WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

Несмотря на крайне благоприятное сочетание конъюнктуры мировых цен и сохраняющегося эффекта девальвации национальной валюты, инвестиционный климат в 2000 году остался без изменения. Отсутствие структурных преобразований не позволило нормализовать взаимодействие финансовой сферы и реального сектора. Сохранение высоких рисков и неблагоприятного предпринимательского и инвестиционного климата определялось и нестабильностью законодательного поля. Несовершенство нормативно-правовых актов гарантирующих защиту прав собственности, корпоративного управления, выравнивающих условия конкуренции, повышающих прозрачность хозяйственной деятельности являются факторами, сдерживающими инвестиционную деятельность и частного отечественного, и иностранного капитала.

В этой ситуации в 2000 году инвестиционная деятельность формировалась под воздействием диаметрально направленных тенденций. С одной стороны, фиксируется высокий темп роста инвестиций и расширение внутренних источников финансирования, а с другой – расчеты показывают, что уровень бегства капитала из России в 2000 году практически не снизился.

В условиях экономического роста стало очевидным, что управление инвестициями не согласовано с динамичными процессами реструктуризации российской экономики. Формирование инвестиционной модели экономического развития российской экономики в рамках долгосрочной стратегии правительства на 2000-2010 годы ориентировано на устранение отмеченных негативных факторов.

2.2. Конъюнктура промышленности1

Особенности промышленной динамики в 2000 г.

Официальные статистические данные свидетельствуют о сохранении в 2000 г. высокого темпа роста промышленного производства. В качестве его основных причин называют обычно девальвационный эффект, благоприятную конъюнктуру внешних сырьевых рынков и возникший в силу первых двух обстоятельств инвестиционный спрос. Объединяет все эти факторы то, что они формируют нормальный платежеспособный спрос на промышленную продукцию российских предприятий и позволяют производителям выручать «живые» деньги. Необходимость использования бартера или иных неденежных схем сокращается. Промышленный рост приобретает “здоровый” денежный характер. Абсолютное увеличение промышленного производства сохранилось до конца 2000 г. Однако рост платежеспособного спроса на промышленную продукцию в конце года прекратился. Эти обстоятельства определяют необходимость рассмотрения двух видов спроса (платежеспособного - за деньги и бартерного – в обмен на продукцию других предприятий) как основы для понимания промышленного роста в посткризисный период.

Рис. 2.17

1999 год стал для российской промышленности первым за последние семь лет годом абсолютного роста платёжеспособного спроса. До февраля 1999 г. в ответах предприятий рост этого показателя не регистрировался ни разу, всегда преобладали сообщения о снижении объемов продаж за деньги. Особенно интенсивное сокращение спроса отмечалось в начале 1994 г., начале 1996 г. и в середине 1998 г. (см. рис. 2.17). В марте 1999 г. доля сообщений о росте продаж за деньги впервые превысила долю сообщений о снижении продаж: баланс изменений стал положительным. Рост продаж за деньги сохранился в российской промышленности до конца года 1999 г. и продолжился в 2000г. Самый интенсивный рост платёжеспособного спроса был зарегистрирован в апреле 2000 г.

Однако динамика платежеспособного спроса в истекшем году была неустойчивой. Минимальные темпы роста продаж промышленной продукции за деньги были зарегистрированы в январе, мае-июне и в последние месяцы 2000 г. Особенно «неприятным» выглядит прекращение роста платежеспособного спроса в ноябре-декабре. Во-первых, ему предшествовало довольно длительное уменьшение оптимизма в прогнозах изменения спроса. Во-вторых, к декабрю балансы оценок запасов готовой продукции возросли за два месяца на 8 пунктов и в результате ближе всего приблизились к балансовому нулю. Этот обстоятельство является верным признаком возникновения спросовых ограничений. В-третьих, в IV кв. 2000 г. изменилась тенденция оценок избыточности мощностей и персонала в связи с ожидаемым спросом. Доля предприятий с избыточными ресурсами довольно быстро снижалась с октября 1998г. и достигла в июле 2000г. абсолютного минимума. Затем опросы зарегистрировали рост этих показателей на 5 пунктов. Очевидно, что предприятия столкнулись с самыми сильными сбытовыми проблемами с начала посткризисного промышленного роста.

На отраслевом уровне по итогам года рост платежеспособного спроса зарегистрирован во всех отраслях, кроме пищевой промышленности. Абсолютное сокращение продаж за деньги преобладало там в I и III кварталах, но к концу года положение стало выправляться, и в декабре темпы роста оказались одними из самых высоких по промышленности. Достаточно скромными оказались положительные результаты в легкой промышленности, столкнувшейся с интенсивным снижением платежеспособного спроса на свою продукцию в апреле-июне. Однако после довольно интенсивного роста продаж во втором полугодии отрасль смогла закончить год с положительным балансом изменения платежеспособного спроса. Самый интенсивный рост реализации продукции за деньги зарегистрирован в 2000 г. в электроэнергетике. Лишь в начале года балансы изменения показателя имели небольшие отрицательные значения, но к концу года сообщения о росте продаж существенно возобладали над сообщениями о снижении — потребители стали платить за энергию «живыми» деньгами. Металлургия, химия и нефтехимия, машиностроение имели по итогам года положительный баланс — денежный спрос на продукцию этих отраслей в целом вырос. С положительными результатами закончили год и основные подотрасли машиностроения. Снижение спроса отмечено лишь на продукцию легпищемаша, желдормаша и авиастроения. Самый интенсивный рост продаж имел место в химнефтемаше, стройдормаше, станкостроении, производстве средств связи и электротехническом машиностроении.

Динамика бартерного спроса на промышленную продукцию имела обратную тенденцию. Рост бартерных операций, регистрировавшийся опросами с августа 1998г. (момента включения показателя в регулярную анкету конъюнктурного опроса ИЭПП), к началу 1999г. стал замедляться. В апреле 1999г. опросы впервые зарегистрировали абсолютное снижение объёмов бартера в российской промышленности. Этот процесс продолжался до конца 1999 г. и в течение всего 2000 г. Наиболее интенсивное сокращение бартера было зарегистрировано во второй половине истекшего года. Снижение бартера происходило в течение всех месяцев 2000 г. во всех отраслях и подотраслях промышленности. По итогам года абсолютным рекордсменом «дебартеризации» стала электроэнергетика. В машиностроении самое интенсивное вымывание прямых товарообменных операций зарегистрировано в энергомашиностроении (что выглядит более чем естественно с учетом ситуации в электроэнергетике), химнефтемаше, приборостроении и электронике. В результате доля бартера при реализации промышленной продукции значительно снизилась (см. табл.2.12).

Таблица 2.12

Доля реализации продукции по бартеру, %

1996

1997

1998

1999

2000

Электроэнергетика

21

4

Черная металлургия

63

64

59

23

17

Цветная металлургия

42

38

13

5

31

Химия и нефтехимия

58

60

55

27

18

Машиностроение

46

60

55

22

15

Лесная, д/о и целл.-бумажная

45

51

42

29

21

Стройиндустрия

45

54

72

29

22

Легкая

51

58

44

26

14

Пищевая

30

21

28

18

14

Источник: Конъюнктурные опросы ИЭПП.

На основе результатов конъюнктурных опросов ИЭПП можно оценить взаимодействие двух видов спроса на микроуровне. Для этого строится матрица сопряженности вопросов об изменении платежеспособного и бартерного спросов M(Xt,Yt), где Xt - фактические изменения платежеспособного спроса в опросе t, Yt - фактические изменения бартерного спроса, (+) означает рост показателя, (-) - снижение, (=) - нет изменений:

Yt

+

=

-

+

+ +

+ =

+ -

M(Xt,Yt): Хt

=

= +

= =

= -

-

- +

- =

- -

Сумма элементов над главной диагональю матрицы определяет долю предприятий, у которых платежеспособный спрос замещал бартерный. Сумма под главной диагональю определяет долю предприятий с обратным замещением – платежеспособного спроса бартерным. На основе внедиагональных сумм можно рассчитать индекс замещения, аналогичный коэффициенту смещения прогнозов, предложенному Кавасаки и Зиммерманном2. Индекс замещения рассчитывается как отношение разности наддиагональных и поддиагональных элементов к их сумме и может принимать значения в интервале от –1 до +1. Положительные значения свидетельствуют о вытеснении бартерного спроса платёжеспособным, отрицательные – об обратном процессе. Чем больше абсолютные значения коэффициента, тем интенсивнее идёт процесс вытеснения.

Динамика значений индекса замещения (см. рис. 2.18) показывает, что с августа 1998 г. (начало регистрации изменений бартерного спроса) по январь 1999 г. бартерный спрос вытеснял платежеспособный. Но интенсивность вытеснения, достигнув в октябре 1998г. максимума, снижалась. В феврале 1999 г. впервые зарегистрировано замещение бартерного спроса платежеспособным. Такое соотношение сохранялось до конца 1999 г. и в течение всего 2000 г.

Рис. 2.18

Таким образом, расчет индекса замещения подтвердил предположение, которое можно сделать на основе динамики платежеспособного и бартерного спросов, о том, что бартерный спрос с 1999 г. стал вытесняться платежеспособным. Максимума этот процесс достиг в октябре 2000 г. Тогда же опросы зарегистрировали одно из самых низких упоминаний неплатежей и низкого внутреннего платежеспособного спроса как причин, сдерживающих рост выпуска в российской промышленности. Затем, правда, началось снижение интенсивности вытеснения.

Если предположить, что весь спрос, предъявляемый на промышленную продукцию, складывается из платёжеспособного и бартерного, то на основе уже упоминавшихся матриц сопряжённости изменений двух видов спросов можно оценить динамику суммарного спроса на промышленную продукцию. Сумма элементов матрицы над второй диагональю определяет долю предприятий, сообщивших о росте одного или сразу обоих видов спроса. Если один спрос рос, то другой, по крайней мере, не снижался. Таким образом, этот показатель показывает долю предприятий, суммарный спрос на продукцию которых вырос. Сумма под второй диагональю определяет долю предприятий, у которых суммарный спрос снижался. При этом снижались либо оба вида спроса, либо один из них. Элементы, стоящие на второй диагонали, определяют долю предприятий, у которых суммарный спрос не изменился. Полученные таким образом суммы аналогичны ответам на вопрос об изменении совокупного спроса: «возрос», «не изменился», «снизился». Теперь расчет традиционных балансов изменения совокупного спроса очевиден (см. рис. 2.19).

Рис.2.19

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.