WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

Высшим продуктом мезопсихики является самосознание. Это ин­вариантная часть двух компонентов индивидуального сознания, “чувства Я” и миросознания. Субстрат — регулятивные и сенсорные системы. Элементы — множество актов осознания среды и осознания фактов своего существования. Функциональную структуру образуют типичные соотношения в конкретной ситуации значений миросознания и “чувства Я”. Психическая функция состоит в получении адекват­ной информации о своей роли и месте в объективном физическом и социальном пространстве. Это приводит также к коррекции своего пси­хологического пространства. Инвариант — совмещенная часть миросознания и “чувства Я”. Это знание о том, что в известном диапазоне условий “мое” место в среде и “моя” роль постоянны. Психическое явление — самосознание — это создание индивидуального психологического пространства с указанием в нем места для самого себя. Для этого совмещаются два отображения среды, созданные эндо- и экзопсихикой. Дифференцированность такой обобщенной картины становится меньшей, она делается более искаженной, нежели та, которую дает экзопсихика, но она становится акцентированной, иерархизованной, в ней можно выявить доминанты. Этот акцентированный образ окружающе2й среды приобретает свойства регулятора поведения, получая регулирующую функцию именно благодаря своей субъективности, “искаженности”, акцентированности.

Таким образом, мы предлагаем трехчленную индивидуального сознания. При этом два его компонента – “чувство Я” и “миросознание” - являются рядоположенными. Самосознание – это более сложная форма индивидуального сознания, она формируется на базе двух первых и в известном смысле является их совмещенной, инвариантной частью.

Такую линию рассуждений можно распространить и на другие психические явления. Например, личность можно рассматривать как инвариантную часть множества ролей, в которых выступает человек. Здесь требуются некоторые пояснения. Данное выше определение самосознания относится к некоторой идеальной ситуации. В большинстве же случаев человеку не дано знать свое истинное положение в окружающем его мире. Он и окружающие его люди довольствуются только знаниями о ролях, которые “играет” этот человек. “Обобщенная” роль и называется личностью (Гинецинский В.И.,1997).

Говоря о сознании, нельзя не сказать о бессознательном. На бессознательном уровне человек также отражает ситуацию. На наш взгляд, и “бессознательное” имеет субстрат, элементы, функциональную структуру, инварианту и т.п. Но его отличие от “сознательного” состоит в том, что в образуемой функциональной структуре нет доминанты. “Бессознательное” становится “сознательным” только тогда, когда осознаваемая ситуация или явление акцентуируются, становятся неравновесными, несимметричными, напряженными, поляризованными.

УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Гинецинский В.И. Пропедевтический курс общей психологии. СПб., 1997.

Гостев А.А. Эволюция индивидуального сознания в процессе решения глобальных конфликтов. М., 1993.

Джеймс У. Психология. М., 1991.

Лазурский А.Ф. Классификация личностей // Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б, Гиппенрейтер, В.Я. Романовой. М., 1982.

Платонов К.К. система психологии и теория отражения. М., 1982.

Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.,1957.

Шеперд Г. Нейробиология. М., 1987.

Кризис жизненного пути

С понятием кризиса в научной литературе соотносятся разнородные жизненные события: профессиональное самоопределение, бракосочетание, рождение ребенка, уход или смерть близкого человека, выход на пенсию. Общим радикалом для них является их повышенная эмоциогенность, обусловленная необходимостью переосмысления челове­ком своего места в жизни своих прав, обязанностей, ответственности. Однако в контексте обсуждаемой нами темы представляется целесооб­разным сосредоточиться на иной трактовке понятия кризиса.

Длительное следование по жизни “не своим” путем с неизбежно­стью должно приводить к ничем не компенсируемой диссоциации между сознательным поведением и личностным потенциалом подсознания, выражающейся в дисфорических состояниях и эмоциональных переживаниях. При всей условности субъективного оценивания можно поре­комендовать для индивидуальной самодиагностики несколько чувственных (т. е. управляемых подсознанием) индикаторов, обнаруживающих факт следования по жизни “не своим” путем:

1. Чувство устойчивого невезения, неудачливость, “все складывается против...”.

2. Тягостная утомительность дел и достижений, генерализованная неприятная усталость как ведущее переживание.

3. Отсутствие выраженного и полноценного удовлетворения от достигнутого успеха, безрадостность долгожданных событий или достижений.

В качестве частного, но диагностически ценного индикатора движения по “не своему” пути можно назвать появление чувства дискомфорта, раздражения в ответ на предложение перечислить (для себя, но на бумаге) свои жизненные цели (перспективы, планы и т. п.)

Регуляторный смысл перечисленных индикаторов заключается в том, что они создают субъективные условия, благоприятные для отказа от деятельности, которая по своим требованиям и вероятным результатам идентифицирована подсознанием как “не своя”.

Механизмы возникновения соответствующих переживаний становятся понятными при учете приведенных выше функций подсознания

Переживание неудачливости обусловлено тем, что “не своя” цель не запускает работу подсознательного мышления, конечной целью ко­торой служит дополнение результатов работы сознательного мышления обобщенными данными (по всему объему имеющейся по этой задаче информации) в форме интуиции. Ограничение информационного бази­са принимаемого решения только его сознательной частью резко сни­жает адекватность планирования и вытекающую из этого успешность действия.

Утомительность “не своего” действия объясняется тем, что под­сознание отказывает ему в непосредственном интересе, как наиболее эффективном мотиваторе. Осуществляемая же преимущественно бла­годаря волевому напряжению деятельность является в высшей степени энергозатратной и потому утомительной.

Безрадостность успехов можно считать наиболее ярким и однозначным указанием со стороны подсознания на ошибочность предпринятых человеком действий. Метафорически это следует понимать как сообщение о том, что достигнутая цель не была по-настоящему “твоей”. Следовательно, в смысле продвижения по индивидуальному жизненному пути никакого достижения нет, и потому отсутствует эмо­циональное подкрепление подсознанием выполненной работы

Самым типичным признаком “непутевости” является так называемый кризис середины жизни, относимый разными авторами к возрасту в интервале от 35 до 45 лет. Его особенностью оказывается то, что он исподволь формируется у социально и психологически благопо­лучных людей, которые начинают совершать поступки абсолютно не­ожиданные не только для окружающих, но и для самих себя. Нарастающий у них в душе психологический дискомфорт долгое время не имеет логического основания: в субъективном плане по отдельности все хорошо, а в целом как-то плохо. Неочевидность причины эмоционального дискомфорта делает невозможной целенаправленную борьбу с ней и в конце концов приводит к неординарным последствиям: алкоголизация, супружеские измены, уход из семьи, смена профессии, самоубийство. Частным признаком жизненного кризиса служит формирующаяся готовность к усвоению религиозной картины мира. Как следует из социологических опросов, среди городских жителей старше 42 лет увеличивается доля тех, кто склонен причислять себя к людям верующим.

Механизмом кризисообразования, по нашему мнению, является потеря динамизма в развитии целостной личности, в ее самореализации. Неопределенность собственного “Я” и его будущего — проблема юности. Она решается испытанием себя в разных делах и ситуациях (отсюда — “Хочу все знать”, “Надо все в жизни попробовать”). Каж­дое испытание позволяет молодому человеку решить для себя: это я могу, а на это не способен, это качество у меня есть, а этого — нет. В итоге таких усилий человек постепенно определяется с тем, что он со­бой представляет. И тем самым попадает в психологическую ловушку, с далеко идущими последствиями. Его “Я” становится весьма локаль­ной территорией, надежно отрезанной от “не Я” (от неопределенности) запретами и самозапретами. Сверхопределенность настоящего как раз и становится со временем ведущей проблемой взрослости. Прекращение изменений в себе и в мире — это и есть окончание жизни.

Частью общей стабилизации взглядов личности становится око­стенение картины окружающего мира. На самом деле, сколько людей, столько существует разных картин мира (в том числе прямо противоположных по своим основополагающим позициям) и представлений о личности друг друга. Но тем не менее для всякого взрослого человека самоочевидно и не нуждается в каких-либо обоснованиях, что его представления о себе и окружающем его мире умеренно точны и объективны, а какие-либо отклонения от них — свидетельство плохого знания жизни, слабости ума или нечестности. В этих обстоятельствах положение человека, переживающего кризис середины жизни, по-настоящему драматично. Все его попытки логически усовершенствовать неудовле­творяющую его жизнь принципиально обречены на неудачу. Диффуз­ное переживание того, что “все не так, как надо”, ощущение “потери смысла жизни”, потому и возникают, что при данном представлении о своих возможностях в данном субъективном мире потребность полноценной самореализации в принципе не может быть удовлетворена. Поэтому технология отыскания собственного пути обязательно должна заключаться в освобождении сознания от опутавших его иллюзорных “истин”.

Технология поиска своего пути

Конкретные формы обретения взрослым человеком “своего” жизненного пути могут быть бесконечно разнообразны. Поэтому в рамках статьи наметим хотя бы основные этапы такого обретения. Представляйся, что в развернутом виде отыскание личного пути слагается из трех последовательных этапов: осознание кризиса, самоидентификация, ре-ориентация.

Осознание того, что жизнь зашла в тупик и дальнейшее существование в прежней форме невозможно, требует от человека весьма значительного мужества. Тем более что подсознание, свято выполняя свою защитную функцию, выставляет на обозрение сознанию набор “очевидных” мелких проблем (я такой тревожный человек, не складываются отношения с сотрудниками... дети меня не слушаются...). Переставшему изменяться сознанию гораздо легче бесконечно долго копаться в любом наборе псевдопроблем, чем понять, что так жить дальше нельзя. На пике переживания бессмысленности своего существования у каждого взрослого человека есть выбор из трех возможных решений:

1. Устрашиться неизбежных потрясений прежнего уклада жизни, “взять себя в руки” и делать вид, что все в порядке. Исступленно за­няться чем-либо — работой, рыбалкой, порядком в доме, чтением и т. д. Фактически это кратчайший путь благообразной деградации ду­ши, ее омертвения, за которым разрушение тела (повышенное кровяное давление, инфаркт, инсульт, язва, гормональные расстройства) ждать себя особенно долго не заставит.

2. “Спрятать голову в песок”, постараться заглушить ощущение бессмысленности более интенсивными переживаниями. Убогость самой этой цели порождает убогость используемых при этом средств: алкоголь, стремление к риску как таковому, разгульный образ жизни, реже — употребление наркотиков. Самоубийство — самое радикальное из средств этого рода.

3. Начать разрушать свой прежний мир, словно в скорлупу спрятавший целостную личность от насыщенной жизни. В скорлупе, конечно, плохо — и душно, и затхло, и тесно. Но, с другой стороны, скорлупа предохраняет от неизвестности и связанных с ней опасностей и невзгод. И поэтому всякий, кто захочет от нее освободиться, должен быть готов к тому, что поначалу “на свободе” его будут встречать преимуществен­но только новые трудности и проблемы. Правда, они будут качествен­но иными, чем в его прошлом мире.

Под самоидентификацией мы подразумеваем полное, деятельное и соответственно не искаженное выражение вовне и осознание своего целостного “Я”. В ходе занятий по психологической подготовке людей, претендующих на общественное признание, обнаруживается любопытный факт. По программе обучения каждый обучаемый должен выступить перед группой по заранее оговоренной теме. После того как с ана­логичными речами выступят все члены группы, выступление повторя­ется. И так несколько раз подряд. Понятно, что первый выход на публику — это масса переживаний, речевых ошибок и ораторских дефектов. С каждым последующим повтором форма выступления (благодаря специальному групповому обсуждению) становится все более и более!” совершенной. И вот тогда некоторые обучаемые вдруг осознают, что на самом деле не разделяют те мысли, которые они изначально искренно хотели донести до слушателей. Только при полном выражении себя вовне можно в полной мере увидеть, ты ли это.

Каждому, наверно, знакомы горестно-сладостные мысли типа: “Ах, если бы я только мог... (некое субъективно притягательное действие), но ведь... (мотивировка, почему этого не следует делать)”. Пока все притягательное реально не попробовано, иллюзии невозможно от­делить от истины.

Ускорению самоидентификации может существенно помочь об­щение с профессиональным психологом (консультантом, психотерапевтом). Не “озвученные” суждения о себе и мире могут оставаться сколь угодно долго непоследовательными и нестыкующимися друг с другом — самому человеку этого не заметить. Как и для многих прочих задач, для точного самопонимания необходимо внешнее действие (рассказ), направленное во внешний мир (на консультанта). Задача консультанта при этом состоит в том, чтобы послужить умным зерка­лом, в которое клиент сможет увидеть всего себя без привычных ему искажений, ретуши и “белых пятен”.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.