WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |

Коалиционное правительство консерваторов, находившееся у власти с 1975 по 1983 г., изменило подход к организации дел и положило конец враждебным действиям по отношению к штатам. Оно продолжало оказывать общую базовую поддержку муниципалитетам, но переводило средства «через» правительства штатов на условиях, что штаты организуют комиссии по выдаче грантов (State Grants Commissions), которые распределяли бы средства без мелочного надзора со стороны федерального правительства и правительств штатов. С возвращением лейбористкой партии к власти на период с 1983 по 1996 г. она применила более сбалансированный подход, чем раньше. Правительство лейбористов унаследовало огромные экономические и финансовые проблемы, но оно сумело провести ряд значительных микроэкономических и финансовых реформ, а также перестроить отношения между различными уровнями власти. Вмешательство лейбористов в городские и муниципальные дела были выборочным, но значительным. Федеральное правительство продолжало оказывать существенную помощь программам строительства жилья (которые претворялись в жизнь, как правило, не муниципалитетами, а властями штатов), а также программе «Строительство лучших городов», существенным элементом которой являлось выделение инвестиционных субсидий на объекты социальной и физической инфраструктуры. В рамках активности более общего плана, федеральное правительство организовало в 1991 г. ряд Специальных конференций премьер-министров, которые в итоге привели к созданию в 1992 г. Совета австралийских органов власти (Council of Australian Governments – COAG).

В состав COAG входят премьер-министры правительств федерации, штатов и территорий, а также президент Австралийской ассоциации муниципалитетов (Australian Local Government Association – ALGA). В 1992–1995 гг. COAG возглавил ряд в высшей степени скоординированных и интегрированных экономических реформ и реформ общественного сектора, за ход которых отвечали многочисленные федерально-штатовые правительственные советы. ALGA является федерацией ассоциаций муниципалитетов всех австралийских штатов и Северной Территории. Данные ассоциации, в свою очередь, объединяют выборных должностных лиц (мэров или депутатов), представляющих каждый из 750 австралийских муниципалитетов. Таким образом, президент и другие высокопоставленные должностные лица ALGA также являются выборными должностными лицами того или иного из данных муниципалитетов. Однако президент ALGA не может официально выступать от лица муниципалитетов подобно тому, как премьер-министры могут представлять точку зрения своих кабинетов. В то время как большинство обязательств COAG не распространяется автоматически на местные органы власти, некоторые наиболее важные из них все же имеют силу и для них. Например, программа микроэкономической реформы распространяется и на муниципалитеты, причем часть мер отдается им на откуп, а остальные меры стимулируются путем наложения определенных условий на финансирование, в некоторых штатах – через политические директивы. Степень жесткости, с которой данные реформы претворяются в жизнь, разнится от штата к штату, например, от мягкого подхода в Квинсленде до более жесткой линии в Виктории.

С тех пор, как в 1995 г. высшая национальная организация (ALGA) получила место в COAG, она также представлена в правительственном Совете министров местных органов власти (Ministerial Council of Ministers of Local Government). Данный орган поддерживается Национальной канцелярией местных органов власти (National Office of Local Government), частью Федерального департамента транспорта и региональных услуг. Данное федеральное агентство также созывает ежегодное собрание комиссий по грантам отдельных штатов.

Хотя коалиционное правительство консерваторов, находящееся у власти с 1996 г., поддерживает данные межправительственные механизмы, оно практикует более отстраненное отношение к муниципальным властям. Тем не менее, в частности, в вопросах развития сельской местности федеральное правительство находится под определенным давлением со стороны младшего партнера из двухпартийной парламентской коалиции, пытающегося положить конец экономическому упадку «сельской» Австралии. Федеральное правительство сначала предложило включить трансферты общего назначения в пользу местных органов власти в общее финансирование штатов, но пошло на попятную перед лицом дружного возмущения муниципальных властей. В целом позиция федерального правительства по отношению к муниципалитетам по-прежнему испытывает сильные колебания и зависит от того, какая именно партия находится у власти в Канберре. И все же в Австралии, как и в других федерациях, наблюдается тенденция к более отстраненным взаимоотношениям, за исключением некоторых ключевых областей политики.

2.3. Избранные проблемы взаимоотношений между
федеральными и местными властями в Австралии

Далее приводится обзор ключевых проблем взаимоотношений между федеральными и местными властями.

Программа микроэкономических реформ

С конца 80-х гг. различными правительствами Австралии проводится в жизнь программа широкомасштабных микроэкономических реформ в целях увеличения размера и конкурентоспособности национальной экономики, главным образом для улучшения ее международной конкурентоспособности. Основной задачей является увеличение конкуренции на рынках труда, на рынках сельскохозяйственных продуктов и других промышленных ресурсов, а также при предоставлении общественных товаров и услуг. Данная программа включает в себя широкомасштабную приватизацию, дерегулирование и создание национальной инфраструктуры. Начиная с 1995 г. данная программа постепенно расширялась, чтобы включить в себя муниципальный сектор. Местными органами власти предпринимаются определенные инициативы, характеризующиеся различной степенью интенсивности и успеха в зависимости от штата и включающие в себя заключение контрактов на предоставление услуг со сторонними организациями, реформирование финансового управления, коммерциализацию полномочий, организацию конкурентных торгов за право предоставления товаров или услуг, а также принятие стандартизованной системы критериев эффективности работы.

Обновление городской инфраструктуры

Хотя непосредственная роль федеральных властей в создании городской инфраструктуры постепенно уменьшается в течение последних тридцати лет, целевые федеральные инициативы по-прежнему обсуждаются и внедряются. Федеральное правительство лейбористов, находившееся у власти до 1996 г., разработало Программу лучших городов, в рамках которой осуществлялось специальное финансирование в форме обусловленных грантов как в пользу властей штатов, так и через штаты в пользу муниципалитетов, включавшее в себя программы строительства жилья и мест отдыха, а также культурные и связанные с ними программы. Данные программы финансировались с помощью специальных трансфертов, идущих через правительства штатов. Последние инициативы федерального правительства, находящегося у власти в настоящий момент, нацелены, как правило, на провинциальную, то есть не городскую Австралию (смотри ниже).

Падение уровня общественных и коммерческих услуг
в провинциальной Австралии

Одной из основных проблем, ставшей актуальной в последнее время, является уровень и качество услуг в «сельской» Австралии, то есть в мелких городках, в удаленных ресурсодобывающих и фермерских коммунах, а также в целом в «глубинке». Данная проблема возникла потому, что в Австралии начинает преобладать городское население, а роль правительств штатов постепенно снижается как в сфере прямого предоставления товаров и услуг – через государственные монополии по воздушным и железнодорожным перевозкам, электроснабжению и телекоммуникациям – так и в сфере регулирования частных предприятий. Политическая коалиция, состоящая из представителей сельских муниципалитетов, добывающих предприятий и Национальной Партии (младшего партнера в парламенте федерации правящей в настоящее время правительственной коалиции) решила вступить в схватку за «провинциальные» услуги. Она предложила ввести специальные оговорки в федеральный приватизационный процесс для того, чтобы найти средства на программу или обязать частных подрядчиков обеспечивать «определенный уровень услуг для общины». Наиболее ярким примером являются продолжающиеся споры об условиях окончательной приватизации когда-то полностью принадлежавшей государству телефонной компании Telstra.

2.4. Заключительные комментарии

Проблемы межправительственных взаимоотношений, затрагивающие все три уровня власти, менее остры в Австралии, чем, например, в США. Частично это можно объяснить более ограниченным числом полномочий местных органов власти, а также более широким набором полномочий правительств штатов. Переговоры между различными уровнями власти также более эффективно монополизированы кабинетами двух высших уровней власти и их влиятельными чиновниками. Монополия на прямые и формальные взаимоотношения с муниципалитетами в целом принадлежит правительствам австралийских штатов. Прямые политические связи между местными политиками и федеральным правительством имеют тенденцию быть менее формальными и более эпизодичными. Местные мэры и советники, как правило, не избираются на партийной основе.

Как уже отмечалось, Австралию отличает наличие сети интенсивных межправительственных взаимоотношений с впечатляющим перечнем недавно принятых важных совместных решений (Galligan, 1995; Brown, 2002A). Местные органы власти находятся в узловых точках данной сети и представлены в Совете министров местных органов власти, но признаков их полной интеграции в процесс трехсторонних взаимоотношений пока не наблюдается.

Тем не менее решения в области общественной политики в Австралии продолжают носить единообразный характер, воплощая единые национальные стандарты. Одни и те же ценности общественного сектора распространяются на все три уровня власти. Федеральное финансирование предоставляется на строго обусловленной основе и под конкретные программы, а в тех случаях, когда оно предназначено для общих целей, его предоставление связано с выполнением определенных условий, таких, как их справедливое распределение. Важным фактором является также применение принципов финансового выравнивания не только к долям штатов в трансфертах местным органам власти, но и к их распределению внутри каждого штата.

3. Германия

3.1. Федеративная система и политическая культура в Германии

Западная Германия официально приняла федеративную систему управления в 1949 г., в которую в 1956–1958 был дополнительно включен Саарский регион, а в 1990 г. – Восточная Германия в рамках Соглашения об объединении. Таким образом, к десяти западным землям (то есть провинциям) добавились шесть восточных земель, включая объединенный восточный и западный Берлин, образовав в совокупности шестнадцать составляющих Германию региональных правительств. Три земли, в сущности, представляют собой города с небольшой прилегающей не урбанизированной территорией или без таковой: Берлин, Бремен и Гамбург. За их исключением, Германия – средоточие тысяч муниципалитетов: городских, поселковых, окружных и районных, которые попадают под юрисдикцию земель, но находятся под общей защитой конституции.

Основные характеристики конституции федерации и федеративной системы Германии заключаются в следующем:

  • Превалирование «административного федерализма», согласно которому федеральная законодательная власть принимает законы, а их исполнение делегируется правительствам земель или муниципалитетам. В результате федеральное правительство как таковое администрирует только малую часть своих законов и оказывает сравнительно небольшой объем общественных услуг. Сходные по структуре взаимоотношения существуют между правительствами земель и муниципалитетами.
  • Федерализм в Германии в целом следует принципу «субсидиарности», согласно которому управляющие функции и, в особенности, предоставление услуг должны быть делегированы на максимально низкий уровень – весьма важное положение, если принять во внимание широкий спектр полномочий Европейского Союза (например, право издавать директивы) и потенциальную возможность для централизации.
  • Формальное разделение полномочий между федеральным правительством и правительствами земель включает себя набор исключительных полномочий федеральной власти, сравнительно небольшое количество исключительных полномочий властей земель и обширный список совместных полномочий. Федеральный парламент также обладает полномочиями (статья 75, Основной закон) принимать рамочные законопроекты в сферах, имеющих отношение к региональным и местным вопросам, включая земельное и региональное планирование, а также управление прибрежной зоной. Существует также ряд определенных в конституции «совместных задач», решаемых федеральным правительством и правительствами земель, в частности по созданию инфраструктуры для образования и здравоохранения, а также региональному экономическому развитию (статья 91, Основной закон). Данная форма разделения полномочий привела к возникновению системы тесных взаимоотношений между различными уровнями власти, в которой для успешной работы необходимо достижение полного консенсуса (Scharpf, 1988).
  • Федеральный парламент состоит из двух палат: нижней палаты, бундестага, который избирается всеобщим голосованием. Верхняя палата, бундесрат, состоит из делегатов правительств земель, представленных таким образом, чтобы предоставить большим по численности населения землям большее количество голосов. Бундесрат обладает правом абсолютного вето на законы, затрагивающие интересы земель, что на практике составляет примерно половину законопроектов, проходящих через федеральный парламент.
  • Бундесрат предоставляет землям возможность напрямую участвовать в формировании федеральной политики, включая ратификацию и обсуждение политики или любых договоров Европейского Союза, напрямую касающихся полномочий правительств земель (статья 23 Основного закона изменена в 1992 г.). На ход голосования оказывают влияние альянсы между федеральными партиями в нижней палате. Поэтому выборы в землях, которые проводятся отдельно и в различное время с федеральными выборами, могут повлиять на баланс сил во всем парламенте.
  • «Административный федерализм» работает через присутствие представителей земель в бундесрате, поскольку им отводится определенная роль в процессе законотворчества, чтобы они несли ответственность за претворение данных законов в жизнь. Однако федеральное финансирование не предоставляется автоматически для подкрепления каждого принятого административного решения.

В социальном, культурном и экономическом плане, Германская Федерация намного более гомогенна, чем другие федерации – в особенности до объединения 1990 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.