WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |

Рост суммарного спроса впервые получен в феврале 1999 г., затем этот показатель рос с разной степенью интенсивности в течение всего прошлого года, однако тренд был отрицательным. 2000 г. начался с абсолютного снижения суммарного спроса, затем темп роста восстановился и достиг в апреле максимума. Но в мае опять началось снижение темпов, приведшее к полной остановке роста этого показателя в июне и июле. Очередное прекращение роста суммарного спроса зарегистрировано в ноябре. В декабре негативная тенденция сохранилась: суммарный спрос стал снижаться с интенсивностью, не регистрировавшейся с ноября 1998 г. Таким образом, в 2001 г. промышленность вступает в условиях самых сильных за последние два года спросовых ограничений. Если динамика нормального платежеспособного спроса в ближайшие месяцы не восстановится, то предприятиям придется вновь обращаться к неденежным схемам реализации продукции, чего они явно не хотят (см. табл. 2.13)

Таблица 2.13

Распределение ответов на вопрос: «Хотело бы Ваше предприятие с учетом своих интересов избавиться от неденежных расчетов», %


10.1999

5.2000

10.2000

Да

Нет

Да

Нет

Да

Нет

Вся промышленность

90

10

92

8

86

14

Электроэнергетика

96

4

100

0

100

0

Черная металлургия

92

8

83

17

100

0

Цветная металлургия

64

36

93

7

84

16

Химия и нефтехимия

93

7

77

23

87

13

Машиностроение

92

8

96

4

87

13

Лесная, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная

83

17

89

11

78

22

Стройматериалы

92

8

85

15

93

7

Легкая

90

10

90

10

88

12

Пищевая

86

14

80

20

75

25

Источник: Конъюнктурные опросы ИЭПП.

Как свидетельствуют результаты опросов, в начале 2001 года негативные тенденции в российской промышленности усилились. На существенное снижение платежеспособного спроса предприятия отреагировали прекращением роста выпуска, переоценкой запасов готовой продукции и замедлением снижения объемов бартерных сделок. Прогнозы бартера свидетельствуют о намерении производителей при дальнейшем усугублении ситуации вновь обратиться к неденежным схемам сбыта продукции. Однако прогнозы выпуска и платежеспособного спроса говорят о надеждах производителей на восстановление нормального (денежного) промышленного роста после январских каникул.

В январе 2001 г. большинство конъюнктурных индикаторов промышленности продолжало ухудшаться. Во-первых, началось существенное снижение платежеспособного спроса, которое охватило все отрасли, кроме электроэнергетики и лесного комплекса. Самое интенсивное снижение продаж зарегистрировано в стройиндустрии, химической, нефтехимической и пищевой отраслях. В итоге в течение ноября –января интенсивность изменения платежеспособного спроса упала с +18 до –9 пунктов. Такого резкого перехода от довольно интенсивного роста (более высокие темпы были получены только единожды — в апреле 2000 г.) к очевидному спаду в российской промышленности еще не было. Как, впрочем, не было и такого продолжительного (1999—2000 гг.) периода абсолютного роста платежеспособного спроса. Остаётся надеяться, что после января (традиционно «спокойного» для российской промышленности месяца) ситуация выправится.

Во-вторых, и в декабре 2000 г., и январе 2001 г. опросы регистрируют замедление снижения бартерных операций. Абсолютное изменение темпов снижения пока невелико (5 пунктов), но (с учетом прогнозов этого показателя) выглядит настораживающе. Доля бартера в объеме реализации продукции составляет сейчас 16% и не изменилась с сентября 2000 г., когда был предыдущий замер этого показателя. За деньги предприятия реализовали в январе 2001 г. 67% продукции, в сентябре 2000 г. — 58%.

В-третьих, резкие изменения претерпели в январе 2001 г. оценки запасов готовой продукции. Доля ответов «выше нормы» возросла на 9 пунктов и сравнялась с долей ответов «ниже нормы». Недостаток запасов, регистрировавшийся с сентября 1998 г., исчез. Такие перепады оценок запасов готовой продукции отмечались ранее только в далеких 1993-1994 гг., когда предприятия первый раз столкнулись с резким сжатием спроса на свою продукцию. Абсолютный избыток запасов регистрируется по-прежнему только в металлургии, химии и нефтехимии. В других отраслях имело место снижение недостатка запасов. Поскольку принципиальных измене­ний объемов запасов не происходило, то основная причина их «переоценки» — опасения, что сжатие спроса продолжится.

В-четвертых, в январе зарегистрирована практически полная остановка роста производства. Интенсивность изменения выпуска за месяц упала с +23 до +2 пунктов. Это один из самых резких перепадов темпов изменения выпуска за всю историю опросов. Абсолютный рост выпуска сохранился только в электроэнергетике, машиностроении и лесном комплексе.

Вместе с тем оценки объемов платежеспособного спроса и выпуска пока не изменились. Около трети предприятий считают сложившиеся объемы продаж и производства нормальными. Не зарегистрировано принципиальных изменений и в оценках предприятиями своего финансово-экономического положения. Более того, доля ответов «удовлетворительное» достигла лучшего за все годы опросов значения, так же как доля ответов «плохое» — минимума.

Загрузка мощностей в 2000 – начале 2001 гг. стабильна и находится на лучшем с начала 1994 г. уровне. Однако оценки избыточности мощностей в связи с ожидаемым спросом после июля 2000 г. стали ухудшаться. Доля предприятий, считающих их избыточными, увеличилась с 25 до 34%. Максимум пессимистичных оценок получен в стройиндустрии (61%) и машиностроении (41%).

Прогнозы изменения платежеспособного спроса после пяти месяцев ухудшения (но при сохранении надежд на рост продаж) улучшились в январе на 6 пунктов. Увеличение оптимизма зарегистрировано во всех отраслях, кроме металлургической и легкой. Абсолютное сокращение продаж за деньги возможно в бли­жайшее время только в черной металлургии, самый интенсивный рост – в стройиндустрии, химии, нефтехимии и машиностроении.

Прогнозы бартерных сделок адекватно отреагировали на сжатие платежеспособного спроса. Предприятия предвидят в ближайшее время резкое замедление интенсивности их снижения (с ‑18 до –6 пунктов). Однако в целом по промышленности рост бартера пока не прогнозируется, его абсолютное увеличение возможно только в черной металлургии и стройиндустрии. Доля «компенсационных» прогнозов бартера (т. е. доля тех предприятий, которые в ответ на снижение продаж за деньги намерены увеличивать объемы бартера) составила в январе 12%. Минимум этого показателя (6%) был зарегистрирован в октябре 2000 г.

Эволюция рыночного поведения российских промышленных предприятий

Динамика основных конъюнктурных показателей промышленности (спрос, выпуск, запасы, планы и ожидания предприятий) в конце 2000 г. дает достаточно оснований для предположения о том, что российская экономика, возможно, прошла очередной этап своего развития, отличающийся устойчивым и довольно высоким ростом за счет платежеспособного спроса. Замедление роста, а затем и абсолютное снижение платежеспособного спроса заставляет российские промышленные предприятия вновь обращаться к неденежным схемам реализации продукции. В связи с этим возникает ряд актуальных вопросов. Возможен ли возврат бартера (в значительных масштабах) в российскую промышленность Будут ли российские предприятия опять строить свою производственную деятельность на основе прямых товарообменных операций, и попытаются ли они таким образом сохранить минимально необходимые им объемы производства Или они предпочтут следовать за платежеспособным спросом на свою продукцию, и тогда возможно ощутимое замедление или даже снижение роста производства 2001 г. может стать очень интересным периодом для изучения поведения российской промышленных предприятий. Они входят в новый год, имея длительный опыт существования в условиях бартера и экономики неплатежей. Но последние два года предприятия имели возможность «пожить по-человечески» за счет нормального денежного спроса, рассчитываясь с государством и работниками деньгами. Какой компромисс будет найден российскими предприятиями в этот раз Ответ на такой вопрос можно получить, исследуя модели формирования производственных планов (ожиданий). Эти формальные и хорошо известные конструкции (в условиях развитых рыночных экономик они вызывают интерес в основном академический), способны, на наш взгляд, ответить на поставленные вопросы.

Ожидания экономических агентов играют существенную роль в современной экономической теории. Но эмпирических изучений свойств ожиданий на микроуровне мало для рыночных экономик, и совсем нет для переходных экономик. Анализ ожиданий на основе опросов предприятий впервые был сделан Theil3. Затем стали появляться и другие работы, исследующие ожидания производителей: Konig, Nerlove and Oudiz4, de Leuuw and McKelvey5, Aiginer (1981), Nerlove6, Tompkinson and Common7, Kawasaki and Zimmermann8, Stalhammar9, Bukle, Assendelft and Jakson10, Marty11. Указанные исследования использовали в основном результаты конъюнктурных опросов, проводимых в разных странах. Наиболее часто исследовалось формирование прогнозов цен и выпуска; наиболее часто тестируемой гипотезой была гипотеза рациональных ожиданий. Проверка этой гипотезы с использованием результатов конъюнктурных опросов требует специальных статистических приемов, т.к. данные являются качественными, а не количественными. Они были предложены Kawasaki and Zimmermann (см. указ. соч.).

Реже проверяются другие гипотезы формирования ожиданий: адаптивные, экстраполяционные, обучения на ошибках. Наиболее полно эти модели представлены в работах Nerlove12. Он использует в моделях не только переменные, явно фигурирующие в результатах конъюнктурных опросов (ожидания и последующие реализации), но и производные показатели: отклонение (совпадение) реализаций и прогнозов; изменение показателей (прогнозов и реализаций) в соседних опросах. С использованием этих переменных возможности анализа ожиданий значительно обогащаются.

Анализ моделей формирования ожиданий в их классических (базовых) формулировках показал, что они представляют собой хорошую основу для исследования особенностей поведения предприятий в переходных экономиках. В первую очередь это относится к экстраполяционным моделям, которые предполагают, что прогнозы выпуска определяются предыдущими фактическими изменениями выпуска. Подобная модель может рассматриваться как самая неподходящая для переходных экономик, она типична для предприятий в условиях плановой экономики. Тогда это называлось «планирование от достигнутого уровня» и не учитывало спрос на продукцию. Мы предполагаем исследовать экстраполяционную модель формирования производственных планов (Q*t | Qt, Qt-1), в которой производственные планы в момент t (Q*t) определяются фактическим изменением выпуска в моменты t и t-1 (Qt и Qt-1).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.