WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

-психология зависимости от виртуальной реальности и киберпространства;

-движение личности в поликультурных медиапространствах (социокультурная адаптация и переходы культурных границ);

-социально-психологические эффекты массмедиа в индивидуальной жизни и в массовом, групповом сознании;

-влияние социокультурных факторов медиасреды на досуговые практики;

-медиаобразование как феномен развития личности в медиасреде» [Жижина, 2009, с.60].

Отсюда она вполне логично приходит к выводу, что медиаобразование - это «направление в педагогике и психологии, которое выступает за изучение закономерностей социальных и личностных влияний средств массовой коммуникации и формирование на этой основе медиакомпетентности личности» [Жижина, 2009, с.70].

На мой взгляд, данное определение не противоречит уже известным ранее (в том числе и определениям ЮНЕСКО). Психологическая составляющая концепции М.В.Жижиной проявляется в том, как «в понятии медиакомпетентности как личностном результате медиаобразования представлены: психическое отражение и формирование (адекватных) социальных представлений о медиамире; поведение и освоение (в том числе собственных) новых форм поведения; присвоение поведенческих образцов, в том числе группового поведения, через механизмы конформизма, подражания, заражения, выражения «себя через действие» и идентификации; отношение субъекта в формах социализации и индивидуализации, защиты от персональной идентичности, проявлений толерантности и иммунитета (к негативным или манипулятивным влияниям медиамира)» [Жижина, 2009, с.90].

Свою весомую лепту в развитие современного медиаобразования решил внести и доктор философских наук В.А.Возчиков, выдвинувший «медиакультурную модель становления диалогической личности» [Возчиков, 2007, с.231]. К сожалению, данная модель не пока не получила у ее автора четкого графического представления, однако ее общие контуры можно проследить по таким ключевым положениям как «работа журналиста как творческое самовыражение личности; диалогические «партии текстообразования и восприятия; массово-коммуникативное взаимодействие; место средств медиакультуры в системе общественных приоритетов и ценностей; современные газеты, теле- и радиопередачи: характеристики, направленность, особенности; антропологический и социономический аспекты медиакультуры (отношения «человек-человек», «человек-социум»); информационно-коммуникативная функция как одна из основных в деятельности медиа; вербальные и невербальные способы передачи информации телеведущим; массово-коммуникационный процесс – диалог между создателями средств медиакультуры и их аудиторией» [Возчиков, 2007, с.233].

Не остались в стороне от медиаобразовательных новаций и «классические педагоги». Так доктор педагогических наук Г.П.Максимова не так давно выдвинула обоснование «медиавоспитания» как направления в педагогической теории и практике, ориентированного «на преодоление противоречия между общечеловеческими ценностями и личными смыслами, выраженные совокупностью медиасредств. … Сам медиапроцесс и является медиавоспитанием. … Медиавоспитание представляет собой воспитание, основанное на применении медиасредств, создающих пространство, наполненное художественными ценностями и образами, пробуждающими творческие состояния и смысловые переживания в процессе воспитания. … творческая личность в медиавоспитании – это человек культуры, свободная, духовно-нравственная, гуманная и практичная личность, способная к ценностно-смысловой коммуникации в пространстве, во времени и в медиа, создающая креативное пространство в деятельностно-творческом самовыражении с социопрофессиональной востребованностью»» [Максимова, 2006, с.22, 27].

Несмотря на некоторое стилистическое несовершенство (слово «медиа» уже означает средства коммуникации, поэтому употребление слова «медиасредства» кажется мне надуманным), введение термина «медиавоспитание» наряду с «медиаобразованием» вполне правомерно, так как в классической педагогике давно уже существуют термины «воспитание» и «образование»…

Скажу больше, о медиавоспитании (как и о киновоспитании) педагоги говорили и писали и в прежние годы. Другое дело, что никто из них, в отличие от Г.П.Максимовой, не пытался столь тщательно разграничить сферу «медиаобразования» и «медиавоспитания».

Рассматривая цели медиавоспитания в рамках личностно-ориентированной теории, Г.П.Максимова выделяет следующие:

-«раскрытие и поддержка духовных и моральных возможностей творческого восхождения личности в медиапространствах (внутренних и внешних);

-формирование потребности к творческому ценностно-смысловому и эмоциональному самовыражению с помощью медиа;

-оказание научно-педагогической помощи в становлении проекта субъективной ценности целей, сопровождение и целеполагание в медиапроцессах;

-активное освоение медиапространств в аспекте воспитательных возможностей;

-вовлечение в процессы жизнетворчества, ценностного смысла, эмоционального равновесия, социального профессионализма, толерантной коммуникации и развития личности медиасредствами;

-организация и использование креативных систем взаимообогащающих медиапространств» [Максимова, 2006, с.29].

Конечно, названные выше цели, на мой взгляд, вполне могут быть достигнуты и в рамках «традиционного» медиаобразования, но радует то, что педагогическая мысль не стоит на месте, пробуя найти новые ракурсы во вроде бы уже неплохо исследованных процессах…

Так или иначе, проблемы медиакультуры и медиаобразования привлекают сегодня представителей самых разных наук. Причина тому не только в том, что «медиакультура – это доминирующая культура информационного общества, имеющая способом бытования деятельность традиционных и электронных средств массовой информации, воссоздающих социокультурную картину мира с помощью словесных, знаковых и визуальных образов; культура-универсум, вобравшая в себя функциональное многообразие массовой, народной, элитарной культур и их модификаций, онтологически укорененная в жизнедеятельности человека; культура-метасообщение о мировоззрении человечества» [Возчиков, 2007, с.61-62]. Но и в межпредметности, пограничности медиаобразования, вобравшего в себя широкий спектр идей педагогики, психологии, социологии, философии, культурологии, искусствоведения, филологии, политологии и других наук.

Вот уже свыше десяти лет медиаобразование – обязательный компонент обучения всех школьников Канады и Австралии с 1 по 12 классы. Аналогичную программу школьного медиаобразования приняла недавно Венгрия. Медиаобразование сегодня находится на пике общественного интереса в мире. Недаром недавно принятая Резолюция Европейского парламента:

- «утверждает, что медиаобразование должно стать компонентом формального образования, доступным всем детям, оно должно стать неотъемлемой частью учебного программы на каждой ступени школьного обучения;

- настоятельно рекомендует включить медиаграмотность в качестве девятой базовой компетенции в европейскую программу образования в течение всей жизни;

- рекомендует Еврокомиссии включить в программу подготовки педагогических кадров обязательные модули по медиаобразованию для всех ступеней школьного образования, чтобы способствовать более интенсивному внедрению этого предмета; призывает соответствующие органы федеральной власти познакомить учителей всех специальностей и во всех типах школ с использованием аудиовизуальных средств обучения и с проблемами, касающимися медиаобразования» [European Parliament Resolution, 2008].

В идеале было бы весьма полезным, если бы эта резолюция Европейского Парламента получила бы позитивный отклик в Парламенте российском, в структурах Министерства образования и науки РФ. И сегодня к тому вроде бы есть неплохие предпосылки. В 2002 году Министерство образования и науки РФ официально утвердило вузовскую специализацию 03.13.30. «Медиаобразование» (первый выпуск которой состоялся в Таганрогском государственном педагогическом институте в 2007 году). В мае 2009 года Московская городская Дума (с подачи декана факультета журналистики МГУ Е.Л.Вартановой) рекомендовала внедрять медиаобразование в столичных школах. Весной 2009 года в поддержку массового медиаобразования высказался Министр связи и массовых коммуникаций РФ И.Щеголев…

И наконец, среди приоритетных направлений развития информационно-коммуникационных технологий в долгосрочной перспективе «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (утверждена Правительство РФ 17 ноября 2008 года) называет «расширение использования информационных и телекоммуникационных технологий для развития новых форм и методов обучения, в том числе дистанционного образования и медиаобразования».

Вместе с тем, по отношению к российской ситуации доктор филологических наук И.А.Фатеева [Фатеева, 2007, c.144-145] отмечает следующие проблемные зоны в развитии массового медиаобразования:

- неразвитость массового медиаобразования в учреждениях формального медиаобразования (среднего и профессионального);

- неразвитость программ медиаобразования «для взрослых»;

- отсутствие должного внимания к вопросу подготовки кадров для медиаобразования разных типов;

- чрезмерная обособленность разных уровней образования и разных тематических образовательных программ, не соответствующая современным требованиям открытости и гибкости образования;

- неразвитость программ дополнительного образования журналистского профиля;

- отсутствие должного многообразия программ из-за слабости партнерских взаимоотношений между образовательной сферой, медиабизнесом и другими заинтересованными сторонами;

- полное отсутствие организованных форм массового медиаобразования в учреждениях непрерывного образования (в досуговых и просветительских центрах, отделениях общества «Знание», учреждениях для людей «третьего» возраста и т. д.) [здесь, правда, с И.А.Фатеевой можно поспорить, так как именно в досуговых центрах/домах культуры/клубах практическая ветвь медиаобразования в виде юнкоровских и фото/кино/видеокружков, дискуссионных кино/видеоклубов вполне успешно развивается в нашей стране вот уже свыше 80-ти лет – А.Ф.].

Вероятно, можно добавить к этому и такие трудности развития медиаобразования как:

- инертность руководства вузов, не торопящихся делать конкретные шаги для чтения медиаобразовательных курсов (а возможности для этого есть немалые – как в спектре утверждаемых самими вузами дисциплин регионального компонента, так и предметов по выбору);

- традиционные подходы структур Министерства образования и науки, концентрирующих свое внимание на поддержке учебных курсов по информатике и информационным образовательным технологиям при куда меньшем внимании к актуальным проблемам медиапедагогики.

Так что в целом, к сожалению, медиаобразование в России все еще не продвинулось от эксперимента к широкому практическому внедрению. Здесь необходима консолидация педагогических вузов, факультетов журналистики, медиапедагогов-экспериментаторов и также медийного сообщества, координация взаимодействия государственных структур, уже существующих медиаобразовательных центров и экспериментальных площадок в данной области.

Куда больше заметны успехи российского медиаобразования в области теории и методики: за последние 10-15 лет по этой тематике изданы около 100 монографий и учебных пособий, десятки учебных программ для школ и вузов и свыше 1000 статей. С 2005 года стал регулярно выходить специализированный журнал «Медиаобразование». С 2000 по 2009 годы состоялись успешные защиты свыше 60-ти диссертаций на тему медиаобразования, медиаграмотности и медиакомпетентности, включая 8 докторских [см. подробнее: Федоров, 2009, с.53-117]. Медиапедагогами России были получены Гранты Министерства образования и науки Российской Федерации (1999-2001; 2002-2003; 2006-2008), Российского гуманитарного научного фонда, Российского фонда (1997-2009), Российского фонда фундаментальных исследований (2002-2004), Программы Президента РФ «Поддержка ведущих научных школ России» (2003-2005), ЮНЕСКО, ряда зарубежных фондов («Институт «Открытое общество», МИОН – Иноцентр, Фулбрайт, IREX, DAAD и др.). Всего за последние 10 лет было получено свыше 40 научно-исследовательских грантов.

Полные тексты большинства медиаобразовательных книг и статей, учебных программ, материалы результатов исследовательских проектов можно прочесть в свободном доступе на таких сайтах как: Журнал «Медиаобразование»(http://www.mediagram.ru/mediaed/journal/, http://www.ifap.ru/projects/mediamag.htm, http://www.edu.of.ru/mediaeducation/default.aspob_no=6096, http://www.edu.of.ru/medialibrary/default.aspob_no=34437), Открытая электронная библиотека «Медиаобразование» (http://edu.of.ru/medialibrary) «Информационная грамотность и медиаобразование» (http://www.mediagram.ru) и др.

Литература

Bazalgette, C. (1989). Primary Media Education: A Curriculum Statement. London: BFI, p.8.

Bowker, J. (Ed.) (1991). Secondary Media Education: A Curriculum Statement. London: BFI.

Buckingham, D. (2000). The Making of Citizens. London – New York: Routledge, 235 p.

Buckingham, D. (2003). Media Education: Literacy, Learning and Contemporary Culture. Cambridge, UK: Polity Press, 219 p.

European Parliament Resolution of 16 December 2008 on media literacy in a digital world (2008/2129(INI))http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.dopubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0598+0+DOC+XML+V0//EN. Перевод Резолюции на русский язык см. в журнале «Медиаобразование». 2009. № 4. http://edu.of.ru/medialibrary

Fedorov, A. (2003). Media Education and Media Literacy: Experts’ Opinions. In: MENTOR. A Media Education Curriculum for Teachers in the Mediterranean. Paris: UNESCO.

Ferguson, R. (1997). Moyen de communication de mass, education et democratie. Revue Educations. 1997. N 14, pp.16-20.

Gonnet, J. (2001). Education aux medias: Les controverses fecondes. Paris: CNDP, Hachette, 144 p.

Hart, A. (1991). Understanding the Media: A Practical Guide. London: Routledge, p.13.

Hart, A. (1997). Textual Pleasures and moral Dillemmas: Teaching Media Literacy in England. In: Kubey, R. (Ed.) Media Literacy in the Information Age. New Brunswick (U.S.A.) and London (UK): Transaction Publishers, p.199-211.

Masterman, L. (1997). A Rational for Media Education. In: Kubey, R. (Ed.) Media Literacy in the Information Age. New Brunswick (U.S.A.) and London (UK): Transaction Publishers, pp.15-68.

Silverblatt, A. (2001). Media Literacy. Westport, Connecticut – London: Praeger, 449 p.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.