WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Краткосрочная политическая стабильность может быть достигнута приpзнанием того, что определенные люди вышли победителями. Однако, такого рода стабильность держится только до того момента, пока эти победители не будут подвергнуты нападкам со стороны какого-то более сильного противника. На этом вся стабильность заканчивается. Долгосрочная стабильность требует уверенности людей в том, что законы не будут меняться, и что они будут приводиться в действие одинаковым образом, независимо от того, кто находится у власти.

Революции обычно начинаются с умеренного “медового месяца”, а затем начинается соперничество между правыми и левыми экстремистами, старающимися вытеснить умеренную середину. Это соперничество в конце концов заканчивается победой одной из сторон, или, если беспорядок и конфликтная ситуация продолжаются, оканчивается захватом власти каким-либо военным, который заявляет, что служит только интересам нации. Если умеренный “медовый месяц” в России начался в 1991 года и закончился вооруженным конфликтом между Ельциным и Руцким в 1993 году, то вступление в должность Президента Путина может ознаменовывать начало периода, когда отдельный властный индивидуум старается положить конец групповым конфликтам путем построения более сильного, централизованного управления.

Для того, чтобы Президент Путин преуспел в этих начинаниях, необходимо обуздать власть отдельных людей и увеличить роль институтов. Похоже, что это и есть та самая задача, которую поставил перед собой Путин. Какие факторы, c исторической точки зрения, могут повлиять на возможность его успеха

Попробуем сравнить судьбы двух других обширных многонациональных империй, которые развалились в результате революций и пытались выковать современные, демократические, гражданские государства. Я говорю об Оттоманской Империи в 1918-21 годах и о Китае 1910 года. В разной степени обе империи потерпели поражение. Хотя как Турция, так и Китай на сегодняшний день являются сильными современными государствами, ни одно из них не является ни экономически преуспевающим, ни настолько демократичным, как им хотелось бы по сравнению с большинством европейских стран, на которые они собирались быть похожими или даже их превзойти.

Во многом это произошло потому, что ни турецкое, ни китайское правительства двадцатых годов не были способны полностью обеспечить лояльность национальных элит бизнеса и вооруженных сил. В Турции местные землевладельцы и влиятельные люди в регионах держали контроль над экономическими ресурсами и политической властью. В уплату за поддержку такого рода местных элит, турецкое общенациональное правительство в значительной степени уступило им возможность вершить собственные законы на местах. С тех пор проведение эффективных общенациональных правовых и экономических реформ стало практически невозможным. В Китае, как общеизвестно, во втором десятилетии двадцатого века вошли в силу военачальники. Гораздо менее известно то, что власть националистического режима Чан Кайши никогда не распространялась в Китае за пределами основных прибрежных городов, оставив сельскую и местную власть в руках автономных элит, и, тем самым, этот режим постоянно находился в оборонительной позиции сперва пред опасностью вторжения Японии, а затем пред лицом мятежей китайцев-коммунистов в течение всего периода своего номинального правления.

В течение периода, пока Ельцин был у власти, центральное правительство в Москве, по-видимому, обладало довольно ограниченным контролем на просторах России, уступив достаточно значительную власть экономическим олигархам и местной политической верхушке в обмен на их поддержку. В предыдущих революциях, случавшихся в огромных империях, такие временные решения проблем управления никогда не приводили ни к прочной стабильности, ни к процветанию.

Я не намериваюсь утверждать, что ничего кроме мрака Россию впереди не ждет. Как раз напротив: пути истории сильно отличаются от законов природы. Можно взять поучительные уроки из истории и сделать необходимые шаги для того, чтобы избежать их повторения. Если уроки прошлых революций надо было бы переплавить в один упрощенный рецепт для достижения демократии и благосостояния, он бы звучал приблизительно так: “Надо выстраивать институты, а не только власть”.

Выстраивание институтов

Экономисты часто уверенны в преимуществах свободного рынка, как способного решить большую часть проблем. Однако, это не является панацеей для политических проблем. В самом деле, для того, чтобы рынки функционировали должным образом, экономистам необходимо предположить, что политические силы уже заняли свои места, признанные всеми договаривающимися сторонами как нейтральные и надежные в беспристрастном осуществлении этих договоров. Не обеспеченные этим условием, рынки скорее станут просто-напросто продолжением поля соперничества, происходящего в политической сфере, чем автономными сферами эффективного размещения капиталов и труда.

Возможно, это было ошибкой на этапе ранней приватизации российских рынков и имущества, когда не была осознана необходимость изначально создать безопасные и надежные политические институты, и не осознано их значение для будущего развития рыночных сил. Очевидно, что теперь Россия должна восполнить отставание и сосредоточить свою политику на создании такого рода институтов.

Оказавшись перед лицом ожесточенной борьбы за власть у себя дома, я попадаю в довольно уязвимую позицию, предлагая советы о том, как строить политические институты в России. Однако я все же подчеркну, что мы знаем наверняка, что Соединенные Штаты достигли успеха в построении такого рода институтов и именно поэтому определение того, кто же станет Президентом Соединенных Штатов, будет происходить не в уличных стычках, и не путем военного переворота, но решением судебных инстанций Соединенных Штатов. Поэтому вопрос о том, каким путем была достигнута и остается непоколебимой такая вера в закон, представляется мне крайне важным.

Опять же, я не буду давать конкретные инструкции, поскольку построение эффективных политических институтов требует внимания к местной истории и знания местных условий в гораздо большем объеме, чем я обладаю. Однако я бы хотел указать на два довольно поучительных момента из истории. Во-первых, политические институты нельзя ввести, попросту позаимствовав конституции или модели из других стран и насадив их в своей стране. История революций изобилует примерами прекрасно звучащих конституций, которые на самом деле оказывались мертвой буквой практически сразу после их принятия. До тех пор, пока не развились политические институты, построенные так, чтобы действующей элите было выгодно их соблюдение и проведение в жизнь, эти институты потерпят крах. Часто забывают, что многие черты Конституции Соединенных Штатов, такие как баланс сил или структура Сената и Палаты Представителей, не являются чертами механически применимыми в любой политической системе, а являются продуктом специфических компромиссов между влиятельными фракциями конца восемнадцатого века Северных Британских колоний в Америке. Маловероятно, что какое-либо общество, еще недостаточно развитое в сторону федеральной структуры или многоконфессиональное по своей природе, примет и сочтет подходящими для себя большинство из положений Конституции Соединенных Штатов.

Во-вторых, и это следует из первого условия, приведенного выше, если институты игнорируются или пренебрегаются элитой, то они никогда не получат полного доверия и не будут вселять стабильных надежд - того, что необходимо для широкомасштабной поддержки,. Уже практически общим местом в новой институциональной экономике является утверждение, что если институты не будут сдерживать поведение элиты, они никогда не сформируют здоровую базу роста благосостояния простых людей.

Я приношу извинения, за то, что эти наблюдения кажутся упрощенными. Любая попытка вывести общие умозаключения из траекторий прошлых революций по необходимости дает некие абстрактные результаты. Однако я думаю, что все же полезно заметить, что революции, происходившие в великих империях, никогда не смогли достичь значительных успехов в прогрессе в сторону экономического или демократического развития, если экономические и местные политические элиты по большей части сохраняли независимость от власти центрального правительства. А так же полезно повторить, что до тех пор, пока институты не сконструированы скрупулезно как в личных интересах экономической и политической элиты, так и одновременно для ограничения поведения элит, никакое лицемерное служение богам свободного рынка и демократической конкуренции ни на йоту не приблизит никакую нацию к этим идеалам.


1 “Refolution” (рефолюция) - на русском звучало бы, как “глуполюция” - Примечание переводчика ()

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.