WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Для государственных и муниципальных служащих, а также депутатов различного уровня необходимо владение компьютерной грамотностью на уровне продвинутого пользователя. Современные же реалии таковы, что человек переставший использовать современные информационные технологии, через полгода теряет квалификацию. Необходимы единые принципы обучения новым технологиям. И применяться эти принципы должны исходя из ориентации на тренд непрерывного обучения на протяжении всей жизни человека.

За 12 лет прошедших с начала официального формирования в современной России «электронного правительства» система образования государственных и муниципальных служащих не смогла создать сколько-нибудь отвечающую кадровым потребностям модель обучения соответствующим компетенциям. Соответственно, неизбежен кадровый вакуум и связанные с ним многочисленные риски и угрозы. Сами чиновники не чувствуют ответственности за повышение уровня компетентности в сфере «электронного правительства».

Наглядным примером может служить фактический провал ФЦП «Электронная Россия», которая свелась к большому набору пилотных проектов и только в последние два года ее реализации (2009 – 2010) внимание элиты было обращено на формирование правовой базы «электронного государства» (см. таб. 1).

Таблица 1

Общее количество нормативных документов, принятых в Российской Федерации по вопросам развития информационного общества и электронного правительства (2002 -2011 гг.)

2002-2008

2009

2010

2011

Федеральные законы

4

1

4

6

Постановления Правительства

6

8

7

17

Распоряжения Правительства

5

5

9

10

Поручения и другие документы

2

4

20

19

Всего документов:

16

18

40

52

Примечание: Обобщение осуществлено по базе нормативных документов Центра технологий электронного правительства НИУ ИТМО

Стоит обратить внимание, что за последние два года было принято в сумме в три раза больше нормативных документов, чем в предшествующие годы выполнения этой федеральной программы. И характерно, что именно к недостаткам в сфере легитимизации электронных транзакций относятся большинство неудач реализации проектов «электронного правительства» в России. Следует подчеркнуть, что основными препятствиями развитию электронного правительства, являются не технологические вопросы, а отсутствие адекватной организационно-правовой базы легитимизации процессов электронного взаимодействия граждан и власти, а также проблемы связанные с недостатками законодательной базы для создания системы электронной идентификации, как электронного документа, так и гражданина. Эти проблемы можно отнести к недостаткам именно институционального развития.

Как верно заметил еще Никлас Луман, в «правовую систему все больше проникают целевые ориентации. Это означает, что право – или, если угодно, хороший юрист – всякий раз, когда представляет определенную юридическую позицию и считает определенную интерпретацию законов правильной или неправильной, думает также о последствиях. Хороший юрист, если говорить о современном понимании юридической деятельности, никогда не упускает из виду также полюс «выхода»8. Непонимание элитой упомянутого нами тезиса в сочетании с отсутствием базовых познаний как в сфере компьютерных технологий, так и механизмов инновационного развития приводит не только к политическим провалам в разработке законодательства, но и к техническим просчетам.

Для иллюстрации приведем еще одну цитату из интервью министра связи и массовых коммуникаций РФ Н. Никифорова: «Зачастую многим сотрудникам федеральных органов власти гораздо комфортнее использовать почту gmail.com, mail.ru, чем почту своих министерств. Либо она может работать лишь в закрытой сети на их рабочем столе, либо она не работает вообще»9. Подобные вопиющие факты нередко можно встретить в прессе, при этом как политиками, так и журналистами упускается из виду системный характер дисфункций, обусловленный не отдельными техническими просчетами, а глубинными внутриэлитными процессами.

Техника развивается быстрее, чем связанные с прогрессом процессы осмысливает правящая элита, а власть принимает стратегические решения. Сегодня отсутствует понимание: как даже в среднесрочной перспективе эти решения скажутся на социальной атмосфере в обществе и конкурентоспособности страны на мировых рынках.

Считается, что власть монолитна в движении к «информационному обществу», хотя на самом деле это не так. Когда руководители страны говорят о необходимости «электронного правительства», на нижних уровнях властной вертикали идет сопротивление модернизации. Зачастую дискурс сопротивления даже не скрывается, что стало следствием ориентации федеральной власти на позитивистское восприятие политических процессов происходящих внутри самой элиты. В англоязычном мире этот дискурс характеризуется как confirmation bias - искажение восприятия10.

Отсутствие реальных действий по пресечению де-факто саботажа по реализации уже принятых на федеральном уровне нормативных актов укрепляет мнение элитных групп в правильности консервативного дискурса. Развитие в национальном сегменте киберпространства социальных сетей (в определенный момент резко политизировавшихся), с точки зрения правящей элиты нарушило критически важные балансы и социальные ритмы, что поставило под сомнение необходимость ускоренного движения государства к «информационному обществу».

Можно прогнозировать - уже в ближайшей перспективе точками социальной напряженности станут и реализуемые проекты «электронного правительства». Считается, если проект осуществляется под благими лозунгами, то связанные организационные технологии не существенны. Такой подход противоречит принципам построения сложных социотехнических систем.

В качестве иллюстрации упомянем проект «универсальной электронной карты», как инструмента позволяющего обеспечить идентификацию пользователей «электронного государства», так и получение доступа к дистанционным медицинским услугам, социальным сервисам, а также возможностям производить через сеть Интернет необходимые платежи. Сама по себе идея универсальной карты видится весьма и весьма привлекательной. Другой вопрос о связанных с этим инструментом рисках и угрозах.

Практически все страны реализуют идею ID карт, однако в том объеме сервисов, которые планируется реализовать в России, на это решились только Сингапур и Эстония. Остальные государства под давлением общественности отказались от идеи «складывания всех яиц в одну корзину», поскольку это непропорционально увеличивает опасности как связанные с киберпреступностью, так и с недостаточным уровнем информационной культуры граждан.

Проведенные одним из авторов настоящей статьи исследования в Ростовской области механизмов реализации проекта «универсальная электронная карта» выявили существенные методологические просчеты, без исправления которых проект обречен на неудачу. Зачастую не нужно обладать специальными познаниями, чтобы убедиться в прожектерстве региональной власти.

Так, в соответствии с Постановлением Правительства Ростовской области от 06.02.2012 № 81 «Об утверждении Регионального плана внедрения универсальной электронной карты на территории Ростовской области на 2012 – 2013 годы», реализация мероприятий по обучению граждан применению универсальной электронной карты должна быть осуществлена за три месяца IV квартала 2012 года, что означает обучение 35 тысяч человек ежедневно! При этом в качестве единственного мероприятия по информированию населения Ростовской области должно быть «Размещение информации об универсальной электронной карте на сайтах (порталах) информационно-телекоммуникационной сети Интернет». Мы уже выше приводили факт, что только 1,5 % граждан страны пользуются электронными услугами и очевидна формальность местной элиты к решению важной государственной проблемы. Подобные действия региональных властей ослабляют доверие к институту государства в целом.

Как известно, «консолидация элитных групп в регионах выражается в отсечении неугодных элементов, изменении внутренней структуры и иерархии, а также часто в некотором формальном пакте, закрепляющем существующие отношения и правила игры»11. Сегодня эти «правила игры» подразумевают риторику о всемерной поддержке необходимости формирования «информационного общества» при… минимуме политических инициатив (не говоря уже о политических действиях).

Президент страны в своем указе от 07.05.2012 года поставил задачу довести к 2018 году показатель пользования электронными услугами до 70%. Если не изменить кардинально дискурс региональных и муниципальных элит к формированию «электронного правительства», то неизбежен срыв реализации важнейшей модернизационной программы, не только «электронного правительства», но и иных инфраструктурных проектов влияющих на повышение качества жизни населения.

Детерминанты институциональных трансформаций

Приведенные нами политические факты свидетельствуют, что элиты потеряли ориентиры не только долгосрочного, но и среднесрочного развития страны и регионов. Назовем вещи своими именами: на самом деле Россия, как и многие иные транзитивные государства, переживает глубокий, социально-политический кризис, связанный с очевидной неэффективностью, созданной за последние десятилетия системы государственной и муниципальной службы, улучшить которую власти стремятся путем формальной компьютеризации. Кризис возник в результате совокупности серьезных трансформаций, которые претерпели как образ жизни россиян, так и информационная сфера, в том числе и в процессе реализации концепции зависимого пути (англ. - path-dependence)12.

Важной тенденцией последних лет стал рост интернет-аудитории в стране, которая постепенно оформляется в актора оказывающего давление на элиту в вопросах движения к «информационному обществу». По последним данным фонда «Общественное мнение», численность российской интернет-аудитории достигла 50% взрослого населения страны13. Утверждения некоторых авторов что интернет-демоса не существует, по меньшей мере лукавы, поскольку необходимо вести речь об интересах больших групп людей в развитии телекоммуникационной инфраструктуры, пусть эти интересы и не оформлены в виде политических лозунгов.

Не случайно высокими темпами идет расширение использования мобильной связи, инфраструктура которой уже в ближайшие годы станет основой доступа в глобальные сети. Новые технологии, опосредующие общение граждан с представителями органов власти, способствуют формированию новых паттернов взаимодействия и приводят к развитию различных институциональных практик.14 С нашей точки зрения применение институционального подхода15 к анализу трансформационных процессов в социуме, вызванных развитием технологий информационного общества и «электронного правительства», может дать вполне конструктивные результаты.

Упомянутый нами глубокий кризис возник не только из-за дефицита демократии в отношениях власти и населения. Несомненно, что внедрение технологий «электронного правительства» является важной частью программы модернизации системы органов власти, но одновременно речь идет о качествах цифровой среды повседневного обитания человека. Возникают вопросы о том, насколько просчитаны задуманные властью институциональные изменения, которые неизбежно сопровождают любую модернизационную программу Насколько новые институциональные практики опираются на развитие социальных потребностей, какие факторы влияют на трансформацию традиционных социальных институтов и появлению новых В настоящее время отечественное обществознание еще не имеет достаточно четких и обоснованных ответов на эти вопросы, а власть в своих программных документах обходит их стороной.

Говоря иными словами, мы имеем дело с ситуативной, структурной и институциональной неопределенностью16, чреватой переходом в нестабильное состояние политической системы17 при де-факто отсутствии научного осмысления происходящего. В таких условиях решение множащихся проблем возможно, говоря словами Клауса Оффе, только используя «институциональный способ нормальной политики»18.

Хотя поведенческие и институциональные предпосылки развития «информационного общества» распределены по территории страны неравномерно, необходимо учитывать возможности вариабельности перспективы развития «цифрового общества» по оси времени. Однажды может кардинально измениться конфигурация факторов, способствовавших становлению и сохранению существующих институтов, и произойдет это под влиянием современных телекоммуникационных технологий позволяющих относительно просто объединять людей в рамках коллективного социального действия.

В настоящее время в России предпринимаются меры по активизации использования информационно-коммуникационных технологий с целью повышения эффективности и качества государственных и муниципальных услуг. Мировой опыт показывает, что внедрение технологий электронного правительства предоставляет гражданам и бизнесу доступ к высококачественным услугам госорганов и одновременно уменьшает стоимость этих услуг. В России же речь не идет об уменьшении расходов общества на содержание бюрократии или же принятия мер по задействованию интеллектуального потенциала общества.

Формирование новых и трансформация традиционных социально-коммуникационных институтов

Чтобы понять нынешние тенденции в электронных отношениях власти и общества, нужно представлять себе те основы, на которых эти отношения строились. Россия сталкивается с многочисленными трудностями в экономическом и политическом плане, истоки которых необходимо искать в ошибочной идеологии реализации административной реформы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.