WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Существенно повысила свою инвестиционную привлекательность с точки зрения рисковой составляющей Смоленская область: c 70 места в 2000 г. она поднялась до 19 места в рейтинге «Эксперт» в 2001 г. Действия региональной администрации по информационному обеспечению инвестиционной привлекательности также достаточно заметны. Достаточно посмотреть на официальную страницу в Интернете областной администрации12. Здесь дается подробный обзор местного законодательства, инвестиционных преимуществ, а также потенциальных объектов инвестиций и проектов.

Необходима целенаправленная работа по освещению инвестиционных возможностей и нужд регионов. Потенциальные иностранные инвесторы рекомендуют субъектам Российской Федерации участвовать в специализированных международных ярмарках. Важна и специальная работа со средствами массовой информации: они обычно заинтересованы в сенсационных сведениях, а данные об успехах в привлечении ПИИ часто менее заметны, чем неудачи. Однако учет информационного фактора, конечно же, не отрицает важность экономических и законодательных мер.

Важным фактором привлекательности региона для инвестора является политическая стабильность, характеризующая предсказуемость деятельности властей.

Шеховцов (2002) исследовал инвестиционную привлекательность регионов Дальнего Востока. В целом политическую ситуацию на Дальнем Востоке можно назвать относительно стабильной. Это относится ко всем субъектам за исключением Приморского края. Ситуация со сменой президента в Якутии в конце 2001 г. внесла свою долю политической нестабильности и в этот регион. В Приморье же в последние годы были примеры прямого столкновения различных властных структур, проходили разнообразные акции протеста со стороны населения, возникали конфликты с федеральной властью (в первую очередь когда губернатором края был Е. Наздратенко). Следует заметить, что разрыв между местом, занимаемым Приморским краем в рейтингах потенциала и риска, составляет 46 позиций.

Эксперты отмечают довольно высокую степень коррумпированности и криминализованности в руководстве большинства регионов Дальнего Востока. Тем не менее следует признать, что такая ситуация является широко распространенной и в других регионах страны.

Существуют и проблемы с несоответствием местного законодательства федеральному (в частности, это характерно для Якутии), однако в целом региональные власти всегда были лояльны по отношению к федеральному центру (за исключением все того же Е. Наздратенко).

1999 год стал самым удачным годом для Дальнего Востока в области привлечения иностранных инвестиций. По сравнению с 1998 г. иностранные капиталовложения выросли почти в два раза, хотя это в основном и произошло за счет резкого роста инвестиций в Сахалинской области за счет реализации СРП. Так или иначе, на долю Дальневосточного региона в 1999 г. приходилось 13,2 % всех иностранных инвестиций, направленных в экономику России (порядка 80 % всех инвестиций на Дальнем Востоке были направлены в экономику Сахалинской области).

Аналогично и падение показателя в 2000 г. объясняется существенным снижением иностранных капиталовложений в Сахалинской области (на 75,6 % по сравнению с 1999 г.). При этом значительно вырос приток иностранных инвестиций в Республику Саха (Якутия) – на 85,5 %, что позволило этому региону заметно приблизиться к Сахалинской области. Вообще, эти два региона и являются основными получателями инвестиций с 1997 г., когда утратила лидирующие позиции Магаданская область. Удивительный факт, но после создания особой экономической зоны на территории Магаданской области в 1998 г. объем привлеченных иностранных инвестиций в регионе постоянно снижался (с 63 млн долл. в 1997 г. до 28 млн долл. в 2000 г.)

Эти факты позволяют предполагать о предпочтительном развитии институциональной среды для конкретных проектов (те же СРП) в противовес созданию зон с преференциальным режимом законодательства. Опыт создания свободных экономических зон изучается достаточно давно и подробно13.

Несмотря на то, что свободные экономические зоны создавались в России на протяжении всех 90-х гг., федеральный закон о СЭЗ так и не был принят, хотя и было подготовлено несколько его проектов. В 2000 г. федеральный закон «О свободных экономических зонах» был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации, но отклонен президентом В. В. Путиным.

Замечания, высказанные президентом по последнему законопроекту о СЭЗ, связаны прежде всего с тем, что целый ряд положений закона противоречит уже действующему федеральному законодательству, в том числе налоговому и таможенному. Кузнецова (2002) считает, что существующие законодательные акты, касающиеся СЭЗ, просто далеки от совершенства, поскольку и мировой опыт, и, к сожалению, преимущественно негативный российский свидетельствуют о том, что в принимавшемся проекте закона не были решены не только правовые, но и целый ряд «содержательных» вопросов, касающихся установления режима СЭЗ и их деятельности.

О создании на территории Калининградской области свободной экономической зоны (СЭЗ «Янтарь») было объявлено решением Верховного Совета Российской Федерации в 1991 г. Из-за экономического кризиса и неопределенности правовой базы процесс организации СЭЗ в области во второй половине 1991 г. и в течение 1992 г. шел крайне медленно. Для его ускорения в конце 19921993 гг. вышел ряд указов президента России и постановлений правительства РФ, которые фактически определили механизмы функционирования зоны. В соответствии с этими указами и постановлениями режим свободной экономической зоны в Калининградской области предусматривал целый ряд льгот для отечественных и иностранных предпринимателей, включая налоговые. Однако в 19951996 гг. все названные льготы были отменены.

С 1996 г. и вплоть до настоящего времени основным документом, регламентирующим режим хозяйственной деятельности в Калининградской области, является Федеральный закон «Об особой экономической зоне в Калининградской области». В соответствии с этим законом особая экономическая зона (ОЭЗ) создается на территории всей области за исключением территорий стратегических и оборонных объектов РФ и объектов нефтегазовых отраслей добывающей промышленности на континентальном шельфе страны.

Серьезных, однозначно позитивных результатов функционирования СЭЗ/ОЭЗ не существует. Динамика многих экономических показателей по Калининградской области в 90-е гг. была хуже среднероссийской, более того, режим СЭЗ/ОЭЗ привел к возникновению ряда дополнительных проблем. Во-первых, беспошлинный импорт усугубил спад промышленного и сельскохозяйственного производства. Продукция местных товаропроизводителей оказалась неконкурентоспособной по сравнению с дешевыми импортными товарами. Введение квотирования импорта в марте 1998 г. изменить ситуацию уже не смогло. Во-вторых, не была собственно достигнута одна из основных целей создания свободных экономических зон – привлечение значительных объемов инвестиций. Калининградская область так и не стала особо привлекательной для инвесторов. Объемы инвестиций в основной капитал и иностранных инвестиций в расчете на душу населения в регионе были ниже среднероссийских показателей.

С разной степенью интенсивности свободные экономические зоны (или особые экономические зоны, зоны предпринимательства) создавались в России на протяжении всех 90-х гг. Поскольку единого закона о СЭЗ принято не было, то функционирование зон определялось отдельными специально принимаемыми актами. Причем подавляющее большинство этих актов – постановления правительства и указы президента, а отнюдь не федеральные законы (здесь речь идет только о федеральных СЭЗ, помимо них существует еще немалое число СЭЗ, введенных региональным законодательством). В итоге никто не может даже точно ответить, сколько в России сейчас существует разного рода специальных зон, хотя известно, что их не менее двух десятков. Общая оценка их деятельности – низкая эффективность с точки зрения привлечения инвестиций и экономического развития.

Неудача с СЭЗами заставляет исследователей говорить об эффективности экономической политики вообще на региональном уровне. В исследовании Кузнецовой (2002) для оценки эффективности экономической политики регионов показатели текущей поддержки промышленности, строительства и сельского хозяйства были сопоставлены с показателями динамики производства в соответствующих отраслях (в физическом и денежном выражении). Проведенный анализ показал, что взаимосвязи между этими показателями не существует. Отсюда делается вывод, что вполне справедливо говорить о том, что ни в одном регионе не смогли создать модель экономической политики, которая бы привела к постоянной положительной динамике социально-экономических показателей. Хотя, конечно, существует определенный положительный опыт отдельных регионов (например, Новгородской области по привлечению инвестиций). Тем не менее совершенно однозначно можно говорить о том, что торможение экономических реформ, чрезмерная степень государственного регулирования не способствуют решению социальных и экономических проблем, о чем, в частности, свидетельствует опыт Ульяновской области.

Использование налоговых рычагов и льгот вне образования статуса особой зоны также весьма сомнительно с точки зрения создания благоприятной институциональной среды для инвестиций. Статья 12 Налогового кодекса, вступающая в силу одновременно с его специальной частью, не запрещает субъектам РФ и муниципальным образованиям устанавливать дополнительные (по сравнению с федеральным законодательством) льготы по региональным и местным налогам и сборам. Таким образом, сохраняется существующее положение, при котором предоставление льгот субъектами Федерации по федеральным налогам, в части, зачисляемой в территориальные бюджеты, имеет широкое распространение. Так, за первое полугодие 2000 г. только из-за предоставления различных дополнительных льгот, отсрочек и рассрочек по уплате платежей, пониженной ставки налога на прибыль, в части зачисляемой в территориальные бюджеты, потери последних составили 70 млрд рублей (2,3 % ВВП).

Интересным обстоятельством является предоставление регионами льгот даже по такому виду налогов, как акцизы на алкогольную продукцию (этот вид акцизов разделяется в пропорции 50/50 между территориальным и федеральным бюджетами), что получило особое распространение в регионах, где производство данного вида продукции особенно велико (Республика Северная Осетия, Республика Калмыкия, Курская область).

Одновременно ряд регионов предоставляет льготы по территориальной доле НДС, что в отличие от налога на прибыль противоречит федеральному законодательству. Такое положение имеет место прежде всего в наименее развитых регионах России (Республика Тыва, Республика Алтай, Агинский Бурятский АО, Усть-Ордынский АО).

В условиях хронического дефицита большинства субнациональных бюджетов наращивание масштабов использования налоговых льгот вряд ли может считаться приемлемой политикой. Зачастую такая политика объясняется тем, что руководство субъектов Федерации ошибочно воспринимает налоговые льготы в качестве эффективного способа стимулирования инвестиций и экономической активности в целом. В действительности бессистемная раздача налоговых льгот не только сокращает доходные поступления в бюджет, но и искажает нормальную конкурентную среду, ведет к монополизму и дискриминации большинства экономических агентов в пользу меньшинства. Кроме того налоговые льготы создают благоприятные условия для коррупции.

Особыми примерами вредоносной конкуренции между регионами могут служить Ингушетия, Калмыкия, Республика Алтай, где предоставление льгот по налогам достигло такого уровня, когда предприятиям становится выгодным регистрироваться в данных регионах и, таким образом, существенно снижать свои налоговые платежи, не осуществляя здесь никакой деятельности. Аналогичная ситуация происходит и с ЗАТО, на территории которых до последнего времени действовал порядок, разрешающий местным властям предоставлять зарегистрированным здесь предприятиям существенные льготы по федеральным налогам. В Законе о бюджете на 2000 г. такое право было существенно ограничено.

Если в данном случае мы имели дело все-таки с попытками региональных властей выделиться в благоприятном смысле для инвестиционного климата по сравнению с другими регионами, то существует еще ряд административных барьеров, которые, ограничивая конкуренцию, прямо служат ограничениями для инвестиций. В докладе ОЭСР14 приведены некоторые примеры таких барьеров, существующих исключительно на региональном уровне:

  • запрет на продажу товаров и услуг из одного региона России в другой или ограничения на перемещение деловой активности из одного региона в другой; фиксирование цен; манипуляции с лицензионными требованиями и сборами;
  • терпимость в отношении законодательства, находящегося в противоречии с положениями федеральных законов;
  • вмешательства в арбитражные процедуры, связанные с банкротством;
  • препятствия на пути взыскания долгов одним предприятием с другого.

3.2. Иностранные инвестиции

Присутствие зарубежных инвесторов (речь, прежде всего, идет о прямых иностранных инвестициях – ПИИ) также очень неравномерно распределяется по регионам. Этот феномен рассматривается в ряде работ российских экономистов15. Основная часть внешнеторговых потоков направляется в наиболее густонаселенные и экономически развитые районы страны, а крупные иностранные предприятия создаются преимущественно в «экономических столицах» государств, что связано с особенностями территориального развития любой компании, выходящей на глобальный уровень. В нашей стране по размерам привлеченных ПИИ лидирует Московская агломерация – экономический и политический центр России. С заметным отрывом от нее идет второй важнейший центр страны – Петербургская агломерация. Доминирование Москвы и Московской области по ПИИ нельзя просто объяснять ошибками государственной инвестиционной политики: все страны при своем открытии для зарубежных капиталов испытывают на первых порах аналогичную проблему (если только не создаются специальные районы с законодательством, заметно отличающимся от общегосударственного, как это происходит в КНР, ряде развивающихся стран). В столице (экономической столице), которая в России совпадает с политической, обычно открываются первые представительства, сбытовые филиалы. Этот процесс начался в Москве еще во времена существования СССР.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.