WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Относительный дефицит городов, усиливающий эффект разреженности. Сто лет назад среднее расстояние между городами в Европейской России достигало 60–85 км, на Урале – 150 км, в Сибири – 500 км. За Уралом оно стало вдвое меньшим, но к западу от него сократилось лишь до 45–75 км. В сердце Европы уже лет 500 города отстоят на 8–20 км: крестьяне за день пешком успевали на рынок и обратно; у нас же ездили сутками4, что сдерживало развитие разделения труда и обмена.

Особо следует отметить дефицит крупных городов, главных современных генераторов социальных, культурных и научно-технических инноваций.

Задержка субурбанизации. Малая плотность населения вместе с нашим климатом, бедностью и «дачной» традицией осложняют и замедляют переход к новой универсальной стадии расселения, контрурбанизации. Ее, по существу, заменяет сезонно пульсирующая агрорекреационная форма: города расплываются в пригороды и далее только летом. Даже особняки «новых русских» обычно служат их хозяевам дачами, мало влияя на рабочие места и инфраструктуру окружающей местности.

В целом российская сеть расселения в силу многих причин далека от западной по уровню развития и географическим параметрам, а поздняя быстрая урбанизация ставит Россию в ряд среднеразвитых стран. Недонаселенность же выступает в качестве фактора, тормозящего преодоление этой «среднеразвитости».

  • «Проблемные узлы» связаны не только с характером поселений, их размерами и т. п., но и с географическим размещением этих поселений, а значит и населения, в контрастах его распределения по территории страны. Эти контрасты легко прослеживаются по осям Запад – Восток, Север – Юг, центр – периферия, а также русское ядро – «этнические» территории. На приведенных ниже графиках в каждом случае выделены по 7 групп регионов стабильного (современного) или частично переменного состава.
  • Ось Запад – Восток. Градиент Запад – Восток – продукт непреодоленной исторической асимметрии. Несмотря на все усилия советского периода, проблема заселения Азиатской России так и не была решена. Доля азиатской части страны в населении России, постоянно нараставшая (правда, с заметным замедлением в 1960–80-е гг.), увеличилась с 13,3% в 1926 г. до 21,9% в 1991 г. Максимальная численность населения – 32,5 млн чел. – была достигнута здесь к началу 1992 г. После этого население Азиатской России стало убывать, его доля в населении страны сократилась до 21,4% (2002 г.), при том, что к востоку от Урала находится 75% территории России, а плотность населения здесь составляет 2,5 чел. на 1 км².

Рисунок 13

Профиль населения России по оси Запад Восток в ХХ в. (семь
меридиональных полос стабильного состава)

Сдвиг на восток, лейтмотив ХХ в., не вывел расчетный центр тяжести населения России за Урал. Пройдя 600 км на восток – до р. Белой в Башкирии, – он уже медленно пятится на юго-запад, снова удаляясь от центра территории страны, лежащего на 2400 км восточнее (в Эвенкии) и в 1200 км от центра ее обжитых земель (между Омском и Новосибирском). У Тихого океана так и не сложился мощный полюс расселения. Центр горожан 40 лет остается близ Уфы, центр больших городов (от 100 тыс. жителей) – на западе Башкирии, у более крупных городов он еще западнее (у «миллионеров» – в 630 км от общегородского, в Чувашии). Чем крупнее города, тем они западнее, где их сеть становится более плотной и компактной.

У Тихого океана так и не сложился мощный полюс расселения. Центр горожан 40 лет оставался близ Уфы, центр больших городов (от 100 тыс. жителей) находится сейчас на западе Башкирии, у более крупных городов он еще западнее (у «миллионеров» – в 620 км от общегородского, на востоке Нижегородской области). Чем крупнее города, тем они западнее, где их сеть становится более плотной и компактной.

  • Ось Север – Юг. Зональные различия Север – Юг также велики. Россия в целом – северная страна. Около 70% ее территории (около 12000 км²) имеют официальный статус районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей с суровыми климатическими условиями5. В них живет чуть более 11,5 млн чел. Плотность населения здесь низка (1 чел. на км²), но все же российский Север на порядок многолюднее, чем американский: тут заметно наследие ГУЛАГа и общей дешевизны труда. Самые пустынные округа РФ не так пусты, как северные территории Канады.

Разумеется, общую картину размещения населения России определяет не Север. Исторически доминирует «срединная зона», так называемая «Главная полоса расселения»: треть площади и три четверти населения России. Однако поляризация Север – Юг может принять более выраженный характер из-за потерь населения Севером и растущего значения Юга. До недавнего времени это значение приглушалось тем, что собственно российский Юг воспринимался как часть – и притом не главная – более обширного советского Юга. Теперь же он приобрел самостоятельное значение, которое усиливается его приграничным положением, ролью единственного для России выхода к теплым морям, а также новыми экономическими возможностями, связанными, в частности, с транзитом казахстанской нефти с северного Каспия. Сегодняшний Юг невелик (по площади Южный федеральный округ – самый маленький в России, занимает всего 3,4% ее территории), небогат, но густонаселен, привлекает мигрантов, будучи при этом политически консервативным и беспокойным.

Рисунок 14

Профиль населения России по оси Север Юг в ХХ в. (семь
меридиональных полос стабильного состава)

  • Ось центр – периферия. Естественно-географическая поляризация Запад – Восток и Север – Юг, на которой сказывается очевидное влияние природных условий, весьма суровых на российском Севере и Востоке, усиливается и постоянно подкрепляется «рукотворной» поляризацией по оси центр – периферия.

Рисунок 15

Профиль населения России по оси Центр периферия в ХХ в. (семь меридиональных полос стабильного состава)

В изменениях миграционных трендов за последнее десятилетие явственно прослеживается усиление «центростремительности» – возвратной направленности в более обжитые, староосвоенные и в этом смысле «центральные» районы, откуда в свое время шло центробежное движение.

На общем изменившемся фоне остается незыблемой позиция столичных метрополисов, которые служили и служат главными центрами притяжения мигрантов. Во многом благодаря им выделяются и прилегающие районы. Так, в 1990-е гг. центр увеличил свое население за счет миграции на 1,3 млн чел., абсорбировав треть миграционного прироста России. Одновременно усилилась привлекательность других староосвоенных районов: Волго-Вятского, Центрально-Черноземного, Уральского, большинства областей северо-западной и центральной России, ранее в течение длительного времени отдававших население.

Сейчас районы, притягивающие мигрантов, «центральны» еще и в том смысле, что они задают тон экономических реформ. Приток мигрантов тесно коррелирует с уровнем развития частного сектора экономики, а этот сектор быстрее развивается именно в центральных и юго-западных районах, имеющих более разветвленную экономику, лучше оснащенных коммуникациями, выдвинутых в сторону стран Восточной и Западной Европы.

Поляризация центр – периферия вездесуща, она проявляется в выстраивании не только межрегиональной, но и внутрирегиональной пространственно-расселенческой иерархии. Столицы субъектов Федерации, «стянув» около 30% их населения, превосходят вторые города в среднем вшестеро. 3/4 площади сельской глубинки Европейской России заселены слабо, ее депопуляция за ХХ в. расширила зоны редкого населения (1–10 чел./км²) на 1 млн км² (т.е. вдвое)6. Скачки догоняющего и мобилизационного развития, сближая элитные центры стран мировой полупериферии с центрами стран-лидеров, всегда чреваты дивергенцией внутренних периферий7. Это явление наблюдается сейчас и в России: качественные контрасты снова нарастают, модернизации столиц сопутствует архаизация провинций.

  • Ось русское ядро – «этнические» регионы, прежде условная (хотя РСФСР считали федерацией из-за автономий), стала реальной. Но Россия – не мини-СССР. Русских тут 4/5 (а не 1/2), в 17 из 32 «этнорегионов» их больше, чем титульных народов. Те преобладают в 8 регионах, включая Чечню, но вместе это всего 2% площади и 3% населения РФ; при столь малой массе их демографическая активность слабо влияет на общероссийскую. Русское ядро по всем параметрам мощнее (уже поэтому РФ прочнее СССР), но тоже неоднородно по составу населения и «стажу» пребывания в стране, что сказывается на дальневосточных и южнорусских окраинах, а также в Калининградском анклаве при новых геополитических условиях.

Долгое пребывание в едином централизованном государстве сказывается все же на большинстве краев и областей. Субэтнические различия у современных русских носят рудиментарный характер. Они менее ощутимы, чем, например, в Германии, где многие саксонцы до сих пор открыто не одобряют «прусский дух», а далеко не музейный баварский диалект так отличен от «хох-дойч», что просто непонятен жителям других земель. В России подобные вещи можно встретить на юге у казаков (особенно кубанских), на севере у поморов. Но даже после активных и повсеместных попыток реанимации местной идентичности и регионализма они составляют скорее исключение, чем правило.

Рисунок 16

Профиль населения России по оси русское ядро «этнические»
регионы в ХХ в. (семь групп регионов частично переменного состава)

Другое дело – некоторые автономные регионы с преобладанием титульных этносов. Там живы языковая и религиозная специфика, традиционная сельская культура и демографическое поведение, отличные от нынешних усредненных русско-городских. В этом отношении особенно заметно выделяются республики восточной части Северного Кавказа, Калмыкия, Тыва, отчасти Якутия и другие сибирские республики и округа.

2.7. Прогнозные гипотезы и некоторые последствия
их реализации

Динамика населения по четырем обозначенным выше «осям» (рис. 13–15; в каждом случае выделены 7 зон стабильного или частично переменного состава) показывает, что «профили» заселения России эволюционировали по-разному. Западно-Восточный и русско-этнический профили менялись мало. В разрезе Север – Юг сдвиги более очевидны: уже к середине ХХ в. (после коллективизации и кулацких ссылок, этнических депортаций, создания ГУЛАГа) поднялась таежная зона, и профиль потерял симметрию, стал более ломаным. По оси центр – периферия отмечен рост столиц и полупериферии, куда «вытягивали» людей индустриализация и урбанизация. В итоге 86 млн (59%) россиян живут вдали от центров, 51 млн (35%) – в полупериферийных, часто депрессивных регионах, застывших в индустриальной эпохе с рудиментами аграрной.

Сами российские «оси» не уникальны, но своеобразны их сочетания. У нас, чем восточнее, тем как бы севернее, ибо холоднее (в Приморье нормы Крайнего Севера оправданы на широте Прованса), а чем южнее, тем этнически как бы восточнее, даже и в европейской части (буддисты-калмыки, исламский Кавказ). Такая специфика всегда накладывала определенные ограничения на территориальное развитие, причем эти объективные ограничения далеко не всегда осознавались и учитывались в достаточной мере архитекторами стратегий российского развития. Да и сейчас государство никак не найдет форму сочетания социальной, региональной и национальной политик, плохо осознается их изначальная внутренняя противоречивость и несводимость одной к другой, а потому и невозможность простых решений.

Тем не менее именно указанные оси во многом задают варианты геодемографического развития России и его стратегий. Любой из них должен учитывать, с одной стороны, необратимость, с другой – незавершенность уже вполне очевидных сдвигов. К их числу относятся следующие.

  • Замедление всех макроперемен, обусловленных демографическим переходом, который близится к завершению, и стабилизация демографической ситуации, не сулящей изменения основных межрайонных пропорций даже в случае возврата миграционной подвижности населения, допустим, к позднесоветскому уровню.
  • Поворот миграций с севера и востока страны в центр и на юго-запад состоялся и также вряд ли обратим. Это реакция не столько на кризис 1990-х гг., сколько на долгое, упорное расширение внутрироссийской «ойкумены», видимо, достигшее предела. Переход к ее сжатию8 фиксирует смену тренда в расселении при скачке на восток индустрии, ставшей более сырьевой. Людей ведь притягивает не столько само производство, сколько условия жизни, труда и возможности потребления.
  • Неизбежность выхода из переходной стадии так называемого «поляризационного разворота» (от стягивания населения в главные центры к его деконцентрации). Впрочем, он вряд ли будет скорым. Признаки начала этой стадии отмечены с 1980-х гг. и усилены шоками 1990-х гг.9 В 1990–1994 гг. даже росло сельское население – в связи с отказом сотен поселков от статуса городских ради сельских льгот и с прибытием в село дальних мигрантов. Бегства же из центров (как в 1917–1921 гг.) не было, а когда люди потянулись к ним опять, их встретили новые барьеры, особенно цены на жилье. «Видимые» мигранты не восполняют естественной убыли горожан; та же участь при спаде внешних миграций с 1995 г. закономерно постигла село.

Ситуация в целом неустойчива. Внешние факторы могут задержать диктуемые стадиальной логикой суб- и контрурбанизацию или ускорить их. И это касается степени проявления всех трендов. В качестве влияющих на них сценариев демоэкономического развития рассмотрим два основных: инерционный и оптимистический (с ускоренным ростом экономики, рабочих мест и доходов населения), причем разница скорее скажется на миграциях, чем на естественном движении.

В разрезе Запад – Восток при мало-мальски реальных сценариях трудно ожидать смены «прозападного тренда». Бегство из городов и сел восточной части России за Енисеем даже на фоне слабой естественной убыли или прироста (население там не самое старое) сулит ей по инерционному сценарию с умеренными миграциями сокращение населения с нынешних 14 до 7,5 млн чел. к 2050 г., или с 9–10% до 6%. Особенно драматична ситуация на Дальнем Востоке, чья доля падает с 5 до 2%. За минувшие 10 лет он уже потерял 0,9 млн чел., проигрывая в миграционном обмене со всеми районами, включая Европейский Север, откуда люди тоже уезжают.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.