WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Для оценки эффективности экономической политики регионов показатели текущей поддержки промышленности, строительства и сельского хозяйства были сопоставлены с показателями динамики производства в соответствующих отраслях (в физическом и денежном выражении). Проведенный анализ показал, что взаимосвязи между этими показателями не существует (подобные результаты были вполне ожидаемыми, поскольку они были получены и в других исследованиях10). Можно предположить, что происходит взаимное "погашение" большего потенциала экономического развития регионов и неэффективности экономической политики региональных властей. Регионы с более высоким исходным уровнем экономического развития обладают, как правило, и большим потенциалом экономического роста (в силу более высоких уровней развития производственной инфраструктуры, квалификации рабочей силы, более высокого потребительского спроса из-за более высоких доходов населения, более благополучного финансового положения предприятий и, следовательно, больших их возможностей осуществлять инвестиции и т.д.).

Ни в одном из российских регионов на протяжении рассматриваемого периода не было стабильного роста промышленного и сельскохозяйственного производства. Различия между регионами по темпам роста или спада производства были на протяжении 1995-1999 гг. крайне нестабильными (зачастую в регионах спад и рост производства чередовались друг с другом в разные годы). Представляется, что вполне справедливо говорить о том, что ни в одном регионе не смогли создать модель экономической политики, которая бы привела к постоянной положительной динамике социально-экономических показателей. Хотя, конечно, существует определенный положительный опыт отдельных регионов (например, Новгородской области по привлечению инвестиций). Тем не менее совершенно однозначно можно говорить о том, что торможение экономических реформ, чрезмерная степень государственного регулирования не способствуют решению социальных и экономических проблем, о чем в частности свидетельствует опыт Ульяновской области.

Таким образом, региональные власти в лучшем случае просто не используют имеющиеся в их регионах возможности для создания условий экономического роста. При существующем уровне бюджетных доходов из региональных бюджетов могли бы осуществляться гораздо большие по своим масштабам инвестиции (прежде всего связанные с развитием производства) или гораздо более активно внедряться механизмы, направленные на стимулирование притока частных инвестиций (например, заметное снижение налоговой нагрузки). В худшем случае региональные власти не только не используют потенциал экономического роста, но и наоборот, препятствуют ему. Как правило, чем более экономически развит регион, тем выше в нем налоговая нагрузка, причем оцененная с помощью самых разных количественных показателей. То есть собственные доходы региональных бюджетов непропорционально высоки по сравнению с уровнем экономического развития регионов. Однозначного объяснения этого факта не существует, но вполне возможно, что в регионах с относительно благоприятной экономической ситуацией выше налоговая нагрузка, что сдерживает экономический рост.

Несостоятельность экономической политики
в Ульяновской области

Во многих публикациях, затрагивающих проблемы экономической политики региональных властей, двумя крайними полюсами в спектре региональных вариаций переходных системных преобразований назывались две области Поволжья – Нижегородская и Ульяновская. Нижегородская область считалась одним из лидеров в проведении реформ (ситуация в ней была рассмотрена ниже в отдельной вставке); в Ульяновской области руководство стремилось по возможности замедлить темпы преобразований.

Администрация Ульяновской области весьма скептически отнеслась к приватизации, проводила политику контроля над ценами на основные продукты питания (мясо, сливочное масло, сахар, яйца, молочные продукты, хлеб) путем нормированного распределения и введения административных ограничений на вывоз продуктов за пределы вверенной ей территории. Социально-ориентированная политика, в частности дотирование цен на отдельные потребительские товары, осуществлялась за счет средств внебюджетного фонда стабилизации экономики. Власти области оказывали поддержку местным предприятиям-монополистам, которые подчинялись их административному диктату.

Достоинствами такой политики областное руководство считало стабильность обстановки в регионе и социальную защищенность населения области. Однако сложившаяся после кризиса августа 1998 г. ситуация в Ульяновской области стала свидетельством полной несостоятельности подобных доводов. С осени 1998 г. по области прокатилась волна акций протеста: перекрытие движения городского транспорта рабочими Механического

завода, проведенные коммерсантами “похороны” предпринимательства, наконец, голодовка учителей. Причем по своим масштабам голодовка учителей была акцией беспрецедентной и чрезвычайной. Впервые в России в голодовке приняло участие около пятисот человек, впервые итогом этой голодовки стала смерть человека. Массовость голодовки показала, что в отчаянном положении в Ульяновской области находились целые слои населения.

Таким образом, попытка сохранить уравнительные методы социальной политики обернулись “отложенными” тяжелыми социальными издержками.

При подготовке вставки использовались: [1, 5, 10, 12, 15]

6. Различия между субъектами Федерации
в сбалансированности региональных
бюджетов и их причины

Показатели дефицита региональных бюджетов свидетельствуют как о склонности властей регионов к излишнему вмешательству в социальную и экономическую сферы, так и о потенциальных проблемах с обслуживанием регионального долга. При этом надо учитывать, что существуют совершенно разные по своему характеру источники финансирования бюджетного дефицита. Если дефицит в регионе покрывается за счет бюджетных ссуд из федерального бюджета, то ситуация в нем гораздо благоприятнее по сравнению с регионами, где разницу между расходами и доходами вынуждены компенсировать за счет выпуска ценных бумаг или заимствований в частном секторе. Бюджетные ссуды фактически являются одним из механизмов предоставления финансовой помощи регионам, зачастую они не возвращаются и списываются по взаимным расчетам. Поэтому мы рассчитали два показателя бюджетного дефицита: с включением и без включения в доходы бюджетных ссуд.

Динамика средних значения дефицита региональных бюджетов без учета бюджетных ссуд во второй половине 90-х годов (табл. 9) определялась, во-первых, развитием рынка региональных ценных бумаг и, во-вторых, масштабами предоставления бюджетных ссуд регионам из федерального бюджета.

Таблица 9. Средние значения дефицита региональных бюджетов в 1995-1999 гг.

Годы

Без учета бюджетных ссуд

С учетом бюджетных ссуд

Средневзвешенное значение
дефицита, %

Среднеарифметическое значение дефицита, %

Средневзвешенное значение
дефицита, %

Среднеарифметическое значение дефицита, %

1995

2,7

3,6

2,3

2,3

1996

6,1

9,1

4,6

5,2

1997

7,5

11,6

3,1

3,5

1 полугодие 1998

6,5

5,8

8,0

9,5

1998

2,8

1,9

3,5

3,5

1999

0,9

0,4

1,7

1,7

Вплоть до финансового кризиса 1998 г. региональные власти наращивали выпуск ценных бумаг, тогда как после финансового кризиса возможности использования этого инструмента покрытия бюджетного дефицита резко сократились (табл. 10). В целом по регионам в 1995-1997 гг. объем привлеченных за счет выпуска ценных бумаг средств превышал объем погашения основной суммы задолженности, причем величина этого превышения неуклонно возрастала, в 1998-1999 гг., наоборот, объем погашения превысил объем привлеченных средств. Аналогичная ситуация и с ссудами из федерального бюджета. Хотя в 1999 г. их получило большинство регионов, непогашенный на конец года остаток бюджетных ссуд имело относительно небольшое число субъектов Федерации, т.е. ссуды использовались преимущественно как источник покрытия кассового разрыва, а не финансовой помощи.

Кардинальные перемены в возможностях финансирования бюджетного дефицита привели также к изменению межрегиональных различий. Эти различия были стабильны на протяжении 1995-1997 гг., сильно изменились в 1998 г. и вновь стали стабильными в 1998-1999 гг.

Таблица 10. Финансирование дефицита региональных бюджетов в 1995-1999 гг.

Годы

Количество субъектов Федерации

Выпустивших ценные бумаги

Где объем привлеченных средств от выпуска ценных бумаг превысил объем погашения задолженности

Получивших бюджетные ссуды

Где объем полученных бюджетных ссуд превысил объем их погашения

1995

26

20

49

10

1996

53

44

80

52

1997

57

37

85

85

1998

39

14

35

16

1999

35

11

73

24

Регионов, где на протяжении всех пяти лет бюджетный дефицит не превышал среднероссийские значения, в России было 11. К ним относятся Москва, где ситуация была наиболее благополучной (небольшой, в 0.5% дефицит бюджета в столице был только в 1998 г., в остальные годы бюджет города сводился с профицитом). К числу "благополучных" регионов относятся также Краснодарский край, Новгородская, Владимирская, Московская, Смоленская, Кировская, Воронежская, Пермская, Свердловская области, Ханты-Мансийский АО. К этой же группе регионов можно отнести Ставропольский и Приморский края, Калужскую, Рязанскую, Волгоградскую, Самарскую, Челябинскую области, где значения дефицита не превышали 6%.

Можно предположить, что сбалансированность региональных бюджетов определяется двумя факторами: во-первых, субъективными факторами в экономической политике региональных властей, во-вторых, бюджетной обеспеченностью региона. Одно из часто встречающихся утверждений – из-за недостатка средств на финансирование самых необходимых мероприятий региональные власти просто вынуждены идти на несбалансированность бюджетов и рискованную политику заимствований.

Для подтверждения или опровержения этого тезиса можно сопоставить значения бюджетного дефицита и расходов на душу населения с учетом прожиточного минимума. Если использовать корреляционный анализ, то он показывает, что значимо отличный от нуля коэффициент корреляции получился только для 1998 г., причем отрицательный (-0,242), то есть чем выше расходы, тем выше и дефицит. При исключении из расчетов регионы, где душевые доходы более чем в 2,5 раза превышают среднероссийский уровень (в 1998 г. такими регионами были Таймырский, Эвенкийский, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, в 1999 г. к ним прибавился Ненецкий АО), получаются статистически значимые отрицательные коэффициенты корреляции как для 1998 г. (-0,394), так и 1999 г. (-0,322). То есть отнюдь не тяжелое финансовое положение приводит к высоким значениям бюджетного дефицита.

Об этом же свидетельствует и тот факт, что из названных 18 относительно благополучных регионов в 13 душевые расходы с учетом прожиточного минимума были во все рассматриваемые годы ниже среднероссийских, часто значительно, и только в 2 регионах – Москве и Ханты-Мансийском АО они были выше средних.

Та же самая ситуация и с регионами, где ситуация со сбалансированностью бюджета наихудшая. Явно выделяется на фоне других регионов Якутия, в которой на протяжении всех пяти лет значения дефицита превышали 31%, а в 1998 г. достигли 40,3%. В других регионах в отдельные годы значения дефицита были еще выше, однако ни в одном субъекте Федерации ситуация не была столь неблагоприятной на протяжении всех четырех лет. Важно отметить, что душевые расходы в Якутии превышали среднероссийский уровень в 1995-1998 гг. в 1,4-1,5 раза, а в 1999 г. – более чем в 2 раза.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.