WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Д. Лал

Политическая экономия реформ в Латинской Америке

Говорить о Латинской Америке, как о едином образовании, значит рассуждать об однородности стран континента, которые, напротив, весьма разнообразны. Тем не менее, наличие общности в культуре, истории, экономической политики облегчают восприятие процессов, идущих на континенте как едином целом. Как мы сможем убедиться, иберийское наследие и, в частности, влияние католицизма в этом регионе - важный фактор, позволяющий объяснить приливы и отливы в политике и политической экономии со времени обретения Латинской Америкой независимости - т.е. с начала 19-ого века. Это колониальное наследие стало формой, в которой вплоть до сегодняшнего дня отливается политика в данном регионе.

Относительное изобилие природных ресурсов (земли) по отношению к трудовым ресурсам и капиталу также способствовало тому, что страны латиноамериканского континента резко контрастируют с развивающимися странами в Азии, которые, напротив, имеют в изобилии трудовые ресурсы, но бедна землей и капиталом. Подобное различие ведет к двум очень разным современным путям развития, из которых один - латиноамериканский, как мы увидим далее, потенциально более опасен с политической точки зрения, чем азиатский. Эта черта латиноамериканского развития привнесла много общего в тот путь, которым прошли страны континента - от политики дирижизма по окончании второй мировой войны до волны экономической либерализации в конце 1980-х. Эту же черту развития стран континента нелишне принять во внимание при оценке последовательности и прочности современных реформ в Латинской Америке.

Мы начинаем с краткого определения тех элементов колониального наследия, которые заставили континент выбрать путь, отличный от направления, которым двигался его северный сосед, с его белым англо-саксонско-протестанским большинством. Причем эти различия имели место как в экономике, так и в политике, несмотря на схожие соотношения факторов развития, конституциональных форм и экономической риторики. Далее мы попытаемся показать влияние изобилия природных ресурсов на политику и экономику в данном регионе и рассмотрим причины глубоких реформ на континенте и вероятность их завершения и устойчивость.

1. Колониальное наследие

Совершенно явно, что в Латинской Америке водораздел пролегает между Бразилией, как бывшей португальской колонией, и остальной частью континента (исключая Карибы), которая была частью Новой Испании. Однако, принимая во внимание религиозную общность и схожесть патримониальных государств, основанных в конце 15-ого века на Иберийском полуострове, для целей нашего исследования схожесть в колониальном наследии более важна, чем соответствующие различия.

Континент также может быть условно разделен на части с точки зрения географии и экологии. Это более существенное различие. Горный “спинной хребет” Латинской Америки простирается от Мексики до Боливии и Парагвая. Именно здесь жили индейские племена, завоеванные конкистадорами, и это именно те страны, в которых социальная структура основана на этническом разделении населения на три группы: индейцы, метисы и креолы. В этих местах победили европейцы и наладили форму производства, существующую и поныне. Второй регион - Карибско-атлантическая прибрежная зона, простирающаяся от Мексики на юг до северной Бразилии. В этих местах (а также в прибрежных долинах Перу и жарких районах Мексики) европейцы организовали систему интенсивного тропического и полутропического земледелия, которая основывалась на труде ввозимых из Африки рабов. В этих местах африканцы, мулаты и белые сформировали одновременно и этническую смесь, и социальные различия. Третий регион - страны, находящиеся на юге латиноамериканского конуса. В этих местах жили немногочисленные индейцы, которые были быстро уничтожены, так что эти страны стали, в общем и целом, прибежищем для белых иммигрантов, которые вплоть до начала 20-ого века в основном были выходцами с Иберийского полуострова. В этом регионе основной формой производства было сравнительно умеренно развитое земледелие.

Модели колониального землевладения формировались под влиянием вышеуказанных причин, а также экологических условий и политики “материнских” государств Иберийского полуострова. Примечательно, что данный регион значительно отличается от другого региона, также богатого земельными ресурсами - Северной Америки. В то время как большинство развивающихся экономик - это экономики с избытком рабочей силы (что свойственно Азии), для Нового Света характерен дефицит трудовых ресурсов и изобилие земли. Домар убедительно доказывает, что в экономике, богатой земельными ресурсами невозможно сосуществование свободного труда, свободной земли и праздного высшего сословия. Одновременно могут сосуществовать любые два из вышеприведенных условий, но только не все три сразу.

Таким образом, рассматривается случай, когда земля и труд суть два единственных фактора производства. Земли настолько много, что доходы труда не уменьшаются, и предельный и средневзвешенный продукт его равны. Если работодатель хочет нанять работника, ему приходится оплачивать труд в размере, одинаковом для общего предельного и среднего продукта труда, что, следовательно, не оставляет излишка ренты самому работодателю. Таким образом, форма аграрного предприятия, в данном случае - фермы, основаны на семейном труде, поскольку любая другая форма наемного труда или аренды будет убыточной, а землевладельцы, которые должны зависеть от того или другого, не смогут существовать. Правительство могло бы поддержать подобных неработающих вассалов путем взимания прямых или косвенных налогов с этого независимого крестьянства; но эти вассалы или независимое дворянство-землевладельцы не могли бы жить за счет земельной ренты, поскольку ее попросту не существует. В этом смысле такая ситуация и есть форма североамериканской аграрной структуры и развития в колониальный период.

Следующий шаг правительства - желание создать независимый класс землевладельцев, и оно дарует нескольким лицам право владеть землей. Если крестьяне не прикреплены к земле, конкуренция между землевладельцами приведет к тому, что оплата сельскохозяйственного труда поднимется до предельного уровня производства, который близок к среднему уровню, так как земли - в избытке. Следовательно, размер излишка, причитающегося землевладельцу, будет очень мал или его не будет вообще. С целью обеспечить этот излишек, правительство может найти какие-либо способы: либо ограничить свободу крестьян на передвижение, либо отменить эту свободу вообще. В истории великих цивилизаций формами прикрепления крестьян были крепостное право, рабство и кастовая система. Эти формы были нужны для создания класса землевладельцев, которые извлекали ренту не от земли, а от крестьян - путем экспроприации большей части их дохода сверх уровня, необходимого для существования.

И, наконец, по мере того, как количество рабочей силы возрастает в связи с естественным ее ростом и/или миграцией и земля становится дефицитом (относительно рабочей силы), рабочая сила становится дешевле. Это позволяет землевладельцам получать земельную ренту и гарантирует приток рабочей силы для обработки земли.

В богатых землей США семейные фермы, двигаясь на Запад, постепенно покоряли континент. В Латинской же Америке не удалось сформировать общество мелких фермеров. Испания не могла “экспортировать” их в большом количестве.

Не меньшую важность имели и различия в экологических условиях обеих Америк применительно к ведению сельского хозяйства. В отличие от тропических зон обоих континентов, Север был наиболее пригоден для производства злаковых культур. Уровень доходности в производстве злаков постоянен, в отличие от таких культур, разводимых на плантациях, как сахар, уровень доходности в производстве которого возрастает. Последнее, правда в меньшей степени, верно и в отношении табака и кофе. В тех зонах обеих Америк, где климатические условия позволяли выращивать подобные культуры, с точки зрения производственных затрат, использование принудительного труда имело громадные преимущества перед свободным трудом, и, как результат, сформировалось гораздо более социально и экономически дифференцированное общество с большим уровнем имущественного неравноправия.

В противоположность отмеченному выше, с учетом благоприятных природных факторов, становым хребтом колониальной экономики США становится семейная ферма, и смогло развиться общество с довольно эгалитарными нравами. Таким образом, скорее именно природные факторы, чем культурные различия между протестантским Севером и католическим Югом, повлияли на развитие столь различных типов общества в обеих Америках. Это тезис может быть проиллюстрирован случаем с пуританской колонией, обосновавшейся на острове Провиденс, которая развивалась скорее по карибско-латиноамериканской модели землевладения и поселения, чем по североамериканской модели, установленной их братьями по вере.

Указанные культурные различия были, однако, весьма существенны для различных форм общественного устройства, установленных в зонах, соответственно, иберийской и англо-саксонской колонизации. Испанское государство после периода реконкисты было патримониальным, и феодализм в таком государстве не достигал своего полного развития. Это было централизованное государство, в котором феодально-поместная система, с присущей ей децентрализацией прав, так и не оформилась до конца.

Патримониальное государство, которое составило наследство Латинской Америки в гораздо большей степени, чем феодальное государство, имело еще одну отличительную черту - в его родословной имелись традиции католицизма. В то время как в протестантских колониях, как сжато определил Лютер в своем “Открытом письме о христианских добродетелях”, долг христианина, оказавшегося в землях, населенных язычниками, состоял в том, “...чтобы не обращать язычников в свою веру, но избирать собственных религиозных лидеров. Американские индейцы. должны быть покорены или уничтожены. Кроме того, идея спасения души соседа никогда не была частью кальвинистской этики, поскольку только лишь божественное милосердие, а не человеческие действия могут спасти человека...Когда подавлены посредники между совестью человека и Богом, евангелическая миссия христианства исчезает..”.

Напротив, именно евангелизм был оправданием конкисты и доминированию испанцев и португальцев в Латинской Америке. Как указывает Морсе, Новая Испания в большей степени, чем ее государства-родители, восприняла концепцию неотомизма, развитую Суаресом и его последователями, которая предоставляла идеологическое оправдание для патримониального государства. Согласно этой концепции, общество рассматривается как иерархическая структура, в которой каждый человек и социальная группа служат цели высшего общего и универсального порядка.

Подобная политическая система представляла собой по преимуществу ассоциацию “предприятий”. Протестанские же колонии, напротив, были относительно индифферентны к религиозной ортодоксальности. В уже цитированном труде Лютера указывается на то, что в колониях, если группа христиан не имеет священника или епископа, они должны из своей среды избрать священника, и такие выборы не только легитимизируют полномочия такого священника, но и освящают их.

Таким образом, на протестантском Севере развилось плюралистическое общество, разделявшее точку зрения, согласно которой мир состоит не из одного чрезвычайно дифференцированного общества, для которого необходимая связующая сила - определенные формы, действия и церемонии, но множество несвязанных сообществ, каждое из которых есть собрание схожих личностей, существующее в определенные отрезки времени и в определенном месте, и управляемое скорее провозглашенными условиями договора, чем общими символическими предписаниями. Это позволяет развить концепцию государства как гражданской ассоциации, причем государство выступает как посредник и третейский судья для множества конкурирующих интересов. Это различие объясняет наблюдение политологов, связанное с тем, что с политической точки зрения, североамериканцы изначально ограничивали свою вражду по отношению друг к другу для того, чтобы избрать государственных лиц и обсуждать государственную политику, а в Латинской Америке все разногласия носят более фундаментальный характер...- демократы, авторитаристы и коммунисты - все они настаивают, что знают, что лучше всего для них самих и их соседей.

Подобный фундаменталистский универсализм, с моей точки зрения, также объясняет широкую амплитуду колебаний подчиненных веяниям в политической и экономической моде, которые континент испытал за последние двести лет. В послевоенную эру декларация Экономической комиссии стран Латинской Америки (ЭКЛА) воспринималась как послание Господа. Если ЭКЛА исповедовала дирижизм, это становилось экономической политикой для большинства стран континента, а когда, в конце концов, в начале 90-ых ЭКЛА провозгласила экономический либерализм, это стало новым господним откровением. Следовательно, по указанным причинам идеология (с ее склонностью к универсализации) более важна Латинской Америке, чем другим континентам.

Прежде чем перейти к следующему разделу - периоду после Второй Мировой войны - нужно рассмотреть два момента, связанных с переходом от колониального государства. Первый момент заключается в том, что хотя лексика войн за независимость на латиноамериканском континенте была заимствована у Великой Французской революции, эти войны были националистическим восстаниями креолов - так же, как и Американская революция.

Несмотря на все сходство в политических формах, принятых новообразованными независимыми латиноамериканскими странами, с англо-французскими государствами, в реальности случилось так, что развал верховной власти активировал скрытые силы систем местных олигархий, муниципалитетов и семейных кланов в их борьбе за власть и престиж в новых, произвольно определенных республиках... Каудильо периода независимости, правящие кланом или импровизированной свитой посредством харизматических воззваний, были новейшей разновидностью конкистадора. Борьба за овладение аппаратом патримониального государства - осколка имперского аппарата - стала движущей силой общественной жизни в каждой стране.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.