WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

В. Мау

Российские реформы сквозь призму латиноамериканского опыта: некоторые итоги и тенденции

Сравнительный анализ экономического и политического развития посткоммунистических и латиноамериканских стран становится в последние годы все более популярным. Более того, по мере продвижения одних стран от коммунизма, а других от авторитарного популизма актуальность подобного рода сопоставлений нарастает. Опыт демократизации сменяется опытом осуществления экономических реформ.

Предметом этого доклада является выявление основных направлений влияния латиноамериканского опыта на развитие экономических реформ в СССР и в России. Основное внимание я хотел бы уделить проблемам, наиболее существенным для настоящего, постстабилизационного этапа развития российской экономики - экономико-политическим проблемам устойчивости и роста.

1. Общее и особенное в развитии России и Латинской Америки

Интерес к латиноамериканскому опыту обострился в СССР в середине 80-х годов. Отчасти это было связано с нараставшим пониманием необходимости осуществления серьезных экономических реформ в стране “развитого социализма”, что подталкивало к поиску и анализу возможных образцов и моделей. Хотя в ряду возможных образцов для подражания обращение к латиноамериканскому опыту все-таки воспринималось как дань экзотике, как некоторая теоретическая экстравагантность.

Между тем соответствующие сопоставления могли иметь под собой серьезные теоретические (методологические) и практические (исторические) основания. Сказанное касается целого ряда экономических параметров и политических проблем.

Прежде всего, сопоставимость уровня социально-экономического развития, измеряемого через показатель ВНП на душу населения (табл. 1). Сопоставимость этого параметра по разным странам не только является свидетельством определенной социально-экономической общности, но и несет важную политическую нагрузку. Именно этот уровень, как показано С. Хантингтоном, является критическим для сохранения авторитарных и тоталитарных режимов, именно при этом уровне социально-экономического развития бурное развертывание демократических процессов становится в высокой степени вероятным1.

Таблица 1

ВНП на душу населения в 1985 году в СССР и в отдельных странах Латинской Америки

СССР

Аргентина

Бразилия

Чили

Мексика

Доллары США в ценах 1990 (a)

6715

6912

4902

5145

5141

Доллары США в ценах 1993 (b)

5418

7088

5385

5415

6861

(a) - Maddison Angus. Monitoring the World Economy. Paris: OECD P. 201.

(b) - Россия в меняющемся мире. М.: ИЭА, 1997. СС. 225-226.

Другой фактор, общий для СССР и ведущих латиноамериканских стран, кроется в особенностях их экономической истории ХХ столетия. Точнее, в характерном для них типе догоняющей индустриализации, основанной на стратегии импортозамещения. Индустриализация в этих странах происходила при активном участии государства, создававшего тепличные условия для развития национальной промышленности. Этот курс мог мотивироваться различными аргументами - от необходимости защиты от капиталистического окружения до необходимости ослабления зависимости от мировых капиталистических рынков. Но во всех этих случаях неизбежным становилось формирование жесткой социально-экономической и производственно-технологической конструкции, низкоконкурентной с точки зрения мировых критериев эффективности и чреватой обострением политической нестабильности при попытках проведения структурных реформ (будь то в начале “импортозамещающего пути”, или при выходе из него). И именно импортозамещающий путь в индустриальный мир предопределил комплекс важнейших особенностей функционирования социально-экономических систем рассматриваемых здесь стран по обе стороны Атлантики (или, если угодно, по обе стороны Тихого океана).

Наконец, перед всеми названными странами встала к 80-м годам задача преодоления рамок индустриализма и выход в постиндустриальное общество. Достижение данного уровня среднедушевого ВНП также являлось признаком готовности соответствующих стран к переходу на новую ступень развития, хотя конкретные структурные предпосылки этого перехода в СССР и ведущих странах Латинской Америке, конечно же, не совпадали2. В то же время наличие авторитарных традиций во всех рассматриваемых государствах в совокупностью с запаздывающим характером постидустриализации (аналогично поздней индустриализации) предопределяли формирование конфликта между задачами неомодернизации и демократизации, преодоления авторитаризма.

Это последнее имеет еще один аспект, на который указывают некоторые исследователи. Рассматриваемые страны отличает своего рода изолированность трансформации, то есть осуществление реформ вне экономических и политических механизмов более развитых, более стабильных государств. Страны Центральной и Восточной Европы развиваются в направлении западноевропейской модели, что в значительной мере стабилизирует и упорядочивает их социально-экономические и политические системы, задает характер и важнейшие параметры развития. Россия же, как и большинство латиноамериканских государств, ориентирована на решение своих проблем в собственном социально-политическом контексте. Их трансформация не может быть вырвана из общемирового контекста, но влияние (прежде всего политическое и культурное) со стороны других стран и регионов является здесь гораздо более ограниченным. “В России, как и в Латинской Америке, ситуация в этом плане принципиально иная: представляя иные миры, цивилизации и континенты, оба эти региона оставлены “один на один” со своими многообразными и все более обостряющимися проблемами”3.

Разумеется, схожесть развития обоих групп государств никак не следует переоценивать. Немало факторов и параметров развития позднекоммунистического и латиноамериканского мира были сугубо различными и даже противоположными.

Прежде всего, это различие институциональной структуры, сохранение в Латинской Америке институтов частной собственности и легитимно накопленного богатства в частных руках.

Латиноамериканские страны имели также и опыт функционирования демократических институтов, опыт многопартийности. Авторитарные и военные режимы чередовались здесь с демократическими формами правления со всеми атрибутами традиционной буржуазной демократии. Собственно, в этом как раз и состоит коренное отличие авторитарных систем от тоталитарных.

Существенно иной была и социальная структура рассматриваемых стран. Для обществ советского типа характерна была крайняя форма эгалитаризма в официальном распределении доходов, социальное неравенство здесь было нивелировано, что подрывало стимулы экономического развития, но обеспечивало исключительную социальную стабильность общества. Так, коэффициент Джини, находившийся в СССР средины 80-х годов на уровне 25, в Бразилии превысил 60, в Мексике и Чили - 50 (табл. 2). Проблема бедности и социальной дифференциации была одной из основных доминант социально-политического развития большинства латиноамериканских государств на протяжении многих десятилетий4.

Таблица 2

Показатели социальной дифференциации. (коэффициент Джини)

Страны

Годы

коэффициент Джини

СССР (a)

1985

25,6

Россия (c)

1991

26,0

Россия (b)

1993

49,6

Швеция (c)

1987

30,4

Великобритания (a)

1985

29,7

Германия (d)

1984

25

Италия (d)

1986

31

США (c)

1992

46,6

Чили (b)

1994

56,5

Бразилия (b)

1989

63,4

Мексика (b)

1992

50,3

(а) - Atkinson Anthony B., Micklewright John. Economic Transformation in Eastern Europe and the Distributia of Income. Cambridge: Cambridge University Press, 1992. P. 112.

(b) - The World Bank. The State in a Changing World: World Development Report 1997. Oxford: Oxford University Press, 1997. P. 222-223.

(c) - Россия и ООН: Информационно-статистический справочник. М.: Госкомстат, 1995.

(d) - Gardiner Karen. A Survey of Income Inequality over the Last Twenty Years. London: LSE, 1993. P. 14.

Даже в посткоммунистической России, где социальная поляризация резко возросла, она все равно в двух важных аспектах отличалась от латиноамериканской. С одной стороны, показатели социального расслоения никак не дотягивали до латиноамериканских. С другой стороны, социальной структуре России нехарактерен раскол на два мощных и противостоящих друг другу полюса: слой чрезвычайно богатых весьма немногочисленен, и основная часть населения имеет более или менее схожие условия жизни, что особенно заметно при обращении не к среднероссийскому, а к региональным показателям распределения населения по доходным группам (табл. 3).

Таблица 3

Децильный коэффициент дифференциация доходов населения
1995 году

Россия

10,2

Москва

27,7

Санкт-Перетбург

7,1

Северный

10,3

Северо-западный

10,7

Центральный

13,8

Волго-Вятский

7,1

Центрально-Черноземный

6,7

Поволжский

7,5

Северо-Кавказский

7,3

Уральский

8,4

Западно-Сибирский

11,3

Восточно-Сибирский

13,7

Дальневосточный

13,3

Источник: Доходы и уровень жизни населения: Мониторинг. М.: Минтруд, 1997. С. 22.

Свою роль в “разведении” опыта этих стран сыграли и различия в ресурсообеспеченности. Богатство СССР природными ресурсами предопределило гораздо более широкие рамки функционирования и воспроизводства закрытой экономики, основанной на импортозамещающих идеях и технологиях. В Латинской Америке, при всей склонности различных политических режимов (правых и левых, военных и гражданских) к импортозамещению, экономическая политика в ХХ столетии имела все-таки волнообразный характер, популистские эксперименты сменялись либеральными эпизодами, а меры по ограничению иностранного капитала сменялись политикой “открытых дверей”. Ограниченность природных ресурсов ставила известные границы для импортозамещающей ортодоксии, от которых был практически полностью свободен Советский Союз5.

Из этого следует и еще одна важная особенность СССР и перспектив трансформации его экономики. Исключительная устойчивость советской социально-экономической системы, до поры до времени невосприимчивость к вызовам времени делали неизбежными гораздо более тяжелые последствия структурной перестройки, хотя и оттягивали момент ее осуществления. Результатом этого становилось, с одной стороны, все более масштабное отклонение советской экономической структуры от потребностей постиндустриальной эпохи, а с другой - обусловливали неизбежность масштабного спада производства во многих отраслях с началом адаптации к постиндустриальным реалиям.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.