WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В уставах академических институтов, как правило, прописано, что они владеют исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами, необходимыми для осуществления своей деятельности. Права института на объекты интеллектуальной собственности регулируются законодательством Российской Федерации.

На практике руководители многих институтов пока не считают вопросы охраны интеллектуальной собственности актуальными для «жизни» организаций, а их решение – перспективным для улучшения финансово-хозяйственного положения. По этой причине реализация прав на интеллектуальную собственность в структуре имущественных отношений большинства институтов находится на начальной стадии. В институтах не всегда проводится инвентаризация объектов, которые в принципе могли бы быть оценены как интеллектуальная собственность.

Те институты, которые проводят оценку, нередко делают это приблизительно, не пользуясь никакими методиками. Кроме того, оценка касается не всех объектов интеллектуальной собственности, а только определенных видов (например, программных продуктов). После появления Инструкции 107 по бухгалтерскому учету в бюджетных организациях такие объекты, как нематериальные активы, были зафиксированы на счете 31, с которого они постепенно списываются. На этом деятельность по инвентаризации (оценке) и постановке на баланс объектов интеллектуальной собственности как НМА нередко в институтах заканчивается.

Что касается собственно контрактов на НИОКР, в которых может решаться вопрос о распределении прав собственности на результаты, полученные за счет средств бюджета, то действующие государственные контракты, как правило, не удовлетворяют институты. Отмечается, что чрезмерно жесткие положения контрактов в отношении объема передаваемых заказчику прав на ИС, не подкрепленные достойной оплатой контракта, часто не способствуют передаче государству создаваемой ИС.

Подразделения (лаборатории) институтов нередко ведут сразу несколько контрактов по сходной тематике, и поэтому изобретение бывает сложно отнести к какому-то одному контракту. В целом сотрудники не склонны раскрывать новые результаты, но при этом нередко происходит раскрытие информации в процессе переговоров с иностранными фирмами или при выездах за рубеж. Таким образом, не действуют нормы конфиденциальности, конфликта интересов и соблюдения секретов производства.

Поэтому в ряде институтов после принятия нового Трудового кодекса между институтом и вновь принимаемым на работу сотрудником начали заключать договора, в которых оговариваются в том числе и вопросы ИС, такие, как доля автора в доходах в случае успеха проекта (она может достигать 20–30% от прибыли)6, степень его участия в процессе коммерциализации. Кроме того, сотрудники в письменной форме обязуются не конкурировать с собственным институтом. Это важно потому, что большинство научных сотрудников работает сразу в нескольких местах, и в связи с этим вводится также положение, согласно которому сотрудники обязуются не разглашать преждевременно информацию о результатах своей работы.

Таким образом, в учреждениях РАН механизм охраны и вовлечения в хозяйственный оборот объектов интеллектуальной собственности действует пока плохо. Не разработаны конкретные четкие правила по оценке объектов этой собственности, и нет процедур, которые были бы направлены на коммерциализацию результатов НТД.

5.3. Реализация прав на интеллектуальную
собственность в университетах

Российские государственные вузы, являясь образовательными учреждениями, в обязательном порядке осуществляют фундаментальные, поисковые, методические и прикладные исследования. Объекты ИС вуза создаются в результате выполнения научных исследований, финансируемых как из средств государственного бюджета и внебюджетных фондов, так и выполняемых в рамках учебного процесса.

Средства федерального бюджета, за счет которых выполняются научные исследования в вузах, могут представлять собой следующие формы финансирования:

  • НИР по единому заказ–наряду и заказ–наряду (тематическому плану);
  • НИР по научно-техническим программам (НТП) Минобразования РФ;
  • НИР по НТП и проектам Минпромнауки России;
  • НИР по федеральным целевым программам (ФЦП);
  • НИР по грантам Минобразования РФ;
  • НИР по грантам Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ);
  • НИР по грантам Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ).

Научные исследования, финансируемые из внебюджетных средств, могут осуществляться на основе следующих соглашений:

  • НИР по гражданско-правовым (хозяйственным) договорам с предприятиями, организациями и учреждениями, в частности, по договорам (контрактам) на создание, передачу и использование научной и (или) научно-технической продукции; оказание научных, научно-технических, инженерно-консультационных и иных услуг, а также другим договорам, в том числе договорам о совместной научной и (или) научно-технической деятельности;
  • НИР по грантам других российских и международных фондов;
  • НИР по международным договорам (контрактам);
  • НИР по договорам (контрактам) на выполнение услуг типа «инжиниринг».

Серьезным препятствием к введению вузовских разработок в хозяйственный оборот является отсутствие законодательства, регламентирующего и стимулирующего передачу и коммерциализацию технологий, а также эффективной государственной и вузовской политики в этой области, в силу чего университетская наука, как правило, развивается без учета реальных потребностей рынка, а инновационные процессы происходят спонтанно и неэффективно. Вместе с тем в вузах начинают понимать, что потенциал ИС – важный экономический ресурс, который при эффективном управлении процессами создания, правовой охраны и коммерциализации объектов ИС может и должен стать реальным фактором экономического развития вуза и высшей школы (ВШ) в целом.

В вузах вопросы создания и использования ИС регулируются наряду с общими законодательными актами нормативными положениями Министерства образования РФ. Министерство разработало ряд нормативных положений и инструкций7, регламентирующих следующие вопросы охраны и управления ИС при проведении НИР:

  • возложение на вуз обязанностей по правовой защите объектов ИС, созданных при выполнении НИР по заданиям Минобразования;
  • перевод НИР вузов, финансируемых из федерального бюджета, на систему государственных контрактов с урегулированием в них вопросов создания, охраны и использования объектов ИС;
  • инвентаризация результатов научно-технической деятельности, полученных в вузах и научных учреждениях Минобразования России за счет средств федерального бюджета, и др.

Однако этого явно недостаточно для того, чтобы вузы могли активно заниматься коммерциализацией результатов ИР. Так, даже «Концепция научной, научно-технической и инновационной политики в системе образования РФ на 2001–2005 годы» не содержит положений, достаточных для эффективного решения проблемы интеллектуальной собственности. Несколько частных положений не дают представление о важности проблемы и не предлагают меры по ее решению. Так, в разделе «Цель и основные задачи» в качестве одной из задач названо только «развитие правовой базы науки, регулирующей правоотношения в процессе создания объектов промышленной собственности и авторского права (ИС), их правовой охраны и введения в хозяйственный оборот путем обеспечения сбалансированности прав и законных интересов субъектов правоотношений – авторов, вузов и организаций системы образования, включая инвентаризацию результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета»; в разделе «Ресурсы и механизмы реализации» ИС как ресурс даже не упомянута, а в рубрике «Нормативно-правовая база» среди документов, которые необходимо разработать, указан только «порядок регламентации отношений между заказчиком и исполнителем при создании объектов ИС».

В уставах университетов, как правило, содержится стандартная запись о том, что «университет обладает исключительным правом на объекты промышленной и интеллектуальной собственности, созданные работником университета в связи с выполнением им служебных обязанностей или поручением от университета конкретного задания. Использование этих объектов иными лицами допускается лишь с разрешения университета. Университет осуществляет реализацию ИС университета». Таким образом, уставы базируются только на Патентном законе РФ и не учитывают ряд других постановлений и распоряжений правительства, регламентирующих распределение прав на ИС, созданную за счет бюджетных средств.

Федеральный бюджет в неявной форме остается одним из главных источников финансирования вузовской науки, хотя значение его не так велико, как в академическом секторе: доля финансирования из средств бюджета составляет в вузах 37,6%, тогда как по науке в целом – 56,2%8. По данным официальной статистики, 46,5% финансирования исследований в университетах осуществляется за счет хоздоговоров. Однако более детальный анализ происхождения средств показывает, что большинство «хоздоговорных» денег связано с федеральными источниками, т.е. представляют собой перераспределенные бюджетные средства. Зарубежные гранты в вузах не являются серьезным источником финансирования – по данным за 2000 год их доля в общем объеме финансирования ИР в вузах составила 9,5%9.

В условиях, когда применительно к вузам не было выработано специальной политики по вовлечению объектов ИС в хозяйственный оборот, каждый университет ищет собственные пути коммерциализации. Причем это происходит на фоне того, что из-за недостатка бюджетного финансирования вузов действовавшие практически во всех естественнонаучных и технических вузах активно работавшие патентно-лицензионные отделы существенно снизили свою эффективность, а в ряде университетов – вообще прекратили свою деятельность. Поэтому коммерциализацией научных разработок, как правило, стали заниматься их непосредственные разработчики, в то время как опыт развитых стран показывает, что эти работы должны выполнять специалисты в области передачи технологий.

При этом бывают случаи, когда сотрудники университета присваивают служебные изобретения, подавая заявки на патент от своего имени. Кроме того, практикуется также заключение трудовых договоров со сторонними организациями по темам, соответствующим тематике проводимых в университете работ. В таком случае обладание конфиденциальной информацией университета может стать для участников трудовых договоров источником финансовых выгод. Некоторые сотрудники, используя университетские помещения, оборудование и результаты исследований, создают небольшие частные фирмы, не сообщая об этом университету. Однако в университетах спокойно относятся к перечисленным нарушениям, считая, что в какой-то мере они экономически оправданы в связи с низкой оплатой труда ученых. И таким образом проблема вовлечения ИС в хозяйственный оборот есть и на уровне менталитета – как ученых, так и администрации организаций.

В итоге масштабы нелегальной «приватизации» ИС оказываются немалыми, но точной оценке не поддаются. В основе этого явления лежит объективный фактор стремления компенсировать потери, которые несут исполнители государственных ИР, вынужденные выполнять эти работы в условиях существенного занижения уровня финансирования. Более подробно ситуацию в университетах можно проанализировать на примере Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ).

СПбГУ является одним из наиболее активно развивающих собственную политику в области охраны и вовлечения в оборот объектов ИС. В университете Отдел интеллектуальной собственности, патентов и лицензий (ОИСПЛ), организованный в 1967 г. как патентно-лицензионный отдел (ПЛО), с самого основания развивался как единое подразделение, обеспечивающее управление и комплекс патентно-лицензионных услуг, необходимых для деятельности крупного научно-образовательного центра международного значения, имеющего многоотраслевую тематику (физика, химия, механика, геология, биология, физиология и др.) и сложную организационную (факультеты, НИИ, завод, обсерватория, ботанический сад и др.) и территориальную (более 400 зданий в Санкт-Петербурге и его пригородах) структуру.

Деятельность Отдела позволила создать правовую и организационную систему, в основу которой был положен принцип единого комплексного планирования и выполнения научной и патентной работы. Он способствовал их долгосрочному качественному развитию и практическому использованию ИС. Действительно, такая система обеспечила высокую изобретательскую активность. Если в 1966 г. было подано только 5 заявок на изобретения, в 1967 г. – 25 (первый год деятельности ПЛО), 1971 – 53, то в 1976–1980 гг.– уже 596, 1981–1985 – 669, 1986–1990 – 678 заявок. Более 80% охраноспособных НИР было закончено с созданием изобретений, а прикладные исследования, как правило, по договорам с промышленностью, позволяли создавать изобретения, ориентированные на ее реальные потребности. Более 20% из них ежегодно находили применение в научных исследованиях, металлургии, сельском хозяйстве, приборостроении, энергетике, химической и оборонной промышленности и других отраслях. Практическое использование изобретений и было формой их «коммерциализации». Лицензионная торговля велась только с иностранными контрагентами в рамках сложной разрешительной системы. После либерализации внешней торговли в 1987–1989 гг. университет активизировал лицензионную деятельность. Если в 1979–1980 гг. им было заключено только 2 контракта на инжиниринг, то уже в 1988–1991 гг. – 9 лицензионных соглашений и контрактов (с фирмами Болгарии, Германии, Индии, Кубы, США, Чехии). Изобретения были запатентованы в различных странах, на их основе выпускалась продукция, экспортируемая в 23 страны мира.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.