WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 24 |

К 1910 г., однако, у большинствазаконодательных собраний штатов в США уже не было полномочий упразднятьмуниципальные образования или пересматривать их границы без согласия на местах.Подобная практика была запрещена соответствующими конституциями штатов. После1910 г. конституции в большинстве штатов содержали два механизма правовойзащиты муниципальных образований. Первый механизм заключался в наложенииограничения на принятие штатами так называемого «особого законодательства».Речь шла о недопущении принятия конгрессами штатов законодательных актов,касающихся одного муниципалитета или произвольно выбранной группы муниципальныхобразований. Такой запрет на принятие «особого законодательства» был в целомподдержан прогрессивными реформаторами, которых не устраивала способностьполитической элиты городов манипулировать своими представителями в конгрессесоответствующего штата для того, чтобы периодически решать сугубо местныепроблемы посредством «особого законодательства» на уровне штата. Уже в 1846 г.,выступая на Конституционной конвенции штата Нью-Йорк, представитель БруклинаГенри Мерфи указал на антиконституционность «особого законодательства»,поскольку «никого в Олбани (г. Олбани – административный центр штатаНью-Йорк. –Прим. пер.), за исключениемсамих представителей данного муниципального образования, не волнует содержание»такого законопроекта и такие законопроекты «принимаются без какого-либорассмотрения, так как они влияют лишь на жителей отдельного муниципальногообразования»7. Такая позиция оказалась полностью соответствующей духу того, чемубыло суждено стать основной заповедью прогрессивных реформаторов – обеспечение открытостизаконотворческого процесса, выработка свода четких правил, распространяющихсяна всех без исключения, и невозможность их нарушения в результате закулисныхигр.

Способы обхода запрета на «особоезаконодательство» хорошо известны. Например, законодатель штата может принятьзакон, распространяющийся на все муниципальные образования в данном штате счисленностью населения в пределах от 150 до 175 тыс. человек, даже если этотзакон будет применяться только в отношении одного муниципального образования.Затем суд будет решать, было ли принятие закона для такой ограниченнойкатегории на самом деле продиктовано стремлением провести «особоезаконодательство». Авторы конституционного запрета на «особое законодательство»никогда не претендовали на особую юридическую чистоту этого механизма, но такимобразом они дали понять законодателю, что любые попытки принятиязаконодательных актов, касающихся одного отдельно взятого муниципалитета илипроизвольно выбранной группы муниципальных образований неприемлемы с точкизрения конституционности.

Прогрессивных реформаторов в США большеинтересовало обеспечение торжества принципа «самоуправления» («home rule») на местном уровне как формыконституционной защиты муниципальных образований, особенно наиболее крупных изних. Принцип «самоуправления» проявляется в различных формах, но все онипредполагают ограничение способности законодательных собраний штатов в своемзаконотворчестве вторгаться в те аспекты местной автономии, которыегарантированы в законодательных актах, закрепивших принцип«самоуправления»8. По меньшей мере, принцип«самоуправления» в отношении отдельного муниципального образования должен былозначать то, что оно (это муниципальное образование) не может быть упразднено,а его границы изменены решением законодателей штата. Для «прогрессистов»принцип самоуправления обычно не был самоцелью. В их понимании, он скореедолжен был сыграть роль локомотива, в составе которого реформаторы могли«протащить» целый ряд других милых их сердцу инициатив по структурнымизменениям, причем этот «локомотив» должен был иметь достаточно прочнуюконструкцию, чтобы достойно выдержать попытки со стороны законодателейсоответствующего штата по-своему обработать перевозимый им «груз».

Сто лет назад Канада переживала почти стольже бурный период реформирования местных властей, как и ее южный сосед– США. При этом,однако, канадские реформаторы оставили после себя иное наследство. Так, самыекропотливые исследователи будут тщетно искать в наиболее известных источниках одеятельности канадских реформаторов упоминания о принципе «местногосамоуправления» («home rule») или запрете «особого законодательства». Очевиднойпричиной отказа канадских реформаторов от конституционной защитымуниципалитетов было отсутствие собственных конституций в провинциях кактаковых. В самом деле, любое предложение о писаных конституциях наверняка былобы воспринято как проявление «антибританских» настроений, в чем меньше всегохотели бы быть заподозрены даже наиболее активные поборники американскойреформы из числа канадских реформаторов, не говоря уже о представителяхсудебной власти.

Границы

Границы государств и субъектов федерацийотличаются удивительной устойчивостью. Даже распад Советского Союза иЧехословакии не привел к изменениям границ ранее существовавшихобразований в значительной степени в силу понимания многими тогообстоятельства, что переговоры по уточнению границ могут быть сопряжены снемалыми трудностями, если не опасностями. К муниципальным жеобразованиям это не относится. Во многих странах границы муниципальныхобразований подвергаются частым пересмотрам. Но даже при отсутствиитаковых нередко выдвигаются предложения произвести такие изменения, или, покрайней мере, создать новые межмуниципальные институты, такие как специальныеокруга, для оказания определенных услуг расположенным по соседству друг сдругом муниципальным образованиям городского типа.

Сложившиеся международные границы являютсярезультатом исторического развития, и им по праву придается большоеполитическое, экономическое и общественное значение. Границы же междумуниципальными образованиями в большинстве случаев диктовались функциональнымисоображениями. Когда-то кто-то решил, что определенная территория подходит дляуправления местным советом и, соответственно, предоставления общего комплексаместных услуг. Такие функциональные соображения наиболее очевидны прирассмотрении первоначальных границ муниципальных образований городского типа:больших и малых городов, сел и деревень. Обычно первопричиной их становления вкачестве муниципальных образований служил именно тот факт, что населенныепункты становились городскими центрами, нуждающимися в особых общественныхуслугах в отличие от услуг, оказываемых окружающим их селам (деревням).Изначальные границы муниципальных образований сельского типа характеризуютсяменее очевидной функциональностью, хотя их очертания часто определялисьсоображениями разумной удаленности друг от друга с точки зрения людей,проживавших во время их образования. В некоторых странах Европы очертания этихадминистративно-территориальных единиц унаследованы со временфеодализма.

Вследствие того, что границы муниципалитетов,особенно городских, определялись изначально функциональными соображениями, онипо сегодняшний день остаются предметом споров. Утверждение, что границыотдельных муниципальных образований устарели или перестали соответствоватьсвоим задачам, имеют зачастую гораздо больший политический смысл, чем подобныетребования в отношении границ всего государства в целом. Стремление к изменениюграниц муниципальных образований обычно вызывается активизацией направленногововне процесса урбанизации, сопровождаемой расширением городов (поселковгородского типа), которым становится «тесно» в пределах исторически сложившихсяи официально признанных границ. Иногда предложения по изменению границмотивируются искренним желанием повысить уровень эффективности и справедливостипринимаемых на местах решений, усовершенствовать сложившуюся практикууправления жизнедеятельностью муниципальных образований; возможны также случаилавирования в поисках политической или экономической выгоды со сторонынекоторых участников конфликтов вокруг вопроса о муниципальныхграницах.

Предположим, что в прошлом образовался некийпоселок городского типа, который затем официально был признан центральнымправительством как город. Избирается городской совет для надзора за оказаниемместных услуг населению данного образования. Границы включают в себя всютерриторию, на которой относительно компактно проживает городское население(исключая сельскую территорию), а также все производственные предприятия,магазины и учреждения, в которых работают жители данного города. Проявляядальновидность, лица, принимающие решения по определению границ, включают вчерту города даже некоторые дополнительные площади земли под будущий ростгорода. Предположим также, что жители данного города преуспевают в своиххозяйственных делах –быстрыми темпами развивается экономика города, растут его предприятия,создаются новые рабочие места и в целом в городе складывается приятнаяатмосфера не без активного участия со стороны местных органов власти, чтопривлекает сюда все большее количество людей из других районовстраны.

Однако рано или поздно город столкнется снехваткой земли для своего дальнейшего развития и расширения. При этом будеттри возможности. Первая – наименее вероятная. Дальнейшее развитие может оказаться простоневозможным из-за позиции сопредельных сельских районов, так что горожанампридется смириться с мыслью о закреплении границ города в пределах сложившихсяочертаний (при этом в краткосрочной перспективе цены на их недвижимость будутподниматься, поскольку речь идет о редком и весьма ценном товаре – городской земле). Вторая, гораздоболее вероятная возможность будет заключаться в том, что власти сопредельныхсельских районов проявят интерес к дальнейшему росту города и даже одобрят его,но без пересмотра сложившихся границ. В зависимости от конкретныхдоговоренностей по финансированию муниципальных услуг такая политика можетпривести к некоторому облегчению удельного налогового бремени в сельскихрайонах на фоне естественного расширится налоговой базы. В особенно выгодномположении окажутся те сельские жители, которые владеют участками внепосредственной близости от черты города, поскольку цены на эти участки будутнеизбежно расти по мере того, как они начнут официально обозначаться как земли,предназначенные под городскую (промышленную) застройку. Даже те новые жители с«городским менталитетом», которые поселятся в таком пригороде, посчитают длясебя более выгодным именно такое положение, чем если бы им пришлось селитьсягде-то в пределах города. Им, скорее всего, не придется платить за пользованиетеми самыми удобствами и услугами, доступ к которым в близлежащем городскомцентре и послужил для этих людей стимулом для переезда в данныйрайон.

Наконец, третий вариант предусматриваетвозможное расширение границ города в соответствии с темпами его естественногороста. Этот процесс расширения границ сопровождается присоединением(поглощением) близлежащих населенных пунктов. Это непростое явление можетразвиваться не так болезненно, если подлежащая присоединению (поглощению) земляеще не освоена городом, а остается собственно сельской местностью. Посколькунаиболее очевидной целью такого присоединения (поглощения) является обеспечениеупорядоченного расширения города, целесообразно – во всяком случае, в идеале– производить такоеприсоединение (поглощение) не после фактического завершения массовой застройкиновых районов, а до этого.

Если практика расширения городов путемприсоединения (поглощения) близлежащих сельских районов будет вообщеразрешаться государством, то центральное правительство должно выработать иустановить для этого соответствующий порядок. Такой порядок может включитьнеобходимость проведения взаимных консультаций с участием местных органоввласти и достижения всеми сторонами общего согласия. Консенсус можетдостигаться либо между двумя соответствующими местными советами, либо можетпотребоваться проведение разного рода местных референдумов, особенно с участиемтех жителей и владельцев недвижимости, которые непосредственно окажутся подвлиянием предлагаемых изменений. Трудность с достижением консенсуса заключаетсяв том, что муниципальному образованию, подвергающемуся поглощению, редко бываетвыгодно принять предлагаемые изменения. «Поглощающая» сторона иногда можетприбегнуть к «компенсационным выплатам» для того, чтобы заручиться согласиемдругой стороны. Позиция владельцев земли в «поглощаемом» районе обычнонаходится в прямой зависимости от перспективы повышения стоимости их участковземли на рынке недвижимости. Если дальнейшая застройка возможна только в томслучае, если данный участок отведен в пределах муниципального образованиягородского типа, то тогда такие владельцы, скорее всего, будут поддерживатьпредлагаемые изменения. Если застройка будет все равно возможна независимо отисхода спора о присоединении (поглощении), тогда их позиция будет зависеть отуровня налоговой нагрузки и конкретных особенностей местной политической жизни.В большинстве или, вероятно, во всех штатах США и провинциях Канады признаютсязаконными присоединения (поглощения), ставшие результатом согласованных решенийна местах. Именно конкретный способ достижения общественного консенсуса наместном уровне и является основным предметом спора в контексте обсуждения такихзаконодательных (нормативных) актов. Например, американская законодательнаябаза требует, как правило, проведения местных референдумов, тогда как в Канадеобычно достаточным оказывается одобрение со стороны местныхсоветов.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.