WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

3.3. Рынок труда как главный мотор иммиграции

Преобладающие в России демографические тенденции предопределяют растущую роль иммиграции как главного источника пополнения населения страны, что предполагает приток в страну именно населения, людей всех возрастов, их натурализацию, воспитание в стране детей иммигрантов как собственных граждан и т.п. Но в качестве главного механизма, регулирующего этот приток, выступает рынок труда, потому что именно ситуация на этом рынке определяет возможность для иммигрантов получить источники средств существования для себя и своих семей и закрепиться в стране.

Вообще говоря, представления, согласно которым какой-либо стране может не хватать рабочей силы, потому что ее население малочисленно, достаточно бессмысленны. При прочих равных условиях в долговременном плане потребности страны в рабочей силе определяются именно численностью существующего населения и ничем больше: оно должно обслуживать – в экономическом смысле – самого себя. Если численность населения сокращается, сокращаются и эти потребности.

Имеется, однако, множество структурных и других факторов, которые сильно отдаляют реальность от этой теоретической схемы. К ним, в частности, относятся цикличность и вообще всякие изменения во времени как экономического, так и демографического развития, которые к тому же могут не совпадать «по фазе».

Все развитые страны Западной Европы в послевоенные годы столкнулись с противоречием между быстрым экономическим ростом и сокращающейся численностью трудоспособного населения. При таком положении дел страны активно привлекали на работу иммигрантов по причине невозможности обойтись собственными трудовыми ресурсами. Заметим, что вторым важным средством решения проблемы стал вынос производства в слаборазвитые страны.

В жесткую зависимость от миграции в близкой перспективе попадет и экономика России. Во второй половине нынешнего десятилетия демографическое «окно экономического благоприятствования», обусловленное особенностями российской возрастной пирамиды, закроется, после чего в стране начнется стремительная убыль трудоспособного населения и труд станет одним из самых дефицитных, если не самым дефицитным ресурсом. Возможно, до 2010 г. убыль трудовых ресурсов не будет сильно ощущаться, так как может компенсироваться за счет сокращения накопленной безработицы и некоторого повышения пенсионного возраста (которое в этом случае будет ответом не на старение населения, а на дефицит трудовых ресурсов). Но если экономический рост примет устойчивый характер, необходимый источник пополнения трудовых ресурсов может быть найден только в иммиграции. (Тем более что России, с ее гораздо более низкой производительностью труда и большей резкостью демографического обвала, едва ли сможет помочь западный путь выноса производства в менее развитые страны.)

Уже 2000 г., первый год заметного экономического подъема, ярко высветил недостаток предложения на российском рынке труда. Оживающие предприятия столкнулись с острейшим дефицитом рабочей силы; в течение буквально одного года акцент беспокойства сместился с проблемы безработицы и трудоустройства на проблему нехватки рабочих рук. Дефицит труда обозначился в условиях, когда в стране наблюдается естественный прирост населения в трудоспособном возрасте (1,2 млн чел. за 1995–2000 гг.), и когда Россия получила беспрецедентный миграционный прирост. Этот дефицит уже сейчас стал тормозом развития экономики, хотя загрузка промышленных мощностей далеко не достигла уровня 1990 г. Но за время реформ в экономике страны произошли заметные структурные сдвиги, получили развитие отрасли третичной сферы, выросла занятость в мелком бизнесе и индивидуальной деятельности, впитавшая не менее четверти трудовых ресурсов. Занятые в этой сфере не спешат переходить на промышленные предприятия. Ясно, что и в будущем на это не приходится рассчитывать, что еще сильнее обостряет проблему дефицита рабочей силы.

3.4. Функции иммиграции и их противоречия

Здесь мы подходим к сердцевине проблемы иммиграции. Потребность в притоке иммигрантов имеет не только, а может быть, даже и не столько количественную, сколько структурную природу. Богатеющие общества с более высоким уровнем образования и квалификации и быстро растущим средним классом неизбежно нуждаются в пополнении «низа» не демографической, а социальной пирамиды. Это – одно из необходимых условий эффективного использования их собственного, относительно высококачественного человеческого потенциала. Именно так образуются экономические и социальные ниши, которые больше не хотят заполнять западные европейцы (а сейчас и россияне), но которые с удовольствием заполняют не столь притязательные выходцы из бедных стран.

Более того, поначалу они готовы заполнять их на самых невыгодных для себя условиях, что открывает огромные возможности повышения «нормы эксплуатации» и быстрого обогащения эксплуататоров для новой разновидности «первоначального накопления», очень важного для такой сравнительно бедной страны, как Россия (а такими сразу после войны были и европейские страны; первые поколения принятых ими иммигрантов прошли через нищие бидонвили). По сути, иммиграция из менее развитых в более развитые страны представляет собой еще одну форму «неоколониализма». Как всякий колониализм, он много дает обеим сторонам, но все-таки при сохранении неравенства между ними.

Поэтому такая иммиграция чрезвычайно выгодна странам-реципиентам, а нелегальная иммиграция выгодна вдвойне, по той простой причине, что именно бесправный нелегал особенно удобен для эксплуатации без всяких ограничений. Выгоды от иммиграции дисперсны, их ощущает каждый, кто сталкивается с иммигрантом как работодатель, арендодатель, потребитель услуг, даже «правоохранитель» и т.д. Централизованная же борьба с иммиграцией, в том числе и нелегальной, – пустой звук, потому что это борьба против очевидных интересов своего собственного населения, а такую борьбу не удалось еще выиграть ни одной власти.

Истинная проблема заключается в том, что оттесненные на самый низ социальной пирамиды, маргинализованные иммигранты постепенно превращаются в источник серьезного социального напряжения, которое может получить выход в самых разных формах (возникновение преступных сообществ и вообще криминальной обстановки; политического экстремизма и его идеологий – «классовых», националистических, религиозных; мистических сект; молодежных контркультурных движений; немотивированного насилия и т.п.). Положение усложняется еще и тем, что многие нынешние иммигранты, особенно в Европе, ощущают связь со страной своего происхождения, которая сама маргинализована в современном мире, переживают шок модернизации и в то же время остаются очень бедными. Там складываются влиятельные экстремистские идеологии и движения, в сфере воздействия которых оказываются и значительные слои иммигрантов, живущих в богатых странах.

В этой обстановке разные формы проявления социальной напряженности, связанной с положением иммигрантов и имеющей, главным образом, экономические корни, получают националистическую, религиозную, в лучшем случае «социокультурную» интерпретацию как в самой иммигрантской среде, так и в массовом сознании населения стран-реципиентов. В обществе складывается предубеждение против иммигрантов, иногда настолько сильное, что оно способно блокировать их приток и даже обернуть поток иммигрантов вспять. Таков один из ответов на вызов иммиграции – консервативный и тоталитарный: пусть все будет, как было раньше, изменения, происходящие в нашей стране и во всем мире, нас не интересуют.

Задача же заключается в том, чтобы, не отрицая самого вызова (что, увы, часто имеет место), признавая его первостепенную серьезность, попытаться найти альтернативный, (умеренно) либеральный ответ на него. Он не может быть очень простым. Легко предложить предоставить иммигрантам те же экономические условия и возможности, что имеет коренное население страны, но такое предложение едва ли может быть реализовано. Приток иммигрантов объективно оправдан той структурной функцией, которую они выполняют, а в самой этой функции заложено неравенство. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что удастся разрубить узел одним ударом, надо искать паллиативные, постепенные меры адаптации иммигрантов, их «переработки» в равноправных граждан при непрерывном пополнении рядов иммигрантов вновь прибывающими. Но важен именно такой «конвейер».

3.5. Потенциальные миграционные доноры

За счет кого может пополняться население России Естественно, что для нее наиболее предпочтительны мигранты из стран СНГ и Балтии – бывшие сограждане, в большинстве владеющие русским языком и достаточно хорошо представляющие условия жизни в нашей стране.

Сейчас Россия притягивает население из всех постсоветских стран, кроме Белоруссии. В течение 1990-х гг. 1/3 миграционного прироста России за счет бывших партнеров по Союзу дал Казахстан, еще 1/3 – Средняя Азия и остальную треть – Закавказье (около 20%), Балтия (5%) и Украина с Молдавией (около 9%).

Большинство мигрантов из постсоветских стран – русские. Они обеспечили весь прирост населения России в 1992 г., затем их доля в нетто-миграции снижалась, составляя, однако, не менее 60%. Около 10% приходится на другие российские этнические группы.

Каков же миграционный потенциал этнических русских По нашим оценкам, к настоящему времени из бывших союзных республик в Россию выехало 3,3 из 25,3 млн этнических русских, проживавших там в 1989 г., что примерно в 6 раз превышает размеры русской репатриации в течение 80-х гг. Русская диаспора в неславянских постсоветских странах за счет репатриации в Россию сократилась на 22%. Суммарные потери этих стран были больше, так как часть русских (примерно 15% их общего выезда) выехала на Украину и в Белоруссию, какая-то часть эмигрировала за рубежи СССР, и, кроме того, учет мигрантов, особенно вынужденных, не полон.

Можно считать, что процесс возвращения русских из стран Закавказья и из Таджикистана, где происходили крупные вооруженные конфликты, близок к завершению. Эти страны уже потеряли более половины русских. В Таджикистане, по-видимому, их осталось еще около 100 тыс., в Закавказье – не более 300 тыс. Разумеется, не все из них захотят выехать, но если они будут выезжать с такой же интенсивностью, как в последние годы, их потенциал будет исчерпан очень быстро. Что касается Киргизии, Туркмении, Узбекистана, то острая конкуренция на рынках труда и перенаселенность исключают возможность для русских, как и для других пришлых, сохранить свои позиции в этих странах; развитие ситуации, скорее всего, будет способствовать их выталкиванию, хотя, с учетом возраста, семейных и других подобных обстоятельств, выедут, конечно, не все. В этих трех странах осталось около 2 млн русских, максимальный миграционный потенциал которых может быть оценен примерно в 1,5 млн чел. Если социальная ситуация в постсоветском пространстве будет оставаться относительно спокойной, их выезд может растянуться на длительное время. Однако экономическое оживление в России способно сильно его ускорить.

В Казахстане, который потерял около 20% русских (из 6,3 млн по переписи 1989 г.), ситуация не столь однозначна, и потоки из этой страны в значительной мере будут определяться соотношением экономической и социальной ситуации в Казахстане и в России. В 1994 г. из Казахстана готов был выехать каждый пятый русский, в 1997 г. – каждый третий. Руководство Казахстана, обеспокоенное потерей квалифицированного населения, предпринимает меры, чтобы приостановить его отток. И в последние годы произошел некоторый спад выезда русских. Но даже если не учитывать этот спад и посчитать, что каждый, выразивший готовность выехать, выедет, миграционный потенциал русских в Казахстане не превысит 2 млн чел.

Результаты многочисленных исследований не дают оснований ожидать масштабной репатриации русских из стран Балтии, суммарный отток которых составил менее 10% (из 1,7 млн чел. в 1989 г.). Потери русских Украиной и Белоруссией в 1990-е гг. были столь незначительны (3% и 1,5% соответственно), что не дают оснований говорить о репатриации. Движение в таких пределах, скорее всего, определяется конъюнктурными обстоятельствами.

В итоге реальный потенциал русской репатриации в Россию, Украину и Белоруссию можно оценить примерно в 4 млн чел., из них на долю России можно отнести 33,5 млн чел. Примерно 0,5 млн чел. могут дать другие российские народы, больше всего – татары.

Помимо этого, Россия может рассчитывать на определенный приток титульного населения из стран СНГ, который возобновился с 1994 г. В 1994–1999 гг. нетто-миграция в Россию этого контингента составила 710 тыс. чел. – около четверти суммарного притока. Среди них больше всего украинцев – 39%, лиц кавказских этносов – 45% (в том числе 28% – армяне), центральноазиатских этносов – 10%. Кроме того, значительная часть мигрантов из СНГ проживает в России явочным порядком, не регистрируясь. По оценкам, полученным на основе исследований, одномоментная численность трудовых и коммерческих мигрантов из стран СНГ в России составляет не менее 3 млн чел., из которых около 1 млн проживает в России более 3-х лет, т.е. постоянно.

Относительно притока из стран СНГ ситуация в перспективе складывается противоречиво. С одной стороны, можно ожидать, что распространение шенгенских виз на страны Центральной и Южной Европы, которые наряду с Россией выступают миграционными партнерами Украины, Молдавии и Белоруссии, развернет эмиграцию из этих стран в направлении России в большей степени, чем это было до сих пор. С другой стороны, Россия должна быстро воспользоваться этой благоприятной для нее возможностью, так как в перспективе серьезным конкурентом России за мигрантов из СНГ может стать Украина, где демографическая ситуация еще более сложная, чем в России. Приток населения из стран Закавказья, по-видимому, достиг пиковых значений и едва ли может сильно вырасти. Значительным миграционным потенциалом титульного населения располагают среднеазиатские страны, но этот ресурс может быть задействован в более отдаленной перспективе, так как мобильность населения этих стран еще очень низка.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.