WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |

Отметим еще один момент. Нынешний кризис затронул все слои российского общества. Не остались в стороне и "средние": 62% из них говорят, что финансовое положение их предприятия (фирмы, учреждения) ухудшилось, 32% – что не изменилось, и лишь 2% – что улучшилось. Тем не менее более половины (57%) "средних" уверены в абсолютной стабильности своего положения, и лишь пятая часть (21%) допускает вероятность потери работы. При этом 54% тех "средних", кто допускает потерю работы, уверены, что с их квалификацией и опытом они в ближайшие два-три месяца сумеют найти работу по специальности.

Судя по всему, нынешние "средние" и в кризисной ситуации сохраняют оптимизм и чувствуют себя вполне устойчиво. К тому же напомним, что всякий кризис несет важную социальную функцию – уничтожает все "слабое, нежизнеспособное", расчищая дорогу наиболее энергичным (пассионарным) образованиям.

Как сказал в интервью один из представителей "средних": "Нынешний кризис завершил период доминирования новых русских и олигархов. Они проиграли. Пришло наше время. И мы будем формировать правительство и правила деловой игры. И мы будем лоббировать такие правила, которые понятны и адекватны нашим представлениям о деловых отношениях и представлениям наших зарубежных коллег".

Завершая очерк о сегодняшних российских "средних", обозначим их идеологические ориентиры по ответам оптимистов и скептиков на вопрос: "Если бы новые руководители страны спросили Вас, что из достигнутого нужно полностью сохранить, что частично изменить, а от чего избавиться, то что бы Вы им посоветовали"

В отличие от среднестатистических россиян оптимисты чаще настаивали на том, чтобы сохранить свободу печати (66%), свободу передвижения, выезда за границу (52%), общенародные выборы и Президента, и Думы, и глав регионов (49%), свободу обмена валюты (41%), рыночную экономику (37%), многопартийность (34%), систему коммерческого образования (25%), свободные цены (21%) и результаты приватизации (12%). Усовершенствовать они чаще других требовали Конституцию (52%), а отменить – всеобщую воинскую повинность (21%).

Им вторят скептики, настаивая на сохранении свободы печати (56%) и рыночной экономики (25%).

Те же приоритеты прослеживаются и по ответам оптимистов на вопросы об оценках экономической ситуации:

(в % от опрошенных в каждой группе)

Население

Оптимисты

"Как Вы считаете, проведение реформы в России следует ускорить, замедлить или прекратить"

Ускорить

32

42

Замедлить

12

11

Прекратить

22

15

Затрудняюсь ответить

34

30

"Вы хотели бы или не хотели, чтобы предприятие, где Вы работаете,
было национализировано, перешло в руки государства"

Хотел бы

45

21

Не хотел бы

38

66

Затрудняюсь ответить

17

13

"Как Вы считаете, приватизация принесла России в целом
больше пользы или вреда"

Больше пользы

8

17

Того и другого поровну

15

24

Больше вреда

64

51

Затрудняюсь ответить

14

9

Таким образом, по любому вопросу – будь то политика, экономика или региональные проблемы – взгляды и оценки оптимистов всегда оказываются заметно более либеральными, чем у других россиян.

Иными словами, авангард сегодняшних "средних" ориентируется на либеральные ценности. Пожалуй, именно такие идеологические приоритеты мешают сегодняшним "средним" полностью поддержать лидеров (будь то Г.Явлинский, А.Лебедь или Ю.Лужков), декларирующих право- или левоцентристские идеологии.

C. Семенов

Инновационный потенциал средних слоев
в пограничных цивилизациях
(на примере Латинской Америки)

Прежде чем оценить роль “среднего класса” в конкретном обществе следует договориться о системе основных понятий.

В соответствии с принципом дополнительности инновация и традиция являются как бы двумя полюсами социального поля, имя которому — цивилизация. Взаимодействие этих двух полюсов создает известное напряжение и служит внутренней движущей силой развития. Но на разных этапах соотношение между полюсами меняется: на передний план выдвигается то один, то другой, ускоряя или замедляя движение цивилизации и востребуя соответствующие качества людей и целых поколений. Оба полюса дополняют друг друга, и культурно-социальная целостность (цивилизация) не может обойтись без того и другого. По мере усложнения внутренней структуры социума, с переходом цивилизации в стадию зрелости груз традиций начинает становится чрезмерной, непосильной ношей. Движение цивилизации тормозится. Инновациям становится все труднее реализовываться. Они большей частью оказываются социально невостребованными. В том случае, если один полюс гипертрофируется и парализует деятельность второго, то цивилизация гибнет, уступая место новой системе. Но бывает и так, что погрузневшая цивилизация долго гниет и разлается, отравляя не только свое, но и прилегающее пространство. Однако подобный случай имеет место только тогда, когда нет заметного внешнего давления. Иначе внешняя варварская среда просто поглощает и переваривает одряхлевшую цивилизацию, как случилось, например, с древним Римом, с древнеамериканской цивилизацией майя.

Особый тип развития демонстрируют так называемые пограничные цивилизации. По общему правилу они представляют собой пульсирующие полиэтничные, неравновесные системы с асимметричным общественным устройством, расположенные на границах христианского, мусульманского, буддийского и языческого миров. К пограничным цивилизациям Европы и Америки относятся балкано-дунайская и ибероамериканская цивилизации, генетически выросшие из средиземноморской цивилизации древности и средневековья. К этому же типу относится и российская цивилизация.

Разумеется, Россия, как и любая другая страна — уникальное и неповторимое явление. Но российские народы образуют особую цивилизацию, которая пережила многие государственные образования на ее территории. В отличие от цивилизаций Запада и Востока российской цивилизации присущи отдельные черты западных и другие черты восточных цивилизаций. Такое своеобразное сочетание тех и других черт дает особое качество, позволяет отнести ее к типу пограничных цивилизаций, обладающих свойством переходности, взаимопроникновения разных историко-культурных начал. Здесь особенно остро и почти перманентно переживается неравновесность, неустойчивость, которая и определяет всю жизнь социальной системы. Как метко определил венгерский экономист Корнаи, эта особенность стала определяющей чертой социальной системы Восточной Европы3. Правда, он связывал эту черту только с социальным строем, но опыт многих восточноевропейских стран, в том числе и России, показал, что речь идет не только о конкретном политическом режиме или социальном строе, но и о цивилизационной характеристике.

Сама пограничность (может быть, даже конвергентность) налагает печать своеобразия на отношение народа к традициям и инновациям. Для пограничных народов религиозная традиция, например, является не “почвой”, а продуктом внешнего заимствования. В Латинской Америке католическая традиция укоренялась жестоко и насильственно, что запечатлелось в исторической памяти и надолго предопределило доминирование культуры насилия. Но полиэтничность, культурный симбиоз и синтез, в свою очередь породили фактор терпимости к “другому”, к инаковости и даже обостренный интерес к “другому”, к инновациям, к творческим заимствованиям. Противоречивое сочетание культуры насилия с культурой терпимости, многовековое взаимодействие их — примечательное свойство многих пограничных цивилизаций, объясняющее их особую восприимчивость к “чужому” опыту на разных стадиях развития. Укоренение этого свойства способствовала своего рода пульсация этих цивилизаций — то распространение их на огромные территории, в том числе российской в Азии и Америке, а ибероамериканской — в Азии, Африке и Америке.

Однако, эти две культуры (насилия и толерантности) у разных социальных групп породили неодинаковое отношение к традиции и инновационным процессам. Неоднозначно эти тенденции проявлялись и в разные периоды истории.

В устойчивых цивилизациях Запада и Востока элита обычно является главным хранителем традиции, обеспечивающим историческую преемственность. В пограничных цивилизациях, напротив, именно элита особенно восприимчива к “чужому” опыту и выступает чаще всего главным проводником новаций. Все реформы в пограничных цивилизациях идут обычно сверху и почти всегда сопряжены с насильственной ломкой старого образа жизни традиционалистски настроенных “низов” как сельских, так и городских. Когда тонкий слой элиты физически устраняется, как это было в ходе гражданских войн в Испании и в России, или во время войны за независимость в испанских владениях в Америке, то происходит своего рода цивилизационный откат, пусть и декорированный в революционные облачения. И только заново сформированная элита через несколько десятилетий оказывается в состоянии снова браться за реформы и внедрение инноваций.

В этом свете как раз и представляет большой интерес вопрос о том, какую роль в устойчивости пограничной системы и в возможности ее реформирования играют средние слои Опыт Латинской Америки в этом отношении весьма показателен.

Но что понимается под средними слоями В англосаксонских социологических и политологических исследованиях, как известно, предпочтение отдается термину “средний класс”4. Основным критерием для отнесения того или иного человека к “среднему классу” здесь выступает владение определенной профессией, то есть образовательный уровень, занятие не физическим трудом и получение дохода на среднем уровне. Последний признак (уровень доходов) обычно берется в качестве системообразующего.

В отличие от марксистского определения классового статуса как отношения к условия и средствам производства (главный критерий — наличие или отсутствие частной собственности на средства производства) здесь главными являются отношения распределения. Тем не менее, принимаются во внимание и условия производства. Сам “средний класс” по этому основанию подразделяется на верхний слой, относящийся к истеблишменту, и низший — к маргиналам.

Известный германский политолог Ральф Дарендорф5 ввел деление на “старый средний класс” (мелкие собственники, самостоятельные лица свободных профессий и ремесленники и т.д.) и “новый средний класс” (управленческий персонал, лица свободных профессий, работающие по найму, и примыкающие к ним инженерно-технические работники с тем же статусом, служащие, занятые нефизическим, но рутинным трудом, мелкие фермеры и т.п.). Понятно, что в данном случае у “старого” и “нового” классов — полярно противоположные ориентации: первый нацелен на сохранение традиций, второй — на инновационный поиск.

Французская социология и политология неоднозначно относится к понятию “средний класс”. Так известный французский политолог Морис Дюверже, испытавший влияние марксизма, признавал преобладание некоего “мифа о средних классах”6. Среди современных обществоведов Франции принято использование термина “средние классы” (во множественном лице)7. При этом особо выделяются “новые средние классы” в качестве носителей социально-политических инноваций8.

И в Англии и во Франции в 60-70-е годы появились общественные ассоциации средних классов с консервативной ориентацией (их лидерами были соответственно Джон Горст и Пужад).

Латиноамериканская социология, в основном, усвоила англосаксонский подход к проблеме “среднего класса”, хотя она в гораздо большей мере испытала воздействие марксистской идеологии и воспользовалась разработанным ею понятийным аппаратом9. Все же попытки интерпретировать латиноамериканскую действительность при помощи этого аппарата натолкнулись на непреодолимые препятствия и вынудили социологов приноравливать заимствованную терминологию к специфике своих стран.

Главная трудность здесь заключалась в том обстоятельстве, что латиноамериканские общества выходили на мировой рынок не столько через рынок наднациональный, сколько через различные местные рынки (“анклавное развитие”). Это препятствие было, в основном, преодолено в таких странах как Мексика, Бразилия, Аргентина лишь во время и после второй мировой войны, но относительная самостоятельность разных отраслей экономики остается и оказывает влияние на социальную стратификацию.

Эта специфика воздействует и на “средний класс”.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.