WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Вместе с тем этот закон оставил определенные ограничения на право собственности на изобретения, созданные в рамках федеральных контрактов. Так, ведомства в течение определенного срока могли предъявить права на изобретения университета, а университет мог предоставить промышленности лицензию только на определенный ограниченный срок9.

Патентный закон США 98-62010, вступивший в силу 9 ноября 1984 г. и внесший поправки в закон Бая–Доула, снял многие ограничения, связанные с патентными правами университетов, в частности, гарантировал им, что отныне изобретения, созданные в рамках го­сударственных контрактов и финансирования, свободны от каких-либо притязаний на владение со стороны федерального правительства и его ведомств11. Были разрешены многие виды деятельности, касающиеся лицензирования и патентования: получение подрядчиками (исключая крупные коммерческие предприятия США и иностранные фирмы) роялти за использование патентов; принятие лабораториями решений по вопросам лицензирования; получение частными компаниями исключительных лицензий. При этом правительство сохранило право на неисключительную, безвозвратную, оплачиваемую лицензию, действующую по всему миру, на практическое использование изобретения, предоставляемую под руководством подрядчика.

Принятие закона Бая–Доула в значительной степени повлияло на интенсивность коммерциализации изобретений. Если (по данным архива конгресса) ранее было коммерциализировано 4% из 28 тысяч государственных патентов, то даже в начале применения нового закона коммерчески была реализована примерно треть таких изобретений. В 1986 г. доход 112 университетов от лицензионных платежей составил 30 млн долларов, а в 1999 г. доход 190 университетов, клинических госпиталей и некоммерческих научно-исследовательских организаций от лицензионных платежей составил, с поправкой на инфляцию, 862 млн долларов12. При этом деловая активность в сфере, связанной с продажей лицензионных продуктов, стала источником дополнительных поступлений от налогов на прибыль в размере 5 млрд долларов.

Закон СтивенсонаУайдлера

Закон Стивенсона–Уайдлера регулирует права собственности на изобретения, созданные в процессе совместных научных исследований частных предприятий и правительственных лабораторий. Основополагающий принцип, заложенный в данном законе, состоит в создании более тесных связей между лабораториями, принадлежащими федеральному правительству, и частными промышленными предприятиями. Согласно ст. 3710 этого Закона («Использование федеральной технологии») федеральное правительство несет ответственность за полное использование инвестиций в сферу ИР. С этой целью оно должно, где только возможно, передавать технологии, находящиеся в федеральном ведении, властям штатов и муниципалитетов, а также частному сектору. Закон потребовал от каждой федеральной лаборатории создавать офисы по выявлению коммерчески значимых технологий и их последующей передачи в частный сектор (Центры передачи технологий). Они должны были стать органами по сбору, распространению и передаче информации о принадлежащих государству технологиях, которые могут быть внедрены в государственном и частном секторах экономики. Сфера деятельности центров включала:

  • научную поддержку технологических и промышленных инноваций, включая совместные ИР университетов с промышленными предприятиями в области фундаментальных и прикладных исследований;
  • содействие отдельным лицам и малому бизнесу в создании, оценке и развитии технологических идей, ориентированных на развитие промышленных инноваций и создание новых предприятий;
  • технологическая помощь и консультационные услуги промышленности;
  • разработку программ обучения в области изобретательства, предпринимательства и промышленных инноваций.

Закон предоставлял этим центрам возможность получать права на любое созданное под его эгидой изобретение, которое хотя бы частично финансировалось за счет федеральных средств, если центр обеспечил стимулирование коммерциализации изобретения и использование роялти на вознаграждение автору или развитие исследовательской деятельности центра, а также предоставлял любому федеральному агентству право использования такого изобретения без уплаты роялти.

Эта политика была основана на убеждении, что частные организации, если им предоставить право собственности, смогут лучше осуществлять коммерциализацию изобретений, чем федеральные агентства.

Закон имел определенную оппозицию. Некоторые члены конгресса считали, что продукты, созданные с помощью государственных фондов, должны передаваться в общественное пользование и становиться доступными всем без передачи прав на основе исключительных лицензий, так как считали, что никто не должен извлекать пользу за счет государственных средств. Некоторые профессора университетов также были не удовлетворены законом, поскольку он был явно направлен на стимулирование университетов коммерциализировать свои изобретения, т.е. ориентируя их в первую очередь на получение выгоды, а не новых знаний.

В 1986 г. в развитие закона Стивенсона–Уайдлера был принят Закон о передаче федеральных технологий (Государственный закон 99-502). Закон предусматривал заключение специальных соглашений о кооперационных исследованиях и разработках между федеральными научными учреждениями и коммерческими компаниями – Договоров о совместных научных исследованиях и разработках (Cooperative Research and Development Agreement – CRADA). Данный закон дал возможность доступа всем заинтересованным фирмам США к научно-техническим ресурсам федеральных лабораторий, при этом вводились ограничения, связанные с национальной безопасностью. В случае CRADA речь идет о таких работах, когда соответствующий федеральный орган исполнительной власти является заказчиком работ, в ходе выполнения которых получаются результаты, имеющие коммерческую ценность, и обязательным партнером выступает промышленная фирма. В отдельных случаях к данной программе могут подключаться исследовательские университеты и/или региональные власти штатов. Средняя стоимость проекта в рамках CRADA составляет около 800 тыс. долларов. С 1992 по 1995 г. было подписано более 3500 кооперативных соглашений13.

В соответствии с Законом обе стороны, участвующие в совместной работе, могут иметь общий персонал, собственность и пользоваться общими услугами. Однако федеральное правительство не может осуществлять какое-либо прямое финансирование частной компании-участника договора. Хотя закон Стивенсона–Уайдлера не требует какого-либо конкретного распределения прав собственности на ИС, он разрешает лаборатории, принадлежащей федеральному правительству, передавать права собственности на созданную ИС частному предприятию. Как и в случае с законом Бая–Доула, федеральному правительству должна предоставляться безотзывная, безвозмездная, неисключительная лицензия, чтобы технология могла использоваться в других странах мира.

Как правило, частным компаниям предоставляется неисключительная лицензия, однако общая тенденция состоит в увеличении прав, предоставляемых частному сектору. Кроме того, в особо приоритетном положении находятся малые фирмы. Им в рамках CRADA могут выдаваться эксклюзивные лицензии.

Любопытно также рассмотреть механизм выплаты вознаграждений в рамках CRADA, который не только учитывает баланс интересов, но и стимулирует открытую изобретательскую деятельность авторов. Согласно Закону, глава агентства или лаборатории, занимающийся лицензированием, должен выплачивать автору каждый год первые 2000 долларов и не менее 15% от последующих поступлений. Остальные доходы могут использоваться на реинвестирование в ИР. В том случае, если сумма лицензионных платежей превысит 5% годового бюджета лаборатории, излишки поступают в федеральный бюджет. Сумма превышения делится между агентством и казначейством в пропорции 25% к 75%. Таким образом, порядок выплат таков, что сначала свою долю получает автор, потом – лаборатория, где он работает, а в последнюю очередь – государство. При этом в случае высоких доходов доля государства оказывается наиболее значительной. Такой механизм снижает вероятность конфликта интересов и стимулирует к тому, чтобы авторы не скрывали своих изобретений и не искали теневых путей их реализации.

В законах Бая–Доула и Стивенсона–Уайдлера оговаривались также условия, при которых права на созданные изобретения предоставляются только государственному органу. Это делается в случаях, если подрядчик не имеет постоянного местонахождения или места жительства в США или является представителем (подвержен контролю) иностранного государства; а также в исключительных обстоятельствах14, если государственный орган установит, что ограничение прав на изобретение будет наилучшим образом способствовать соблюдению государственных интересов или интересов национальной безопасности (особенно это касается оборонных и ядерно-космических исследований). Таким образом, право выходить на госзаказчика с инициативой получения патента на свое имя принадлежит исполнителю, а госзаказчик имеет право в «исключительных случаях» отказать исполнителю в такой просьбе. За 22 года действия закона Бая–Доула правительство так и не воспользовалось своими исключительными правами контроля за процессом коммерциализации изобретений.

В 1989 г. введенный механизм был распространен шире после принятия Закона о национальной конкурентоспособности при передаче технологий (Государственный закон № 101-189). Он предоставил право государственным лабораториям, находящимся на контракте с федеральным агентством, заключать CRADA и осуществлять другие договоренности с университетами и частным сектором. В рамках этого закона было предоставлено право трансфера технологий для федеральных лабораторий, занимающихся ядерным оружием. В 1991–1992 гг. идея сотрудничества секторов получила дальнейшее развитие применительно к деятельности отдельных агентств.

Перенос опыта CRADA на российскую почву пока не имеет достаточных правовых оснований. Специфика CRADA состоит в том, что в нем задействовано государственное учреждение, не являющееся коммерческим субъектом, но участвующее в коммерческой деятельности. Последнее осуществляется по поручению государственного органа, которому подчиняется данное учреждение. В России, согласно Гражданскому кодексу, госучреждения не могут действовать в качестве субъекта, выполняющего коммерческие функции по заказу государственного органа.

В заключение следует отметить, что конгресс и правительство, поставив целью достижение национальной конкурентоспособности и технологического развития, постепенно, в течение длительного периода, осуществили и продолжают осуществлять комплекс государственных, административных мер по развитию инновационной экономики. Так, конгресс постоянно совершенствует законодательство в области передачи технологий. Составом конгресса в период правления администрации президента Клинтона были введены 80 законодательных актов (bills), которые ссылались или вносили поправки к закону Стивенсона–Уайдлера, в числе осуществленных 243 мероприятий, которые так или иначе влияли на передачу технологий15. Это свидетельствует о том, что использование находящихся в федеральной собственности технологий с целью повышения экономической конкурентоспособности и роста экономики является проблемой особой государственной значимости, требующей кропотливой и последовательной работы по выстраиванию национальной инновационной системы государства.

6.2. Германия

Научные системы России и Германии наиболее близки между собой. Это проявляется, в частности, в достаточно жестких требованиях к заявкам на получение патентов. Другой аспект – объединение научных организаций Германии в самоуправляемые общества, имеющие определенные черты сходства с РАН и другими государственными академиями. В Германии есть два таких объединения – Общество Макса Планка и Общество Фраунгофера. Первое общество сосредоточено на фундаментальных исследованиях, второе – на прикладных. Масштабы коммерциализации в них достаточно скромны – 2 и 8% от бюджетов Обществ соответственно. Для этих Обществ существует особая модель коммерциализации ИР, созданных за счет бюджетных средств. Во-первых, институты Обществ не несут обязательств по передаче результатов исследований, во-вторых, могут использовать для своих нужд весь доход, получаемый от коммерциализации.

В целом в Германии действует несколько моделей коммерциализации ИР, в том числе так называемая «университетская модель», в значительной мере напоминающая механизм, введенный законом Бая–Доула. Специфика германского опыта в том, что он более жестко отстаивает права государства в регулировании вопросов коммерциализации ИР и получения доходов. Так, государству в лице Министерства исследований и технологий должны передаваться права на объекты ИС, имеющие государственное значение, и министерство участвует в доходах от коммерциализации (5 тыс. марок за каждое изобретение плюс 10% от совокупного дохода).

Помимо университетской есть также промышленная и смешанная модели коммерциализации результатов НТД. Промышленная модель коммерциализации применяется в случаях, когда частные промышленные предприятия получают субсидии на выполнение ИР. Размер субсидий никогда не превышает половины стоимости проекта, а участие государства в лице Министерства исследований и технологий в доходах не может превышать 40% от объема финансирования.

С 2002 г. патентное законодательство Германии изменилось. Если раньше изобретатели, работающие в академическом секторе, имели эксклюзивные права в отношении созданной ими ИС, то теперь, если изобретение сделано в рамках выполнения служебных обязанностей, оно принадлежит университету-работодателю. При этом изобретатель из академического сектора имеет право на получение неисключительной лицензии для того, чтобы использовать свое изобретение в процессе дальнейших исследований или в преподавательской деятельности. В свою очередь университет может или заявить свои права на ИС, или оставить эти права сотруднику.

В Германии также была создана структура, учрежденная Обществом Макса Планка, напоминающая ANVAR во Франции и БТГ в Великобритании. Данная компания обеспечивала устойчивое получение лицензионных платежей из-за рубежа в размере 20–30 млн немецких марок в год.

6.3. Великобритания

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.