WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Глава 3. Институциональные факторы
и ограничения инвестиционной деятельности компаний на региональном уровне

Выше нами было рассмотрено влияние на инвестиционные процессы в регионах экономических показателей, измеряемых количественно, однако, как отмечалось нами в первой главе и при рассмотрении гипотез, объясняющих динамику и характер инвестиций в регионах РФ, важную роль играют институциональные факторы, влияние которых не может быть выявлено статистическими методами. В данной главе мы рассмотрим взаимосвязь между рядом таких показателей и ситуацией в субъектах РФ с точки зрения инвестиционной деятельности.

Условия для деловой активности значительно различаются по регионам, что связано как с разной материальной и ресурсной базой, так и с различным уровнем развития рыночной инфраструктуры, различиями в подходах местных администраций и законодательных органов. Особенности экономики субъекта Федерации как объекта исследования обусловлены двумя причинами: а) именно на этом уровне проявляются дополнительные к федеральным различия в формальных правилах ведения бизнеса и администрировании со стороны органов государственного управления б) конституционное деление предопределило существование региона-субъекта как обособленной с точки зрения статистики единицы. При исследовании регионов, наверное, следует иметь в виду особенности пары Москва – Московская область, Санкт-Петербург – Ленинградская область. Эти четыре субъекта специфичны в силу того, что стандартный регион можно представить себе в виде города-центра с прилегающим к нему географическим районом. Здесь же либо центр, либо район отсутствуют. Следует отметить, что статус столицы, «второй столицы», неформального центра части страны (ex. Новосибирск как столица Сибири), имеет самостоятельное значение в смысле инвестиционной привлекательности. Место Москвы и Санкт-Петербурга по притоку инвестиций и местам в рейтингах в этом смысле показательно.

При классификации институциональных ограничений относительно удачным является подход1, выделяющий три основные группы:

  1. ограничения, связанные с предприятиями и регионами – потенциальными реципиентами инвестиций;
  2. ограничения, относящиеся к инфраструктуре инвестиционного рынка;
  3. диспропорции в структуре инвестиций (инвесторов).

Тем не менее для целей настоящего исследования целесообразно несколько модифицировать подход к каждой группе. Ниже группы (1) и (2) в большей степени рассматриваются как характеристики объекта потенциальных инвестиций – в нашем случае экономики региона. Группа (3) определяет отношение субъекта инвестиционной деятельности к объекту.

Говоря о субъекте инвестиций, следует различать инвесторов внешних (иностранных), инвесторов из других регионов, отдельно выделяя центр как транзитный пункт инвестиций, а также внутренние по отношению к региону источники инвестиций.

При описании характеристик региона как объекта инвестиций необходимо также принять во внимание методологию составления рейтинга инвестиционной привлекательности региона, применяемую аналитиками «Эксперта»2. Методика основывается на анализе двух групп факторов, которые, соответственно, определяют инвестиционный потенциал и инвестиционный риск.

В первую группу (инвестиционный потенциал) входят восемь основных факторов:

  • ресурсно-сырьевой (средневзвешенная обеспеченность балансовыми запасами основных видов природных ресурсов);
  • трудовой (трудовые ресурсы и их образовательный уровень);
  • производственный (результаты деятельности в основных сферах хозяйства региона);
  • инновационный (уровень развития НИОКР и их финансирования, внедрение достижений научно-технического прогресса в регионе);
  • институциональный (степень развития ведущих институтов рыночной экономики);
  • инфраструктурный (транспортно-географическое положение региона и его инфраструктурная обеспеченность);
  • финансовый (объем бюджетных доходов, прибыльность предприятий и доходы населения региона);
  • потребительский (совокупная покупательная способность населения региона).

Здесь необходимо отметить, что применяемый ниже подход к институциональным факторам значительно шире, чем у авторов методики. При оценке потенциала в институциональном разрезе с нашей точки зрения правомерно было бы отнести дополнительно ряд показателей, входящих в группы трудовых, инновационных и инфраструктурных факторов. При этом то, что подразумевается авторами методики под «институциональными» факторами, можно смело отнести к группе факторов инфраструктурных. К сожалению, точной расшифровки не приводится, однако на это место корректно, наверное, будет поставить вопросы соотношения частной и государственной собственности, конкретизируя таким образом проблемы данной группы.

Величина инвестиционного риска отражает вероятность потери инвестиций и дохода от них. В качестве основных составляющих авторами методики рассматриваются следующие виды риска:

  • экономический (тенденции в экономическом развитии региона);
  • финансовый (степень сбалансированности регионального бюджета и состояние финансов предприятий);
  • политический (поляризация политических симпатий населения по результатам последних парламентских выборов, легитимность местной власти, интенсивность несанкционированных акций протеста);
  • социальный (уровень социальной напряженности);
  • экологический (уровень загрязнения окружающей среды, включая радиационный);
  • криминальный (уровень преступности в регионе с учетом тяжести преступлений и масштабов экономической преступности);
  • законодательный (юридические условия инвестирования в те или иные сферы или отрасли, порядок использования отдельных факторов производства, налоговые льготы).

С нашей точки зрения, к институциональным составляющим можно отнести политический, социальный, криминальный и законодательный риски.

Кратко резюмируя, мы получим следующую группировку институциональных факторов инвестиций в регион:

Факторы потенциала

Факторы риска

Соотношение форм собственности

Политический

Трудовые ресурсы

Социальный

Инновационный потенциал

Криминальный

Развитость рыночной инфраструктуры

Законодательный

3.1. Влияние отдельных факторов
на инвестиционные процессы

Соотношение форм собственности складывалось в результате приватизационных процессов 90-х гг. Анализ межрегиональных различий приватизационного процесса, выполненный в ходе проведения исследования ИЭПП–CEPRA3, показал, что в целом российские регионы были относительно однородны с точки зрения формальных показателей общей динамики приватизации и динамики приватизации по различным видам государственной собственности, хотя структура всей массы приватизированных предприятий (объектов) по соотношению между различными видами государственной собственности (федеральная, субъектов Федерации, муниципальная) имела существенную межрегиональную дифференциацию.

В принципе, такую ситуацию можно оценить как довольно закономерную, поскольку этап массовой приватизации и первичного закрепления прав частной собственности (1992–1994 гг.) в стране происходил на основе доминирования установок федерального центра, которое обеспечивалось директивным назначением глав администраций большинства субъектов РФ указами президента4. Возможностей серьезно (с количественной точки зрения) повлиять на ход приватизации крупных предприятий федеральной собственности, а ими, как правило, являлись предприятия базовых отраслей хозяйства бывшего союзного и республиканского подчинения, у местных органов власти в период массовой приватизации было сравнительно немного.

Несмотря на большой размах приватизационного процесса в России в 1992–1997 гг., в стране сохранился обширный государственный сектор. По методологии расчетов, принятой в ГКИ РФ, к началу 1998 г. сменили форму собственности 59 % всех предприятий от их количества на момент начала приватизации. Подобно многим другим, этот показатель характеризовался существенной межрегиональной дифференциацией, которая хорошо просматривается при группировке всех субъектов РФ по данному классификационному признаку.

  1. Группа регионов с наименьшей глубиной приватизации, состоящая из 26 субъектов РФ (Мурманская, Ленинградская, Владимирская области, Москва, Мордовия, Калмыкия, Татарстан, Самарская область, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Краснодарский край, Пермская область, Башкортостан, Тыва, Саха (Якутия), Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Таймырский, Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский, Агинский Бурятский, Чукотский, Корякский автономные округа), где приватизировано менее половины всех предприятий. В Мордовии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Тыве и на Таймыре доля приватизированных предприятий составила менее 1/5.
  2. Группа регионов, где приватизировано более половины предприятий, но меньше, чем в целом по стране (т. е. не более 60 %), состоит из 16 субъектов РФ (Карелия, Новгородская, Псковская, Московская, Нижегородская, Пензенская, Ульяновская области, Марий-Эл, Чувашия, Адыгея, Новосибирская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Красноярский край, Еврейская автономная, Амурская, Магаданская области).
  3. Группа регионов с наибольшей глубиной приватизации (в негосударственный сектор перешло не менее 80 % предприятий), состоящая из 12 регионов (Орловская, Рязанская, Белгородская, Волгоградская, Саратовская области, Ставропольский край, Оренбургская, Челябинская, Томская области, Бурятия, Читинская, Сахалинская области).
  4. Группа регионов, где было приватизировано больше, чем в целом по стране (т. е. не менее 60 % предприятий), но меньше, чем в третьей группе (т. е. не более 80 %), в которую входят все субъекты РФ, не вошедшие в три вышеупомянутые группы.

Эта группировка базируется на данных по всему массиву предприятий на момент начала приватизации, включая не только федеральную, но и муниципальную собственность, собственность субъектов РФ, по всем отраслям экономики.

Уже к практическому завершению процесса приватизации в целом ряде субъектов РФ весомую роль в экономическом развитии продолжал играть государственный сектор. Исходя из статистических данных, регулярно собираемых Госкомстатом РФ, наиболее подходящими для анализа его роли представляются показатели долей в результатах хозяйственной деятельности и занятости. Доля в количестве предприятий ввиду своего виртуального характера является второстепенным показателем и при необходимости может использоваться лишь в комбинации с вышеназванными.

В группе регионов по показателю доли государственных и муниципальных предприятий в совокупном объеме промышленной продукции (15 % и более) находились Ингушетия (70,9 %), Республика Алтай (49,9 %), Смоленская область (42,3 %), Чукотка (41,1 %), Тыва (34,1 %), Томская область (33 %), а также 5 регионов (Марий-Эл, Дагестан, Северная Осетия, Удмуртия, Хабаровский край) с величиной этого показателя от 20 % до 30 % и 12 регионов (Москва, Архангельская, Тверская, Кировская, Курская, Тамбовская, Пензенская области, Чувашия, Калмыкия, Кабардино-Балкария, Свердловская, Новосибирская, Еврейская автономная области), где его значение составило 15–20 %.

Роль государственных и муниципальных предприятий в совокупной занятости в промышленности была более весомой, чем по России в целом (1/5 и более общей численности работников) в Чукотском автономном округе (64,2 %), Ингушетии (61,4 %), Архангельской области, Северной Осетии и Тыве (4041 %), Калмыкии, Дагестане и Томской области (30-31 %), а также еще в 16 регионах (Мурманская, Смоленская, Тамбовская, Пензенская области, Марий-Эл, Мордовия, Чувашия, Татарстан, Башкортостан, Удмуртия, Свердловская, Новосибирская, Омская области, Республика Алтай, Якутия, Хабаровский край) (2030 %).

Анализируя в совокупности всю информацию о доле государственного сектора по экономике в целом, можно констатировать, что в наибольшей степени государство участвует в хозяйственной деятельности в Марий-Эл, Чувашии, Калмыкии, Дагестане, Удмуртии, Тыве, Якутии, Еврейской автономной области, Чукотском автономном округе и Хабаровском крае. В этих регионах вклад государственных и муниципальных предприятий в хозяйственную деятельность был большим чем, в среднем по стране, и в промышленности, и в строительстве, и в торговле.

Несколько меньшей, но также довольно значительной является роль государства в качестве непосредственного субъекта экономики в Москве, Мурманской, Архангельской, Смоленской, Тверской, Кировской, Тамбовской областях, Мордовии, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Татарстане, Башкортостане, Республике Алтай. В этих регионах удельный вес государственных и муниципальных предприятий был выше чем, в среднем по стране, помимо промышленности (хотя бы по одному из показателей), также и как минимум по одному из показателей, характеризующих строительство либо торговлю.

Определив группу регионов, выделявшихся к концу первого десятилетия рыночных реформ более значительным, чем в среднем по стране, непосредственным участием государства в хозяйственной деятельности, логично выявить территории, находящиеся на другом полюсе, – с преобладанием частного сектора.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.