WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Участвуя в международной борьбе с отмыванием денег, канадское правительство создало Financial Transactions and Reports Analysis Center of Canada (FINTRAC)- независимое агентство, в чьи полномочия входит сбор, анализ, оценка и предание гласности информации, позволяющей отследить, предупредить и воспрепятствовать отмыванию денег. Полномочия организации позволяют требовать исполнения норм бухгалтерского учета и отчетности, установленных Законом “Proceeds of Crime (Money Llaundering) Act” и повышения уровня информированности и осведомленности в сфере, относящейся к отмыванию денег. С 2001 г. банки и другие финансовые институты обязаны сообщать о подозрительных финансовых операциях и перемещении крупных сумм наличными через границы страны. Эти меры реализуются поэтапно в течение 2002 г. Банк Канады также изымает из обращения купюры крупного достоинства (прежде всего 1000 долл.) для того, чтобы уменьшить возможности для криминальных элементов перемещать значительные средства внутри финансовой системы страны.

В результате террористической атаки на Нью-Йорк 11 сентября 2001 г. полномочия FINTRAC были расширены, благодаря изменениям и дополнениям в Законы “Proceeds of Crime (Money Laundering) Act” и “Terrorist Financing Act”. Согласно новому законодательству, частные лица и организации обязаны сообщать о фактах финансирования террористической деятельности, а FINTRAC уполномочен получать информацию от общественности относительно подозрительной финансовой деятельности, которая может быть связана с терроризмом.

5.3.5. Арбитраж или скупка ценных бумаг для их
последующей перепродажи

Можно выделить два вида арбитража, характерных для канадских рынков и корпоративного управления. Один из них связан с ценами: разнятся ли цены на одни и те же акции в США и Канаде, и если нет, то почему Приемы арбитража сегодня так хорошо закамуфлированы, что ответ на первый вопрос может быть только отрицательным. Одни и те же брокеры имеют места на главных североамериканских биржах и вовлечены в компьютеризованную торговлю ценными бумагами. Как только появляется информация о значительном разрыве в котировках акций, то на соответствующих биржах автоматически вводятся в действие инструкции о продаже и покупке акций и цены быстро обретают равновесие, что просто отражает уровень автоматизации системы, которая в прошлом основывалась на демонстрационных табло на биржевой площадке. Поскольку сегодня реакция рынка на колебания цен стремительна, что отчасти связано с немедленным поступлением новых данных, тревогу стала вызывать проблема достоверности информации. Корпоративный менеджмент теперь дает “вводные” какой-либо “приближенной” узкой группе аналитиков или инвестиционных банков для составления ими, на свой страх и риск, прогнозов продаж или прибылей. Сегодня нормой стало одновременное открытие информации для всех игроков на рынке посредством электронных средств коммуникации.

Более серьезной проблемой представляется явление, которое иногда называют “регулирующий арбитраж”. Известно, что компании “подбирают” те биржи или юрисдикции, чьи процедуры отвечают обстоятельствам, в которых компании оказались на данный момент. Дело порой доходит до того, что появляется своего рода соревнование между биржами или юрисдикциями, которые хотят увеличить свою долю на рынке через предложение менее жестких условий и процедур. В течение многих лет, вплоть до конца 90-ых гг. прошлого века Ванкуверская биржа была местом, которого следовало избегать новичкам: это была площадка для самых подозрительных копеечных акций горнорудных компаний. Однако имеется и некий противовес — тенденция инвесторов обращаться на такую биржу или к такому регулирующему органу, который обеспечивает самые высокие стандарты доступа к информации и объективности. Там, где правила и процедуры жестки, а регулирующие органы беспощадны, инвесторы могут обрести большую уверенность. При уменьшении одного из источников рисков общая стоимость капитала для эмитента может снизиться.

Однако в Канаде возникают конфликты между юрисдикциями. Так, в частности, мы уже отмечали, расщепление юрисдикции федерального и региональных правительств по вопросу о ценных бумагах и наличие “балласта” в форме дублирующего регионального законодательства по данному вопросу может быть примером такого конфликта. На практике эта проблема решается путем координации и специализации нескольких региональных и территориальных регулирующих органов, которые решают подобные проблемы в рамках специализированного органа — Canadian Securities Regulators. Сегодня, в принципе, возможно подать заявку на проспект эмиссии в одной провинции и получить разрешение как от местного регулирующего органа, так и соответствующих органов из других провинций (хотя необходимость предоставлять зачастую пухлые тома документации на двух государственных языках по-прежнему вызывает озабоченность эмитентов). Неоднократно уже раздавались призывы к созданию единого общенационального регулирующего органа (они исходили от эмитентов и от Ontario Securities Commission), однако подобные инициативы наталкивались на возражения со стороны некоторых провинций, главным образом Квебека и Альберты. Что касается федерального правительства, то, несмотря на наличие BNA ACT, как основания для передачи этого вопроса в федеральную юрисдикцию, своего согласия оно не давало. Однако выражение его недовольства45достаточно для продвижения процесса гармонизации законодательства различных провинций по данному вопросу.

Заключение по разделу 5

Подытоживая все сказанное выше, можно отметить, что развитие канадской системы корпоративного управления и финансов со временем эволюционировало от предприятий, имевших одного владельца, и товариществ до сегодняшней системы, в рамках которой функция владения все в большей мере удаляется от функции управления. Процесс замены владельцев на менеджеров начался чуть более ста лет назад, и с тех пор первичные владельцы акционерного капитала все в большей степени уходили от ежедневного управления делами корпорации. Вначале они были просто акционерами; затем — инвесторами в паевые инвестиционные фонды, которые стали посредниками между мелкими инвесторами, вкладывающими в них свои сбережения и корпоративным менеджментом или получателями выплат из пенсионных фондов и инвестициями страховых компаний. В последнем случае между инвесторами и менеджментом появляется дополнительный слой посредников — ведь пенсионные фонды прибегают к услугам профессиональных менеджеров, которые размещают инвестиции по поручению ПФ.

Ни одна из этих форм мобилизации больших финансовых ресурсов не могла бы состояться без законодательства о доверительном управлении и ответственности перед обществом. Эти законы зародились в Великобритании 19 в. и впоследствии быстро развивались. Таким образом, у директоров корпораций появились серьезные обязательства работать добросовестностно, чтобы наилучшим образом соблюдать интересы корпорации и ее акционеров. Это положение стало основой системы корпоративного управления Канады.

Для корпораций, в которой акционеры представлены частными лицами, главная угроза — концентрация власти в руках нескольких инсайдеров, для которых доминантой может стать стремление к личному обогащению и вокруг действий которых умные и высокооплачиваемые адвокаты могут создать “дымовую завесу”. Такого рода ситуация возникает в следующих случаях: обычно “прослойки” из посредников между собственниками и менеджерами могут до такой степени ослабить нормы подотчетности, что менеджмент корпорации получает возможность присваивать значительную часть прибавочной стоимости, создаваемой корпорацией. Эта тенденция подтверждается наблюдающимся вот уже более 100 лет ростом оплаты труда менеджеров. Наиболее свежее и поразительное подтверждение тому — выпуск опционов для высшего звена корпоративных управленцев, которые размывают долю рядовых акционеров и приносят своим владельцам то самое богатство, которое в прежние времена было прерогативой капиталистов, а не нанимаемых ими помощников в управлении компанией. В этом смысле важным элементом реформы, которая может получить свое развитие из достаточно противоречивых предложений, становится отчетность по стоимости таких опционов, которые пользуются большой популярностью, поскольку в финансовых отчетах компании не относятся на себестоимость46.

Следующей опасностью для качества управления представляет наличие акционера с доминирующим, контрольным или даже мажоритарным пакетом акций. Это явление в большей степени характерное именно для Канады, чем для других стран и, в частности, США. Подобный акционер обеспечивает в правлении компании “свое” большинство. Защита от подобной практики — хорошо работающая система соответствующих законов и их инфорсмент. В этом случае на первый план выходит обязанность независимых директоров оценить ситуацию и выступить в защиту прав миноритарных акционеров; их деятельность подкрепляется указанной системой законов и примерами из практики корпоративного управления (см. цит. выше поглощение компанией Nova Bancorp корпорации Strategic Value). Естественно, во взаимоотношениях директоров, представляющих мажоритарного акционера, и независимых директоров наблюдаются трения, однако свое положительное воздействие оказывает современная тенденция предоставления большинства мест в правлении независимым директорам. Последние, в свою очередь, призваны играть решающую роль в комитетах правления по заработной плате и аудиту.

Наконец, остается открытой проблема корпораций Короны — полностью государственных предприятий. Хотя сегодня и не существует формальных препятствий к их приватизации, зачастую политические власти не проявляют политической воли по этому вопросу. Чтобы ни утверждали идеологи свободного рынка, еще на многие годы государственные корпорации останутся частью канадского корпоративного ландшафта47. В данном конкретном случае также имеются два, правда, различных источника угрозы качеству корпоративного управления: во-первых, члены правления и, до некоторой степени менеджмент, получают посты в компании по причинам, которые могут выходить за рамки их квалификации и пригодности к данной работе, — обычно директора государственных корпораций должны быть на дружеской ноге с правительством, а структура совета директоров должна отражать принцип регионального, этнического и гендерного равенства.

Другой угрозой должному уровню управления государственной корпорацией стало то, что многие подобные предприятия функционируют в тепличной среде. Там, где конкуренция либо слаба, либо отсутствует в принципе, общество может защитить себя от проявлений монополизма, однако для компаний отсутствие конкуренции означает леность, дряблость и исчезновение стремления к экономической эффективности у счастливчиков, получивших комфортные условия работы и хорошее жалованье. К сожалению, нет такой “серебряной пули”, которой можно было бы уничтожить подобные явления, однако есть способы создать суррогат конкуренции — стандарты измерения эффективности деятельности компании, система оплаты труда, в основе которой лежат результаты ее работы; кроме того, большую помощь здесь могут оказать пресса и публичное раскрытие информации о деятельности компаний.

Таковы основные угрозы эффективности корпоративного управления в Канаде, однако есть и другие: огромное разнообразие всех форм и способов функционирования корпораций способствует появлению все новых соблазнов. Если канадцы не буду упускать эту проблему из поля зрения, они смогут легче ориентироваться в призывах различного рода поборников совершенствования в области корпоративного управления, число которых множится вслед за чередой непрерывных скандалов, связанных с канадскими и американскими корпорациями.


1 С благодарностью за комментарии James Baillie и Grant Reuber.

2 См.: Partnerships Act (Ontario), R.S.O. 1990, c. P 5.

3 См.: Elizabeth Luessenhop and Martin Mayer, Risky business: an insider’s account of the disaster at Lloyd’s of London, New York: Scribner, 1995.

4 В провинции Онтарио главным законом, регулирующим данную сферу деятельности выступает Limited Partnerships Act (Ontario), R.S.O. 1990, c. L6

5 Используемая в Канаде терминология способна породить путаницу. Термин «частная компания» иногда употребляется для обозначения любого предприятия, в котором государство не участвует как (со)владелец, а «публичное владение» в зависимости от контекста может означать как ситуацию, при которой правительство владеет или контролирует предприятие, или же ситуацию, когда общественность (группа (не меньше) физических лиц), выступает, посредством биржевых механизмов, владельцем компании или контролирует ее. Даже Income Tax Act добавляет неясности в эту картину, когда в нем проводится важное различие между CCPC (Canadian-controlled private company) и всеми остальными компаниями. CCPC – это вид частной компании, в которой контроль принадлежит частным лицам – гражданам Канады.

6 Многие такие организации были созданы в последние годы – отчасти для решения бюджетных задач, отчасти – для того, чтобы снять подозрения о том, что предполагаемые расходы могли пойти на «услуги» «друзьям» правительства. В таких случаях, как Caanada Foundation for Innovation или Genome Canada, в правления фондов вошли граждане безупречной репутации и имеющие соответствующий опыт и знания («великие и достойные»), а также обладающие твердым характером. Генеральный ревизор Канады беспокоится о потере подотчетности: Canada, Auditor General, Report of the Auditor General of Canada 2002, chapter 1 (“Placing the Public’s Money beyond Parliament’s Reach”), Ottawa, 2002; Canada, Auditor General, Report of the Auditor General 1999, chapter 5 (“Collaborative arrangements”) и chapter 23 (“Involving others in governing – accountability at risk”), Ottawa, 1999. См. также: the 2002 Report of the Auditor General, Ottawa, April 16 2002.

7 Подробная и насыщенная романтикой история компании изложена в трехтомной монографии: Peter C. Newman:, Company of Adventurers (1985), Caesars of the Wilderness (1987) and Merchant Princes (1991), Viking (Penguin), Toronto.

8 Royal Proclamation of 1763 установила базовые правила для отношений между европейскими поселенцами в Британской Северной Америке и индейцами. Суть документа заключалась в строгой инструкции колониальным правительствам входить с индейцами в договорные отношения и получать права на землю прежде, чем разрешать поселенцам заселять новые земли. Поскольку Компания Гудзонова залива жаждала меха, а не земли и имела коммерческий интерес в подборе желающих поработать на нее энергичных аборигенов, по большей части конфликтов в этом отношении не возникало.

9 Который уже давно не существует как отдельный законодательный акт

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.