WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

Андерс Аслунд

Старший научный сотрудник

Фонд Карнеги за Международный Мир,

Вашингтон

Миф о развале производства после крахакоммунизма

Резюме

В сообщении прослеживается динамика объемовпроизводства на начальном этапе переходного периода в Центральной и ВосточнойЕвропе, а также бывшем СССР. Рассмотрена роль четырех факторов: сокращенияпроизводства накануне перехода к рынку; усилившегося занижения показателейобъема производства; сократившегося убывания ценностипродукции; и прекращения скрытого дотированияторговли. Объем производства повсеместно снизился в гораздо меньшей степени посравнению с тем, как это воспринималось людьми. Советская экономика находиласьв намного худшем состоянии, чем предполагалось. Разрыв между успехами инеудачами, как и прежде, очень велик. Корреляция между экономическимипоказателями и структурной реформой все более усиливается. Причинойнеправильной экономической политики была, как правило, дезинформация в областистатистики.

Ключевые слова:Национальные счета, теневая экономика, снижениеценности продукции, дотирование торговли

Введение

Согласно данным официальной статистики, кконцу коммунизма объем выпуска продукции резко упал практически во всех странахсоветского типа. Достигнув драматически низких показателей в первые годыпереходного периода, выпуск продукции продолжал снижаться еще нескольколет.1 Польша была первой страной, где возобновился рост экономики -после двух лет развития по пути реформ, - Украина же последовала за ней лишьпосле восьми лет реформирования. Суммарное снижение ВВП колебалось от уровня13% (1989-1992 гг.) в Чешской Республике до 77% (1989-1994 гг.) - в Грузии.Большинством наблюдателей это было названо худшей депрессией, когда-либовозникавшей в промышленно развитых странах и превзошедшей Великую депрессию1929-1933 гг.

Впрочем, как коммунистическая, так и посткоммунистическаястатистика весьма и весьма ущербна, хотя в каждом из двух случаевпо-разному. Несмотря на то,что наличие этих проблем в статистике признано всеми, а некоторые авторы дажерассматривают их в деталях, все без исключения продолжают работать софициальной статистикой, поскольку никакой полноценной альтернативы несуществует. По многим причинам такой подход оправдан, но важнейший вопрос - чтоже все-таки произошло сфактическим объемом производства, - как и прежде, остается открытым.

Цель данного сообщения - постараться выяснить, что вдействительности случилось с выпуском продукции на начальном этапе переходногопериода в бывшем “советском блоке”, включая бывший Советский Союз (б.СССР) и 6 стран Центральной иВосточной Европы. Мы сосредоточиваем основное внимание на четырех аспектахпроблемы: снижении объемов производства, которое предшествовало переходу крынку, усилившемся занижении показателей объема производства, сократившемсяубывании ценности продукции и прекращении скрытого дотирования торговли. Мызатронем вопросы оборонного производства, инвестиций и экономическогоблагосостояния, но центральной темой нашего сообщения останется проблемафактической производительности в период 1989-1995 гг. для Центральной иВосточной Европы и 1991-1995 гг. для б. СССР.

Выводы наши кардинально отличаются отобщепринятой точки зрения. Во-первых, падение объема выпускаемой продукцииповсеместно было гораздо меньшим, чем предполагается, а в некоторых странах,наоборот, отмечался скорее быстрый рост производства, а не егоуменьшение. Во-вторых, советская экономика находилась в гораздо худшемположении, чем было принято думать. В-третьих, даже после пересмотрастатистических данных разрыв между неудачами и успехами остается, как и прежде,значительной. В-четвертых, корреляция между экономическими показателями иструктурной реформой заметно возрастает после корректировки статистическихданных. В-пятых, искаженные статистические данные дезинформировали в периодпосткоммунистической трансформации политиков, побуждая их идти на неэффективныепостепенные реформы, которые реанимировали иждивенчество и затягивалистагнацию. Экономическое благосостояние снизилось в гораздо меньшей степени,чем производство. Тем не менее, получить точное представление о динамикевыпуска продукции в переходный период оказывается невозможным ввидугромадных проблем с методологией.

Давайте обратимся кпадению объемов производства в посткоммунистическую эпоху

С крушением коммунизма официальнозарегистрированный объем выпускаемой продукции резко упал во всемпосткоммунистическом мире. Обычным было падение производства более чем на 10% вгод, а в Армении ВВП за один год сократился на рекордные 53% (см. таблицу 1).

[Таблица 1 примерноздесь] ()

Но ошибки статистических данныхогромны. Первая проблема связана с отправной точкой расчетов.. В концеэпохи коммунизма повсюду господствовал хаос, и в последний год коммунистическойвласти в Румынии и СССР был зарегистрирован резкий спад производства -соответственно, на 7,9% в 1989 г. и на 6,1% в 1991 г. (см. таблицу 2). Хотяданные по переходному периоду в странах Центральной и Восточной Европысопоставляются с данными за последний год коммунистической власти в этих государствах, за стандарт длябывших советских республик (б. СР) принят год 1989, хотя, если здесь мыобсуждаем проблемы посткоммунизма, им должен был бы стать год 1991. Этакоррекция элиминирует среднегодовое сокращениеВВП на 5% от уровня 1989 г. из общих показателей егопадения по б.СР.

[Таблица 2примерно здесь]()

Далее, зарегистрированное сокращениепроизводства составило 17% ВВП по странам Центральной Европы в 1989-1992гг., около 30% в Болгарии и Румынии в 1989-1997 гг., а по странам б.СССР всреднем достигало 40% - от 18% в Узбекистане до 65% в Грузии (см. таблицу 3).Пять стран (Армения, Азербайджан, Грузия, Таджикистан и в меньшей степениМолдова) оказались вовлечены в военные конфликты, но длябольшинства других стран этизарегистрированные спады были беспрецедентны, поскольку происходили в мирноевремя.

[Таблица 3примерно здесь]()

Резкое увеличение незарегистрированноговыпуска продукции

Централизованное планирование представлялособой систему, основанную на обмане. Каждый был заинтересован в завышенииданных о выпуске своей продукции, поскольку от объемов “вала” зависели вознаграждения и премииминистров, управленцев и рабочих. Это приводило к постоянному завышениюотчетных показателей, возможно, достигавшему где-то 5% от ВВП (Еslund 1990). Заинтересованность вподобном манипулировании цифрами исчезла сразу же с началом перехода к новойэкономике.

При капитализме, напротив, и люди, ипредприятия стремятся уйти от налогов, что порождает тенденцию к занижениюпоказателей. Более того, статистическим органам не удается поставить подконтроль деятельность бесчисленных вновь создаваемых предприятий. Даже в Венгрии предприятияс числом рабочих и служащих менее 50 человек годами не включались в совокупныестатистические данные. Возникла масштабная неофициальная экономика, которая необязательно была нелегальной, а просто не подавала отчеты о своейдеятельности в Государственное статистическое управление (Johnson, Kaufmann, and Shleifer 1997, p. 173).

Разумеется, теневая экономика существовала ив СССР, но она была крошечной из-за жестких репрессий, о чем свидетельствуеттогдашний всеобщий товарный дефицит. На основании опросов советских эмигрантовв начале 1970-х гг. Гур Офер и Аарон Винокур (Gur Oferand Aaron Vinokur 1992, p. 100) пришли к выводу, чторегистрация реально существовавшей частнопредпринимательской деятельности вгородском потребительском секторе увеличила бы показатели советского ВВП всегона 3-4%.

Единственные поддающиеся сравнению данные оВВП, доступные по ряду стран, переживающих переход к новой экономике, основанына показателях потребления электроэнергии, которое, как принято считать,развивается в том же направлении, что и ВВП (Johnson,Kaufmann, and Shleifer 1997). В таблице 4отражены наиболее тщательные и подробные расчеты объемов неофициальнойэкономики - от 27% ВВП в Венгрии до 6% в Чехословакии и 12% в СССР в 1989г. (Kaufmann and Kaliberda 1996).2 Данный метод обеспечивает лишь приблизительную оценку развитиянеофициальной экономики, и его нельзя применять в отношении четырех странрегиона; статистический ряд заканчивается 1995 г..3

[Таблица 4 примерно здесь] ()

С началом переходного периода масштабытеневой экономики повсеместно увеличились. Вскоре, однако, они сократились какв странах, где успешно проводились реформы, так и в странах с наиболеерепрессивной, контролируемой государством экономикой, а там, где экономика былареформирована частично, они продолжали расти. Так, теневая экономика достигласвоего пика в 1991 г. в странах, где наиболее успешно проводились реформы(Польша, Венгрия, Эстония), а там, где они проводилась менее успешно (Россия,Украина и Азербайджан), она продолжала расти и в 1995 г. В большинстве случаевнезарегистрированная экономика достигала своего пика тогда, когда официальныепоказатели ВВП снижались до минимума.

В целом масштабы неофициальной экономикичрезвычайно увеличились. В среднем доля незарегистрированной продукции вреальном ВВП по странам бывшего СССР возросла с 12% в 1989 г. до 36% в 1994 г.В крайних случаях (Азебайджан и Грузия) она превысила 60% от совокупного ВВП;то же, вероятно, произошло и в истерзанной войной Армении. Напротив, в странахЦентральной и Восточной Европы доля “неофициального” продукта возросла с 17% в 1989г. до 21% в 1992 г., но затем сократилась до 19% в 1995 г.

Если принять в расчет неофициальнуюэкономику, то картина экономического развития региона изменится существеннымобразом (см. последние две колонки таблицы 4). Во-первых, сокращениепроизводства в период с 1989 по 1995 г. в среднемсоставило по всему региону 32%, а не 40%, а по восьмистранам СНГ - 36%, а не 54% (сравните с данными в таблице 3). Во-вторых,разница в показателях между странами наиболее преуспевшими и странамиотстающими значительно сократилась, поскольку масштабы неофициальной экономикиболее всего выросли в странах, добившихся промежуточных результатов впроведении реформ, например, в России и на Украине. Эта поправка элиминируетпредполагавшиеся потери производства по странам СНГ, равные 18% от ВВП 1989 г.;для некоторых стран это очень много: для Азербайджана - 39% от ВВП 1989 г., дляУкраины - 28%, а для России - 25%. В-третьих, теневой сектор в странах снаиболее репрессивной экономикой (Беларусь и Узбекистан) уменьшился вмасштабах. С учетом одной этой поправки страны, добившиеся промежуточныхрезультатов в проведении реформ - как Россия, так и Украина - сравнялись снереформированной Беларусью, а Россия почти догнала Узбекистан, что выглядитвполне правдоподобно.

Официальные показатели ВВП пересматриваютсяпостоянно, причем не толькоданные о выпуске продукции, но и данные о компонентах ВВП по конечномуиспользованию (потребление, инвестиции и нетто-экпорт;Koen 1995). Постепенно в оборот вводится все больше ибольше данных о прежде не зарегистрированной экономике, и почти каждыйпересмотр приводит к росту показателей объема выпуска продукции. Некоторые изэтих исправлений вошли в последующие, пересмотренные статистические обзоры.Например, в первом официальном отчете утверждалось, что объем ВВП Болгариисократился на 26% в 1991 г. и на 22% - в 1992 г. (ECE 1993, p. 73).Оба показателя были в дальнейшем пересмотрены исократились вдвое (до 12%) для 1991 г. и до одной трети (7%) для 1992 г. (см.таблицу 1). В 1999 г. Литва радикально пересмотрела свою статистику, уменьшивпоказатели спада за период с 1989 по 1993 г. с 62,8% (ECE 1998, p. 65), до 39,8% (ECE 1999, p. 199), тем самымсократив предполагавшийся спад на 23 процентных пункта!

В особенно удручающем состоянии находитсястатистика в пяти странах, пострадавших в результате военных действий (Армения,Азербайджан, Грузия, Молдова и Таджикистан), поскольку их системы сбора иобработки статистических данных попросту развалились, вместе срегистрируемым ими производством. продукции. Значительный подъем деловойактивности, отмечавшийся в Грузии в 1996 и 1997 гг., своим появлением взначительной степени, вероятно, обязан регистрации доселе не регистрировавшейсяэкономической деятельности. Туркменская статистика анекдотична и попросту незаслуживает внимания.4

Исчезновение ненужной продукции, илисокращение ее ценности

Фундаментальной проблемой любойсоциалистической экономики была проблема качества. Предприятия были малозаинтересованы в производстве того, чего от них ждали потребители, так какпроцветал дефицит товаров и услуг, а также потому, что бюджетные ограничения,лимитировавшие деятельность предприятий, оказывались слишком мягкими.Постоянный дефицит был обусловлен жесточайшей монополизацией, подкрепленнойкрайним протекционизмом. Свою цель предприятия видели в выполнении плана повыпуску количества продукции, счастливо игнорируя вопрос о ее качестве иассортименте, которые постоянно ухудшались. В СССР почти ничего нельзя былокупить без трудностей, и ко времени падения коммунизма типичными для советскогопродовольственного магазина были абсолютно пустые полки. РичардЭриксон (Richard Ericson, 1994, p. 195) с большим пониманием охарактеризовал такое состояние делследующими словами: “Таким образом, вся экономическаясистема была основана на экономической иллюзии - преследовании целей, несвязанных с созданием экономических ценностей, при отсутствии настоящейэкономической информации.” Частичные рыночные экономические реформы значительно улучшилиситуацию в Центральной Европе, особенно в Польше и Венгрии, но в целом она итам оставалась неудовлетворительной.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.