WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

107,6

266,7

13,6

5,1

2,3

4,5

7. Клубы (региональное ведение)

371,1

1190,2

12,0

3,2

8. Парки (региональное ведение)

167,2

467,9

62,4

2,8

9. Зоопарки (региональное ведение)

38,8

143,7

42,9

3,7

Структура бюджетных ассигнований по отдельным видам региональных и муниципальных организаций культуры приведена в таблицах Приложения к настоящей работе.

4.1.3. Внебюджетные источники финансирования

Экономический кризис девяностых годов, значительное (в сравнимых ценах и условиях) сокращение бюджетной поддержки отрасли вынудило учреждения культуры и искусства постоянно наращивать объемы платных услуг населению (зачастую в ущерб их качеству и общедоступности), изыскивать иные внебюджетные источники финансирования.

По данным ведомственного статистического учета, только за период с 1998 по 2001 г. общий объем внебюджетного финансирования отрасли увеличился в 3,5 раза – с 2,1 млрд руб. в 1998 г. до 7,4 млрд руб. в 2001 г., в том числе по федеральным учреждениям в 3,7 раза – с 0,71 млрд руб. в 1998 г. до 2,64 млрд руб. в 2001 г. В общем объеме финансовых ресурсов отрасли эти поступления ныне составляют 23%, в том числе по федеральным учреждениям – 35,4%.

В различных секторах культурной деятельности процесс привлечения дополнительных средств происходил по-разному – в зависимости от возможностей учреждений культуры (табл. 44). Так, внебюджетные доходы театров возросли в 4,4 раза, музеев – в 3,6 раза, зоопарков – в 3,7 раза, а концертных организаций в 2,6 раза, цирков в 2,7 раза, клубных учреждений в 3,2 раза. Темпы роста внебюджетных поступлений по федеральным учреждениям как в целом по системе, так и по отдельным их видам опережают соответствующие темпы роста по региональным организациям. В целом по федеральным учреждениям внебюджетные поступления возросли в 3,7 раза (по региональным – в 3,4 раза), в том числе по театрам в 7 раз (по региональным – в 3,3 раза), музеям в 3,9 раза (по региональным – в 3 раза).

Комментируя подобный рост внебюджетных доходов, следует подчеркнуть, что реализован он был в основном за счет повышения цен на билеты и замещения бесплатных для населения видов культурных услуг на платные. Так, средняя цена билета в театры страны в 2001 г. увеличилась по сравнению с 1998 г. в 3,5 раза, в том числе в театры федерального ведения в 4,2 раза, достигнув, например, в Государственном Академическом Мариинском театре 321 руб., в ГАБТе – 308,1 руб. в МХАТе им. Чехова – 156,3 руб. и Государственном Академическом театре им. Евг. Вахтангова – 117,4 руб. В клубных учреждениях и парках многие коллективы самодеятельного искусства ввели плату за показ своих спектаклей, концертов, выставок, а также плату за участие в самодеятельных кружках и коллективах.

В значительной степени доходы возросли и за счет сдачи помещений в аренду. По данным Министерства финансов Российской Федерации они составили в 2001 г. – 164,6 млн рублей, в том числе по федеральным учреждениям 128,6 млн рублей. При этом поступления от меценатов и спонсоров даже по организациям, профессионально освоившим технологии фандрейзинга, они составляют менее 10% всех их доходов (по данным экспертов Совета Европы примерно такой же удельный вес они занимают в большинстве европейских государств).

Приведенные факторы роста внебюджетных доходов никак нельзя рассматривать в качестве источника благосостояния организаций культуры. Рассчитывать на возможности продолжения многократного повышения цен на культурные услуги и увеличение доходов от арендной платы не приходится. Этот ресурс – более чем сомнительный сам по себе – исчерпан и, по-видимому, полностью. Кроме того, принципиально важно учитывать социальные последствия такой стратегии. Многократное снижение посещаемости кинотеатров, театров, концертных залов, музейных экспозиций, оскудение книжных фондов библиотек и разрушение недвижимых памятников культуры, качественные изменения в самом содержании культурной деятельности, развитие антисоциальных форм проведения досуга и деформация отношения к труду – вот та цена, которую заплатила отечественная культура за допущенное государством в минувшее десятилетие почти двукратное сокращение (в сопоставимых ценах) расходов на культуру1.

4.2. Направления модернизации системы
бюджетного финансирования сферы культуры

4.2.1. Необходимость участия государства
в финансировании культурной деятельности

Демократия и рыночная экономика – безусловный императив развития нашей страны. Здесь нет и не может быть никаких сомнений. Но, идя по этому пути, нельзя забывать, однако, что и сам рынок несовершенен. Осознание объективности феномена «ошибок рынка» побудило экономическую науку допустить возможность властного вмешательства государства в тех особых случаях, когда рынок порождает неэффективную аллокацию ресурсов. Все это хорошо известно. Известно и то, что существуют такие сферы, где наблюдается едва ли не «полное собрание ошибок рынка» и где почти ничего иного, кроме властного вмешательства государства, не остается. К таким сферам относится культура и искусство.

Означает ли данный факт, что надо вовсе отказаться здесь от рыночных механизмов И чем их заменить Нам бы не хотелось возвращаться к набившей оскомину альтернативе «рынок или государство». Если в самых развитых рыночных странах государство перераспределяет более трети ВВП, то, похоже, что в данном случае альтернатива эта вообще некорректна. С нашей – и не только с нашей – точки зрения, в сфере культуры и искусства необходим симбиоз рынка и государственного регулирования.

Культурную деятельность из ряда других секторов хозяйственной жизни выделяет, в частности, то обстоятельство, что для большинства организаций культуры характерна экономическая недостаточность, обусловленная их неспособностью к рыночной самоокупаемости и вынужденной привязанностью к государству2. Эта недостаточность стала тем слабым местом в общественном организме, где удобно расселяются болезнетворные вирусы. Именно они вызывают как «синдром иждивенчества» – понижение тонуса рыночной активности организаций культуры, так и своего рода «бюджетный спазм», сопровождающийся повышением давления финансового ведомства с требованием сокращения государственной поддержки. В силу генетической зависимости от бюджетных средств организации культуры навсегда принадлежат к группе риска.

1990-е гг. были связаны с не сбывшимися надеждами властных структур переложить часть бюджетного бремени на плечи разного рода спонсоров и меценатов. В те годы и теперь популярными в экономических ведомствах являются рекомендации по переводу бюджетной поддержки на рельсы проектного финансирования, когда государственные средства выделяются не на содержание организации как таковой, а на достижение определенных результатов. Признавая такую позицию абсолютно необоснованной, не следует все же отвергать саму необходимость реформирования сложившейся системы государственного финансирования культурной деятельности. При этом надо помнить, что эффективность конкретных реформ в очень большой мере обусловлена ответами на общие вопросы – какие культурные блага, с какой целью и каким образом должно поддерживать государство

По нашему мнению, во-первых, под опекой государства должны находиться смешанные и социальные культурные блага, имеющие социальную полезность. Во-вторых, поддержка культурной деятельности осуществляется с целью удовлетворения общественных интересов, не выявляемых рыночным путем, т.е. с целью реализации культурной политики государства. В-третьих, сама эта поддержка может быть реализована как в форме прямых бюджетных ассигнований (посредством текущего финансирования деятельности государственных учреждений и финансирования конкретных проектов негосударственных организаций), так и в виде налоговых льгот.

4.2.2. Место проектного финансирования
культуры: принцип субсидиарности

Ответив на поставленные вопросы, следует определиться теперь в отношении центральной темы сегодняшнего дня – усиленного поиска экономических ведомств возможностей перехода к преимущественно проектной форме финансирования культурной деятельности (включая госзаказ) и конкурсного порядка распределения бюджетных средств. Необходимо в этой связи уделить особое внимание государственным учреждениям культуры, существование и деятельность которых, по сути, никак не вписываются в проектное финансирование.

Государственные учреждения культуры – это организации культуры, учредителем которых является государство. Именно эти организации, созданные для выполнения определенной культурной миссии (к примеру, формирование библиотечных фондов и информационное обслуживание населения, сохранение и публичная демонстрация музейных коллекций, постановка произведений театрального искусства и показ их зрителям), составляют в настоящее время основу отрасли культуры. Бюджетное финансирование таких организаций (в соответствии с обязательствами государства, предусмотренными статьями 120 ГК и 161 БК) должно обеспечивать выполнение той культурной миссии, которая зафиксирована в их уставных документах, и потому не может быть ориентировано на отдельные проекты и программы, имеющие определенную длительность и конкретное содержание.

Другое положение характерно для организаций культуры, учредителем которых государство не является и потому не имеет перед ними никаких бюджетных обязательств. В этом случае, наоборот, наиболее приемлемыми и даже, не исключено, единственно возможными, являются проектное финансирование и конкурсный порядок распределения бюджетных средств. Здесь следует подчеркнуть, что для государственных учреждений культуры методы проектного финансирования можно рассматривать лишь в качестве вспомогательных механизмов распределения бюджетных средств.

В сложившихся условиях установка на превращение конкурсного порядка распределения бюджетных средств из вспомогательного в основной способ финансирования культурной деятельности означает ни что иное, как требование проведения масштабной институциональной реформы. Причем главным содержанием такой системной модернизации является ликвидация большинства государственных и муниципальных учреждений культуры и создание на их основе организаций культуры, имеющих иной правовой статус.

Комментируя этот явно нежелательный сценарий развития, следует подчеркнуть, что сама по себе система финансирования культурной деятельности и даже вполне понятное стремление к разумной экономии бюджетных средств не могут быть причиной изменения правового статуса организаций культуры. Институт государственного учредительства, как и сама миссия учреждений культуры, определяются не текущей идеологией финансового ведомства, а стратегическими интересами общества в области культуры, культурной политикой государства. При этом без делегирования необходимых полномочий учреждениям культуры посредством определения их миссии, выраженной в уставных целях, реализовать культурную политику невозможно. В этом контексте было бы наивным думать, что культурная политика государства может быть сведена к совокупности проектов и программ.

В основе данного заблуждения лежат две крайние позиции. Первая берет начало в централизованной экономике недавнего прошлого с ее стремлением превратить хозяйствующих субъектов в дисциплинированных исполнителей решений управляющего органа. В этом случае никаких полномочий делегировать не надо, ибо все решают задания сверху (в наиболее продвинутой форме – это госзаказ). Вторая, будучи полной противоположностью первой, связана с отказом государства от проведения культурной политики в расчете на позитивные результаты рыночных механизмов саморегулирования. И в этом случае никакой передачи полномочий организациям культуры не происходит. Не имея перед ними бюджетных обязательств, государство решает только текущие задачи, корректируя рынок за счет финансирования тех же самых госзаказов в форме поддержки конкретных проектов и программ.

Отвергая обе крайности, мы исходим из принятого во всем цивилизованном мире признания целесообразности вмешательства государства в ситуацию в тех особых случаях, когда сам рынок не справляется. Именно к таким особым случаям, повторим еще раз, относится самый большой сегмент культурной деятельности, где не выявляемые рыночным путем общественные интересы (ценностные суждения, формируемые политической системой и демократическими институтами общества) определяют стратегические цели и культурную политику государства. Их реализация невозможна без делегирования соответствующих полномочий организациям культуры. Ориентируя созданные учреждения на выполнение определенной культурной миссии, государство берет на себя бюджетные обязательства по финансированию их текущей деятельности.

Собственно, здесь и проходит та граница, за пределами которой культура оказывается во власти чисто рыночных механизмов. Поэтому, признавая не очень приемлемым для многих организаций культуры существующий статус учреждения и думая о целесообразности проведения соответствующих институциональных реформ, следует исходить из необходимости сохранения двух «родовых» признаков деятельности организаций культуры – наличие уставных целей, отражающих государственную культурную политику, и бюджетных обязательств государства по финансированию текущей деятельности этих организаций.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.