Врамках действующего законодательства конституционные принципы права на защиту,состязательности и равноправия сторон не реализованы. В новый закон обанкротстве целесообразно включить нормы, предусматривающие возможностьобжаловать решения суда о банкротстве и бесконтрольные в настоящее времядействия арбитражного управляющего, а также обеспечить равенство позиций всехкредиторов независимо от первенства обращения в суд (введение принципаколлегиальности рассмотрения исков о банкротстве с участием всехзаинтересованных сторон).

Существуют примеры прямого шантажагосударственных органов (Камский ЦБК, «Бор», «Оргстекло», «Корунд»). В областиприватизации - это требование установить «удобные» цену и способ приватизациипод угрозой введения внешнего управления. Внешнее управление может вводится и втом случае, если государство намерено снять генерального директора в АО сгосдолей (последний может быть вновь назначен уже в качестве арбитражногоуправляющего).

Есть примеры и дестабилизирующей деятельности государства. Сюда можно отнести попытку изъятия некоторых частот у компанийсотовой связи «Вымпелком» и «МТС» осенью 2000 года. По оценкам, конфликт 2000г. вокруг авиакомпании «Ист-Лайн» и приватизации аэропорта «Домодедово» такжесвязан с попыткой государственных структур установить собственный контроль надфинансовыми потоками. При этом в 2000 г. (в том числе уже после президентскихвыборов 2000 г.) не отмечено какой-либо конкретной позиции правительства вобласти корпоративных конфликтов. Напротив, можно говорить о явной пассивностидаже в случаях, когда метод захвата носил явно противозаконный (силовой)характер. Общие декларации о защите прав собственности, недопущениикриминального передела собственности и диктатуре закона явно нуждаются всерьезном прикладном обеспечении.

Заметным продвижением вперед могла бы статьреализация положений в области защиты прав собственности, предусмотренных в«Основных направлениях социально-экономической политики ПравительстваРоссийской Федерации на долгосрочную перспективу» (проект, июнь 2000). В то жевремя проект поправок в закон «Об акционерных обществах», защищающих интересымелких акционеров (принят в третьем чтении Государственной Думой 2 июня 2000г.), был заблокирован при дальнейшем прохождении по инициативе несколькихкрупнейших компаний. Новая редакция поправок, принятая Государственной думой вконце 2000 года, предусматривает следующие новации:

- исключительное право общего собранияакционеров принимать решение об увеличении уставного капитала;

- необходимость решения общего собранияакционеров для размещения всех акций по закрытой подписке и более 25% отвыпущенных акций по открытой подписке;

- необходимость единогласного решения советадиректоров при утверждении дополнительной эмиссии;

- при выпуске дополнительных акций подимущество АО размещение происходит среди существующих акционеровпропорционально их долям;

- при реорганизации (разделение АО иливыделение части АО) существующие акционеры получают акции пропорционально ихдоле в основном АО;

- обязательность ведения реестра АОспециализированным регистратором при числе акционеров свыше 50.

На наш взгляд, принятие таких поправокотнюдь не означает, что необходима абсолютная и безоговорочная поддержка толькомелких акционеров со стороны закона и государства против крупных держателей.Поддержание баланса интересов разных групп участниковкорпоративных отношений, защита эмитентов отнедобросовестной практики (шантажа) мелких акционеров не менее необходима сточки зрения доминирования общего принципа защиты правсобственности.13

Существует немало примеров неоправданнойдестабилизации системы управления АО в рамках корпоративного законодательства.Одной из новаций 2000 года является применение ст. 49 закона «Об акционерныхобществах», позволяющей акционеру (в т.ч. владельцу одной акции) обжаловать всуде решения общего собрания акционеров, нанесшие акционеру потенциальныйущерб. Чаще всего это делается в целях запрета проведения следующего собранияакционеров (где должны быть приняты существенные для АО решения или происходитсмена руководства) на основании нелегитимности созывающего собрание советадиректоров. Очевидно, что такой конфликт инициируется не формальным истцом,владеющим 1 акцией, а конкурентами или одной из реальных сторонвнутрикорпоративного конфликта. При этом владелец одной или нескольких акций,формально имеющий право подать иск, вряд ли может объективно понести реальныйущерб. В случае с ОАО «Кристалл» таким акционером выступало ООО «Техногрэс»,оспаривавшее решение собрания о смене генерального директора. В случае РАО«Норильский никель» аргументация была несколько иной: истца не устроила формапроведения голосования (на собрании по вопросам, связанным с реструктуризациейРАО). В случае ОАО «Полимерстройматериалы» попытка проигнорировать решение судатолько усложнила конфликт.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.