WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

Ян Рейковский

Экспериментальная психология эмоций.

(Стр 133-151.)

Часть вторая

ВЛИЯНИЕ ЭМОЦИЙ НА ПОВЕДЕНИЕ РЕГУЛЯТОРНАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ЭМОЦИИ КАК ПРОЦЕСС, ОРГАНИЗУЮЩИЙ ПОВЕДЕНИЕ

Возникновение эмоционального процесса приводит к формированию новых форм реагирования. Иногда эмо­циональные реакции бывают бурными и внезапными, воз­никая почти сразу после действия возбуждающего агента. Такая эмоция принимает форму аффекта.

Но эмоции могут формироваться и постепенно, дли­тельное время оставаясь латентными; в таком случае не наблюдаются ни специфические эмоциональные проявле­ния, ни какие бы то ни было следы в сознании — су­ществует только повышенная готовность к эмоциональной реакции.

В дальнейшем появляются организованные изменения в поведении. Сначала это могут быть преимущественно “сопутствующие” экспрессивные изменения, позднее эмоциональный процесс распространяется на все большее число афферентных путей, все меньше места остается неэмоциональному поведению. Одновременно происходит осознание протекающего эмоционального процесса и свя­занных с ним изменений в процессах регуляции. Оно может опережать появление внешних изменений, однако бывает, что человек длительное время не отдает себе отчета в своих эмоциях, в лучшем случае наблюдает их последствия в виде тех или иных непонятных проявлений своего поведения. Иногда эмоции вовсе не находят отражения в сознании.

Эмоция, получившая достаточную силу и организо­ванность, приобретает способность оказывать большое влияние на функциональное состояние различных психических механизмов. Организующая функция эмоций проявляется в нескольких различных формах:

в форме выразительных движений,

в форме эмоциональных действий,

в форме высказываний об испытываемых эмоциональ­ных состояниях,

в форме определенного отношения к окружающему.

Рассмотрим эти формы более подробно.

§ 1. Выражение эмоций мимика, пантомимика, вокализация

Идентификация мимического выражения. Исследова­ние мимического выражения эмоций началось более 100 лет назад. Одним из первых возник вопрос: почему у человека в эмоциональном состоянии специфически из­меняется напряжение различных лицевых мышц

Классической попыткой ответить на этот вопрос была теория Ч. Дарвина, изложенная им в работе “Выражение эмоций у человека и животных” (1872). Дарвин выдви­нул гипотезу, согласно которой мимические движения об­разовались из полезных действий. Другими словами, то, что сейчас является выражением эмоций, прежде было реакцией, имевшей определенное приспособительное зна­чение. Мимические движения, возникшие из преобразо­ванных полезных движений, представляют собой либо ос­лабленную форму этих полезных движений (например, оскаливание зубов при гневе является остаточной реак­цией от использования их в борьбе), либо их противопо­ложность (например, расслабление мышц лица — улыбка, выражающая приветливость, является противополож­ностью напряжения мышц, характерного для враждебных чувств), либо прямое выражение эмоционального возбуж­дения (дрожь — это следствие напряжения мышц при мобилизации организма, скажем, для нападения) (см. Szewczuk, 1966, т. -2, с. 69).

Согласно Дарвину, мимика обусловлена врожденными механизмами и зависит от вида животных. Отсюда сле­дует, что мимические реакции должны быть тесно связа­ны с определенными эмоциями. Установление таких свя­зей сделало бы возможным распознавание эмоций по мимическому выражению.

Оказалось, что теория Дарвина верна лишь отчасти, так как мимическое выражение не полностью детерминировано врожденными факторами. Об этом свидетельст­вуют многочисленные наблюдения и экспериментальные данные. Множество исследований было посвящено выяс­нению того, способен ли человек—и в какой мере— правильно распознавать мимические реакции других людей. В этих исследованиях использовалось три вида материала: рисунки мимических реакций, фотографии изображения эмоций актерами и фотографии спонтанного выражения эмоций.

Исследования, в которых использовались рисунки мимических реакций, исходили из положения, сформули­рованного еще в 1859 г. немецким анатомом Пидеритом, Согласно которому мимическое выражение можно охарак­теризовать при помощи нескольких элементарных выразительных движений (Woodworth, Schlosberg, 1955, с. 113);

Пидерит составил множество схематических рисунков;

На основе этих рисунков Боринг и Титченер создали взаимозаменяемые изображения отдельных частей лица и, комбинируя их, получили 360 схем мимического выраже­ния. При предъявлении этих вариантов испытуемым каж­дый из них казался вполне естественным. Однако, когда нужно было назвать эмоцию, соответствующую этим изображениям, мнения оценивающих обнаружили довольно большие расхождения; так, лицо, которое должно выражать, по мнению авторов, презрение, описывалось такими понятиями, как упрямство, рассеянность, неодоб­рение, пренебрежение, отвращение; большинство (34% испытуемых употребили, однако, определение “презре­ние”.

Но в отдельных случаях наблюдалось совпадение суж­дений. В табл. 4 приведены результаты группы, состоя­щей из 1300 испытуемых.

Таблица 1

Рисунок

Оценка

Число испытуемых (%)

Ужас Отвращение

Неожиданность

Ужас

Отвращение

Пренебрежение Неожиданность

Изумление

57

48

33

32

26

Поскольку испытуемые должны были выбирать оп­ределения из списка, содержащего 18 названий, получен­ные результаты значительно превышают случайные и свидетельствуют о том, что черты, выделенные Пидеритом, достаточно хорошо соответствуют выражению отдель­ных эмоций.

Аналогичное исследование было проведено с фотогра­фиями актеров, изображавших различные эмоции. Лангфелд установил, что число правильных оценок чувств, которые хотел изобразить актер, составляет от 17 до 58%, то есть не выше, чем число правильных оценок профилей Пидерита. Установлено также, что объяснение и упраж­нение могут улучшить результаты оценок (Woodworth, Schlosberg, 1955, с. 116; см. также Kalina, 1960).

Шкала мимического выражения. В рассмотренных экспериментах оценки испытуемыми выражения лица имели качественный характер и классифицировались дихотомически (как правильные или неправильные).

При таком подходе не учитывается, однако, то, что выражение некоторых эмоций является весьма сходным. Так, в упоминавшемся эксперименте с рисунками Пидерита многие испытуемые определяли выражение лица, которое должно было передавать состояние неожиданности как “изумление”; это не является большой ошибкой, так как оба выражения лица имеют между собой много общего. Это наводит на мысль, что отдельные формы мимического выражения не являются качественно осо­быми и их можно представить в виде некоторого конти­нуума, построив шкалу мимического выражения. Первая попытка построить такую шкалу принадлежит Вудвортсу. Позднее эта шкала была усовершенствована Шлосбергом (Woodworth, Schlosberg, 1955, с. 124—128; Schlos­berg, 1952).

Шкала Шлосберга является круговой. Она включает шесть основных категорий:

1) любовь, радость, счастье;

2) удивление;

3) страдание, страх;

4) решимость, гнев;

5) отвращение;

6) презрение.

Чем больше расстояние между отдельными позициями на шкале, тем менее сходны соответствующие мимические выражения; но поскольку шкала имеет круговую форму,

(рисунок приложен в архиве)

Рис. 11. Шкала мимического выражения Шлосберга. На осях “принятие—непринятие” и “удовольствие— неудовольствие” отмечено 9 ступеней, характери­зующих силу проявления реакций. Цифры с краю (1,00, 2,00 и т. д.) обозначают качественно раз­личные пункты шкалы; цифры внутри круга оз­начают номера расположенных на шкале изобра­жений Фруа-Витманна

за пунктом 6 следует пункт 1, это означает, что эти вы­ражения являются родственными. Согласно Шлосбергу, мимические выражения на этой круговой плоскости мож­но описать при помощи двух координат, характеризую­щих два основных измерения эмоций:

удовольствие — неудовольствие (от пункта 1 до пункта 4),

принятие — непринятие (от пункта 2,5 до пункта 5,5)

Удаление по оси от края к центру указывает на все более слабое проявление данного мимического выражения; в центре находится нулевая точка — нейтральное выражение. Дальнейшее перемещение по этой же оси в направлении края будет означать усиление противоположного выражения.

Пользуясь такой шкалой, Шлосберг провел ряд иссле­дований, в которых испытуемые должны были расклады­вать фотографии согласно принципу предложенной им шкалы. Было установлено, что ошибки оценок колебались в довольно узких пределах. Правильность оценок зависе­ла от степени выраженности эмоций в мимике, то есть от удаленности оцениваемого изображения от центра системы координат; чем ближе оно к краю (то есть чем сильнее экспрессия), тем правильнее были оценки.

Успешность исследований, опирающихся на шкалу Шлосберга, говорит о том, что предположение о существо­вании континуума различных мимических выражений, а также выделение двух измерений этих выражений осно­вываются на верных предпосылках.

В более поздних работах Шлосберг дополнил свою схему третьим измерением, отражающим уровень акти­вации, который он назвал измерением интенсивности. Полюса этого измерения составляют, с одной стороны, сон, с другой—напряжение (tension). Ось этого изме­рения так наклонена к плоскости двух предыдущих, что максимум напряжения положительно коррелирует с состоянием неудовольствия (Schlosberg, 1954).

Рассмотрим эти три измерения подробнее. Первое из них, удовольствие — неудовольствие, соответствует об­щепринятой характеристике эмоций как полярного явле­ния с положительным или отрицательным знаком. Труднее интерпретировать второе измере­ние: принятие (внимание) — непринятие. Описывая это измерение, Шлосберг поясняет, что “внимание” (англий­ское attention мы переводим как “принятие”) характери­зуется максимальной установкой и готовностью рецепто­ров к приему раздражении (как, например, при неожи­данности, удивлении), тогда как “непринятие” должно означать “закрытие путей” для поступления раздраже­нии, как это бывает в случае презрения или отвращения (Schlosberg, 1952, с. 222). Однако возникает сомнение, правильно ли концепция рецепторной готовности описы­вает полученные факты. При круговой шкале из нее сле­дует, что выражение любви не предполагает установки рецепторов на прием раздражителей — максимальное выражение любви соответствует нулевой точке на шкале “принятие — непринятие”. Сомнительным представляется также то, что максимум неудовольствия соответствует мимике гнева, а не мимике страдания. Третье измерение Шлосберга не вызывает сомнений; оно соответствует вы­деленному нами выше измерению “степень возбуждения”. Не вполне ясно только, действительно ли при положи­тельных эмоциях невозможно достижение такой степени возбуждения, которая характерна для отрицательных эмоций. Повседневные наблюдения этого не подтвержда­ют. Данную интерпретацию мимического выражения эмо­ций следует, видимо, принять как гипотезу, нуждающую­ся в дальнейшем анализе. Можно ли рассматривать ре­зультаты исследований Шлосберга как довод в пользу того, что отдельные эмоции имеют устойчивое мимиче­ское выражение и что с помощью специально разрабо­танной шкалы можно с большой точностью идентифици­ровать эти выражения

На этот вопрос нельзя ответить утвердительно. В исследованиях Шлосберга использовались фотографии людей, изображавших различные эмоции, поэтому следо­вало бы выяснить, допускает ли такую интерпретацию спонтанное выражение эмоций.

Спонтанное выражение эмоций. Исследование подлин­ных эмоций сталкивается со значительными трудностя­ми. Действительно, как получить достаточно большое число различных фотографий подлинных эмоциональных реакций. Как вызвать у человека реальное пережива­ние эмоций, не вторгаясь в его жизнь Стремясь преодолеть подобные затруднения, некоторые психологи прибе­гали к весьма драматическим методам. К наиболее из­вестным из такого рода исследований относятся экспери­менты Лэндиса (Crafts, Schneiria, Robinson, Gilbert, 1938).

Лэндис проводил свои эксперименты в 20-х годах (результаты их опубликованы в 1924 г.). Это были, не­сомненно, очень жестокие эксперименты. Так, чтобы выз­вать сильные отрицательные эмоции, за спиной испыту­емого неожиданно раздавался выстрел; испытуемому приказывали отрезать большим ножом голову живой белой крысе, а в случае отказа экспериментатор сам у него на глазах совершал эту операцию; в других случаях испы­туемый, опуская руку в ведро, неожиданно находил там трех живых лягушек и одновременно подвергался удару электрического тока, и т. д. Но именно поэтому в экс­перименте Лэндиса удавалось вызывать подлинные эмоции.

На протяжении всего эксперимента испытуемых фото­графировали. Чтобы облегчить объективное измерение мимических реакций, основные группы мышц лица обво­дились углем. Это позволяло впоследствии — на фотогра­фиях — измерять смещения, которые происходили при различных эмоциональных состояниях в результате со­кращения мышц.

Попытки установить, какие группы мышц участвуют в выражении отдельных эмоциональных состояний, дали отрицательные результаты. Вопреки ожиданиям оказа­лось невозможным найти мимику, типичную для страха, смущения или других эмоций (если считать типич­ной мимику, характерную для большинства людей).

Следует подчеркнуть, что типичные мимические кор­реляты не были найдены не только для ситуаций, которые классифицировались как вызывающие страх, смущение и т. д., но и для тех эмоциональных состояний, которые определялись так самими испытуемыми (то есть для тех случаев, когда последние утверждали, что они испыты­вали страх, отвращение и т. п.).

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.