WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Особенности путей развития СССР и Латинской Америки должны были предопределить существенные различия путей выхода из авторитаризма в политике и индустриализма в экономике. Латиноамериканским государствам предстояло осуществить комплекс мер по демократизации и макроэкономической стабилизации, сопровождаемые шагами по дерегулированию и либерализации экономической жизни. Перед СССР стояла задача проведения системной трансформации, включающей коренные сдвиги в отношениях собственности и изменение на этой базе всех сторон жизни общества. Словом, латиноамериканские государства столкнулись с необходимостью проведения более или менее серьезных реформ, тогда как ликвидация советского коммунизма требовала изменений революционного характера.

Однако революционный характер трансформационных процессов в России не определяется лишь изменением отношений собственности. Более того, глубокие изменения в отношениях собственности возможны и нереволюционным путем. Сравнение революционного и реформаторского пути преобразования общественной жизни выходит за рамки настоящего доклада. Здесь нам представляется необходимым обратить внимание лишь на два наиболее существенных для дальнейшего изложения момента.

Во-первых, революционную трансформацию отличает резкое ослабление государственной власти, естественным следствием чего становится резкое усиление стихийности, нескоординированности социальных, экономических и политических процессов. Контроль государства за этими процессами становится неэффективным, а наиболее успешным оказывается то правительство, которое способно в максимальной мере опереться на существующие интересы влиятельных экономико-политических агентов. В этом отношении деятельность власти в условиях революции аналогична деятельности “слабого диктатора”, который может удерживаться у власти лишь балансируя между различными группами интересов. Этот феномен достаточно хорошо известен в Латинской Америке и описан в современной экономико-политической литературе6. Однако особенность революционного (в данном случае - российского посткоммунистического) опыта состоит как раз в том, что сильная власть здесь не может возникнуть в результате простого переворота и прихода в президентский дворец “сильной личности”, но лишь постепенно вызревает по мере исчерпания собственно революционных процессов.

Во-вторых, отсутствие консенсуса между основными социально-политическими силами и группами интересов. Радикальность происходящих изменений делает такой консенсус принципиально невозможным. И это накладывает существенные ограничения как на возможности решения конкретных экономико-политических задач, так и на функционирование конституционно-политической системы данной страны. Тем самым, иной оказывается политическая и экономическая логика проведения реформ. “Опыт Германии 1948 г., а также Мексики 1987 г. доказал, что для успешной реализации плана совершенно необходимы широкие дебаты и достижение социального согласия в период, предшествующий его принятию”, - писал Л.К.Брессер Перейра, видный бразильский экономист и бывший министр финансов7. Впрочем, это правило не всегда может сработать и в условиях наличия консенсуса по базовым ценностям развития общества8, а в условиях революционных сдвигов оказывается просто невозможным.

2. Особенности влияния латиноамериканского опыта на различных этапах развития перестроечного СССР и посткоммунистической России

Первые попытки сравнительного анализа пути реформирования советского общества с латиноамериканским опытом относятся ко второй половине 80-х годов и были связаны с поиском адекватного механизма осуществления реформ, необходимость которых на тот момент практически всеми признавалась.

Раньше всего речь зашла о политических аспектах трансформации. Точнее, о роли жесткого, диктаторского режима для проведения экономической модернизации. Памятны выступления И.Клямкина и А.Миграняна о том, что сколько-нибудь масштабные реформы хозяйственной системы несовместимы с политической демократизацией и, напротив, что они требуют режима авторитарного. Успехи Чили были налицо, и именно пример этой латиноамериканской страны наиболее часто использовался для подтверждения вывода о необходимости, если не желательности, диктатуры.

Интересно, что опыт Чили стал тогда привлекать внимание сторонников самых разных политических и теоретических воззрений. С одной стороны, это могли быть экономисты, придерживавшиеся последовательных либеральных взглядов. С другой стороны, об успехах пиночетовской Чили стало модно рассуждать среди части высшего партийного руководства, что должно было служить обоснованием противодействия консервативной части КПСС горбачевскому курсу.

Однако по мере развития экономического кризиса 1989-1991 годов, по мере роста товарного дефицита и обострения проблемы подавленной инфляции на передний план выходил другой аспект проблемы экономико-политических взаимодействий трансформационного процесса. Макроэкономическая дестабилизация, проедание валютных резервов и дезинтеграция политического пространства были чреваты острыми политическими потрясениями, а более конкретно - государственным (в том числе военным) переворотом. Схема “популистская политика - высокая инфляция - военный переворот” неоднократно доказала свою практичность, о чем убедительно свидетельствовал как раз опыт Латинской Америки.

Из этих рассуждений вытекало два принципиальных вопроса относительно путей дальнейшего развития советской (тогда еще советской) экономики.

Во-первых, о перспективах демократической системы в СССР, о возможности сочетания экономического кризиса и политической демократии. Не о целесообразности или нецелесообразности авторитаризма в условиях рыночной трансформации, но о вероятности крушения демократии при сохранении данных макроэкономических тенденций.

Во-вторых, о характере экономической политики авторитарного режима. Опыт латиноамериканских стран показывал, что приходящие на волне популизма военные правительства как правило оказывались способны проводить ответственную и жесткую политику, обеспечить преодоление экономического кризиса и добиться более или менее устойчивой ситуации в экономике. Бывало и обратное: военные, приходившие на волне общественного недовольства социально-экономическим курсом и обещавшие решительными мерами навести порядок, быстро доводили страну до полной экономической катастрофы. Что могла ждать Россия в случая подобного политического сценария

Любые исторические аналогии сами по себе не являются фактором политической предопределенности тех или иных событий. Напротив, история свидетельствует, что знание аналогий, их учет в деятельности практического политика несколько расширяет свободу маневра и позволяет хотя бы отчасти избежать нежелательного результата.

В нашем случае налицо был ряд факторов, противодействовавших формированию жесткого, диктаторского режима, который был бы способен решать стабилизационные задачи. С одной стороны, как уже отмечалось выше, данный уровень экономического развития (выражаемый в обобщенном виде как ВНП на душу населения) и стоявшая перед страной стратегическая задача выхода в постиндустриальный мир в значительной мере предопределяли невозможность решения социально-экономических проблем в условиях политической диктатуры. С другой стороны, революционный характер российской трансформации предопределял невозможность сильного, способного решать масштабные экономические задачи государства - даже при наличии диктаторского по форме правления.

В то же время было достаточно очевидно, что решение задач макроэкономической стабилизации требует решительности, политической воли, независимости от конфликтующих групп интересов. В этом состояло важнейшее противоречие российской ситуации накануне краха коммунистической системы.

Начало либеральных реформ в России способствовало усилению интереса исследователей к опыту латиноамериканских стран и одновременно требовали уточнения и конкретизации тех сюжетов и проблем, относительно которых этот опыт был особенно важен и интересен. Основными темами для исследования и обобщения латиноамериканского опыта в период 1992-1994 годов стали проблемы либерализации и макроэкономической стабилизации, политические факторы осуществления стабилизации, а также приватизации. (Впрочем, опыт приватизации не мог представлять особенного интереса в силу исключительной специфичности, масштабности приватизации в условиях посткоммунизма).

В части задач либерализации и стабилизации ключевым был вопрос о применимости стандартных макроэкономических подходов к посткоммунистической ситуации. Опыт Польши, где аналогичные реформ были начаты двумя годами ранее, равно как и проводившийся на протяжении ряда лет теоретический анализ, свидетельствовали в пользу положительного ответа. Оставался, однако, ряд технических вопросов осуществления либерализации и стабилизации, латиноамериканский опыт решения которых мог быть уместен и для поскоммунистической России. Мы имеем в виду проблемы номинального якоря, использования или не использования элементов гетеродоксной модели (прежде всего государственного контроля за ценами и зарплатой), концентрации либерализационных мероприятий во времени. В основном это были вопросы, решавшиеся в терминах практической целесообразности и политической возможности, а никак не с точки зрения теоретически целостной либеральной (или какой бы то ни было другой) доктрины.

Другим, не менее важным сюжетом, рассматриваемым сквозь призму латиноамериканского опыта, были конституционно-политические аспекты осуществления макроэкономической стабилизации. Как мы уже отмечали выше, большинство попыток макроэкономической стабилизации, имевших место в Латинской Америке к началу 90-х годов, осуществлялись военными режимами. Правда, в основном эти попытки быстро проваливались и удачный опыт связывался лишь с именем А. Пиночета. Но на стороне гражданских правлений не наблюдалось по сути ни одного удачного примера. Понятно, что введение авторитарного режима было в России нежелательно, да и невозможно, если говорить об авторитарном режиме, способном проводить осмысленный макроэкономический курс.

Одновременно все более очевидным становился конфликт между популистскими ориентирами российских законодателей и необходимостью принятия непопулярных шагов в экономической сфере. Конфликт этот на волне послеавгустовского демократического подъема был разрешен предоставлением президенту Б. Ельцину в октябре 1991 года дополнительных полномочий сроком на один год (что отчасти отражало и стремление депутатов снять с себя ответственность за социально болезненные шаги правительства). Однако уже весной 1992, когда опасность катастрофы миновала, решительно заявили о себе силы, ориентированные на осуществление популистского (инфляционистского) экономического курса. Центром популистских настроений стал, как можно было предположить, депутатский корпус, в полной зависимости от которого находились по действовавшей тогда Конституции и бюджет, и Центробанк.

Так случилось, что первый острый кризис во взаимоотношении между депутатами и правительством совпал во времени (апрель 1992) с политическим кризисом в Перу, когда президент А.Фухимори, вопреки конституции, распустил популистски настроенный парламент и объявил референдум по новой конституции, существенно расширявшей права исполнительной власти за счет законодательной. Причем население, уставшее от популизма и инфляции, поддержало антиконституционные действия президента. Позднее на неконституционное ограничение прав представительных органов пошло и правительство Аргентины, и тоже нашло в этом поддержку избирателей.

Эти события в известной мере указывали путь решения стоящих перед Россией проблем. Не антидемократический режим, но проведение глубокой конституционной реформы, пусть даже и антиконституционными методами, могло дать необходимые рамочные условия для осуществления необходимых реформ и выведения страны из острого экономического кризиса. Это был принципиальный вывод, поскольку давал возможность сохранить конституционный и по сути своей демократический режим, трансформировав его в направлении, необходимом для дальнейшего устойчивого развития страны. Причем Конституция 1993 года явно учитывала опыт конституционных решений в странах, где они принимались в условиях жестких экономических и политических кризисов (от Франции 1958 до Перу 1992 года).

Еще одной проблемой осуществления макроэкономической стабилизации является формирование групп интересов, заинтересованных или, наоборот, не заинтересованных в проведении соответствующего курса. Изучение стабилизационного опыта Латинской Америки подтверждало критический характер формирования коалиции антиинфляционистских сил для того, чтобы достичь в этом направлении успеха. Причем здесь важным было наличие двух моментов. С одной стороны, сам факт формирования заинтересованных в остановке инфляции политических и экономических групп, наличие у них достаточных ресурсов, чтобы противодействовать сопротивлению инфляционистов. С другой стороны, наличие достаточно сильной политической власти (и, соответственно, политической воли), которая могла бы отказаться от балансирования между различными группами интересов и взять на себя политическую ответственность за осуществление комплекса непопулярных шагов.

Элементарный анализ российских экономико-политических реалий показывал наличие в России двух противостоящих групп интересов и связанных с ними политических организаций. С одной стороны, экономические агенты, способные адаптироваться к условиям реальной рыночной конкуренции и для устойчивого развития которых прежде всего требовалась макроэкономическая стабильность и лмберальный внешнеэкономический режим. С другой стороны, все те, для кого мягкие бюджетные ограничения, слабая денежная политика и закрытость внутреннего рынка от конкуренции иностранных товаропроизводителей были необходимыми условиями их выживания (для слабых, неконкурентоспособных предприятий) или получения сверхприбылей (для банков и торговли).

Антиинфляционисты количественно представляли собой поначалу довольно ограниченный круг экономических агентов, хотя и весьма мощный в политическом, а вскоре и в финансовом отношениях. Здесь особо выделялись экспортоориентированные предприятия энергетических и сырьевых отраслей. Вскоре к ним присоединились производители продуктов первичной переработки (металлургия, химия).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.