WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Наконец, в-четвертых, те сектора экономики, которые не могут адаптироваться к условиям рыночной конкуренции и требуют для своего развития господдержки (и госрегулирования), дешевых денег, “защиты отечественного производителя”. К ним относятся некоторые подотрасли машиностроения, легкая промышленность.

Очевидно, что лишь предприятия, относящиеся к четвертой группе, имеют явно выраженные антирыночные приоритеты. Все остальные так или иначе находят свое место в открытой рыночной экономике.

Оценка тенденций трансформации структуры российской промышленности носит, разумеется, предварительный характер. Ведь мы находимся только в начале процесса структурной перестройки в условиях роста, а не спада. Насколько устойчивыми окажутся тенденции, о которых выше шла речь Ответ на этот вопрос может дать только сама хозяйственная практика. Есть реальные основания полагать, что эти тенденции будут достаточно устойчивыми, что было бы весьма благоприятно для перспектив развития российской экономики и политики. Но существует по крайней мере два других сценария, безусловно, менее благоприятных.

Во-первых, еще нельзя исключать возможность коренного изменения макроэкономического курса в логике экономики популизма, что повлечет за собой срыв наметившихся тенденций к росту и возвращение к биполярной хозяйственной структуре.

Во-вторых, фактором неопределенности является характер институциональных преобразований в российской экономике, и особенно новые контуры системы отношений собственности в посткоммунистической России. Скажем, один вариант развития событий связан с формированием конкурентной среды, где разные типы предприятий образуют основу для функционирования разных групп интересов. Другой вариант - укрепление олигополистических тенденций, когда экономическое пространство страны оказывается поделенным между небольшим числом крупных финансово-промышленных групп со своими экономико-политическими интересами, которым (этим интересам) уже оказывается подчинены и интересы развития отдельных производств и секторов народного хозяйства.

Пока же мы можем опираться лишь на реально выявившиеся тенденции структурной трансформации российской экономики. И оставаясь в их рамках можно сделать ряд выводов, относительно того, как эти тенденции влияют на расклад сил между уже существующими группами экономических интересов и на возможности федеральной власти влиять на социально-экономические процессы. И выводы эти таковы.

Прежде всего, происходит ослабление антирыночных групп, составляющих социальную базу для левых партий. Благодаря этому можно прогнозировать некоторое ослабление политической напряженности в обществе и постепенное вымывание из политической элиты сторонников ортодоксальной импортозамещающей линии.

В этих условиях у правительства появляются дополнительные возможности для проведения независимого от отдельных групп интересов курса, более полно отражающего реальные национальные интересы. Преодоление биполярной структуры, усложнение системы существующих в обществе экономических интересов кладет конец ситуации, когда власть должна была выбирать между необходимостью поддержки одной или другой стороны этого конфликта. Теперь правительство имеет возможность опираться в своих решениях на более широкие коалиции и одновременно использовать в своих целях противоречия интересов отдельных групп.

Разумеется все сказанное не позволяет сделать однозначный вывод об окончательном успехе рыночных реформ. Существует по крайней мере два “фактора риска”, два разнопорядковых, но взаимосвязанных источника опасности для устойчивости исполнительной власти и ее экономического курса.

Один связан с естественным для современной российской ситуации стремлением крупнейших предпринимателей к установлению контроля над политической властью. Вокруг этого вопроса может происходить объединение их усилий, хотя такое объединение, в силу обозначенных выше факторов, не может быть устойчивым и обострение борьбы за новые переделы влияния будет совершенно неизбежным.

Во-вторых, перед правительством стоит сейчас ряд острых задач, связанных с новыми факторами осуществления макроэкономической политики. Прежде всего это стабилизация бюджета и преодоление хронической бюджетной задолженности, налоговая реформа, реформа межбюджетных отношений, реконструкция отраслей социальной сферы. Нерешение названных задач чревато серьезными потрясениями социально-политического характера. Причем характерно, что и в этих вопросах опыт ведущих латиноамериканских стран может быть исключительно полезен - практически все они после обуздания инфляции, сталкивались с аналогичным комплексом бюджетных и социальных проблем и должны были проводить соответствующие реформы (административную, бюджетную, пенсионную и т.д.).

Словом, на рубеже 1997-1998 годов Россия в очередной раз оказалась перед развилкой. Предстоит определиться с вопросом о принципах взаимоотношений власти и бизнеса. От этого выбора зависят механизмы и политические формы функционирования российского государства и всей экономической системы.


1 Hantington Samuel P. The Third Way. Norman and Lomdom: University of Oklahoma Press, 1991. P.62-68. Разумеется, в этом выводе автора менее всего следует видеть “фетишизм цифр”. С.Хантингтон подробно анализирует механизмы того, что он называет “a strong correlation between level of communications development and democracy” (p. 63).

2 Достаточно сравнить, скажем, показатели, характеризующие образовательный уровень населения и долю услуг в структуре ВНП. СССР явно опережал по первому показателю, тогда как структура ВНП скорее приближалась к постиндустриальной у латиноамериканских государств. (табл. 10).

3 Ворожейкина Т.Е. Демократия и экономическая реформа. Опыт сравнительного анализа России и Латинской Америки // Куда идет Россия: Общее и особенное в современном развитии. Т. IV. М., 1997. С. 97.

4 Sachs J.D. Social Conflicts and Populist Policies in Latin America. In: Brunetta R., Dell’Aringa C. (eds.). Labour Relations and Economic Performance. London: Macmillan, 1990.

5 Роль доступных естественных ресурсов с точки зрения перспектив импортозамещающей политики подробно проанализирована в кн.: Гайдар Е. Аномалии экономического роста. М.: Евразия, 1997. Гл. 2.

6 См.: Alesina A. Political Models of Macroeconomic Policy and Fiscal Reform. Washington D.C.: IBRD, 1992.

7 Цит. по: Окунева-Посконина Л.С. От авторитаризма к демократии: сравнительный анализ советских и бразильских реалий // Латинская Америка. 1992. N 1. С. 60.

8 В ряде исследований показывается, что проведение, скажем, макроэкономической стабилизации невозможно, пока в обществе существуют про- и атиинфляционистские силы с примерно одинаковым политическим (можно сказать, лоббистским) потенциалом. (См.: Fernandes R., Rodrik D. Resistance to Reform: Status Quo Bias in the Presence of Inflation. In Americal\n Economic Review. 81 (1991). P. 1146-1155; Alesina A., Drazen A. Whay are Stabilization Delayed In: American Economic Review. 82 (1992). P. 1170-1188).

9 Материалы этого раздела были подготовлены совместно с И. Стародубровской.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.