WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

Приведенные в статье Савина в 1998 году данные о потреблении, полученные Лабораторией социальных технологий, еще более показательны в этом отношении (Табл.3). Следует заметить, что семьи с доходом 500–1000 долларов на человека в месяц реже планируют покупку новой машины или бытовой электроники, чем семьи с меньшим доходом (250–500 долларов в месяц). Более состоятельные уже приобрели все необходимые товары длительного пользования, и теперь их больше заботит образование детей, отдых за рубежом и улучшение жилища. Это в свою очередь позволяет предположить, что они обзавелись собственными домами или большими квартирами.

Стив Лиесман (Wall Street Journal, January 28, 1998) отметил, что экономические условия в России улучшились, хотя жизнь остается трудной и доля бедных высока. Он сообщает, что в 1996 г. автомобили имели 31 из 100 российских семей по сравнению с 18 из 100 в 1990 г. Это может служить еще одним показателем того, что русский средний класс составляет около одной трети населения. Другие признаки говорят о том, что автомобильный рынок приспосабливается к потребностям среднего и низшего среднего классов. В конце 1997 г. компания "Ситроен" объявила о том, что начинает продажу в Москве "Citroen XSARA", 5-дверной модели (седан) ценой 16000–25000 долларов, в зависимости от размера мотора и дополнительного оборудования. Модель рекламируется как удобная "для широкого круга потребителей – менеджеров среднего звена, деловых женщин. Машина годится и для семейного использования" (Известия, 17 декабря 1997, с.6).

В России также "все знают", что если средний класс и существует, он живет исключительно в Москве и Санкт-Петербурге. Остальная Россия рисуется как обширное море бедности и деградации, жертва столичных компрадоров-капиталистов и их приспешников из местных элит. Действительно, экономические процессы в столицах и в некоторых регионах развивались значительно быстрее, чем в других. Но то, что менее развитые области более бедные, не означает, что каждый их житель живет в бедности. В этих регионах больше бедных семей, и средний доход значительно ниже (см. табл. 2), однако и здесь есть состоятельные семьи и средний класс, существование которых не выявляется в общей региональной статистике. В табл. 4 из статьи К. Иванова (1997) показаны различия в доходах между регионами.

Результаты проведенного в 1997 г. в Казани опроса говорят о том, что в столице Татарстана одна треть населения относит себя сравнительно благополучному слою (Akmetov, 1997). Эти данные поднимают проблему опросов, основанных на выявлении самооценки (self-ascriptive surveys), в которых совершенно невозможно установить, что имеют в виду респонденты, когда они отвечают на вопросы. Тем не менее, поразительно, что в Казани менее 10% респондентов считают, что они живут на уровне бедности или ниже.

Данные экономического развития и социальной разнородности в регионах России многочисленны. В таблице 1 приведены данные о ценах жилплощади в разных городах, говорящие о том, что рынки недвижимости растут и они неоднородны. "Финансовые Известия" (20 января 1998, с.V) сообщают о распространении оптовых продовольственных рынков в многочисленных российских регионах. Лиесман (Wall Street Journal, January 28, 1998) обнаружил людей, чей образ жизни приближается к уровню среднего класса, даже в таких городах, как Иваново и Магнитогорск.

Из-за того, что в изучении социальной стратификации статистические данные и результаты социологических опросов не снимают многих сложностей и спорных моментов, представляется полезным дополнять их иными оценками, взятыми, к примеру, из культурологии или этнографии. Так, например, многое для понимания социальной стратификации может дать реклама. Даже беглый взгляд на существующую рекламу, ассортимент новых журналов, как и в целом на потребительскую культуру россиян последнего десятилетия дает богатый материал для умозаключений. Здесь можно найти многочисленные свидетельства того, что уже сложились определенные стили жизни российского среднего класса и элиты. Так, появились издания, специализирующиеся на всевозможных аспектах жизни соответствующего уровня, к примеру, на уходе за собой и своей внешностью или хобби, домшнего интерьера и домашнего хозяйства. Показательны в этом отношении и дачные сообщества вокруг Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Саратова, Якутска, Казани, Тюмени и других городов, которые превращаются в предместья. Растет число людей, построивших себе настоящие дома (коттеджи) для жилья и сдающих городские квартиры. Характерно и то, что рекламные объявления обращают сознание россиян не только к сексу и роскоши (хотя того и другого предостаточно), но также и к "семейным ценностям". Даже некоторые финансовые пирамиды в своих рекламных объявлениях делали акцент на заботу родителей о финансовом будущем детей. Вся эта реклама не может быть рассчитана исключительно на "новых русских". Газета "Известия" сейчас публикует регулярную рубрику "Экспертиза", где страница или две заняты материалами, охватывающими широкий круг вопросов, интересующих потребителя. Вот содержание одного из таких выпусков, выбранного наугад (15 октября 1997) : способы отличить настоящий йогурт; возможно ли восстановить жизнь седых волос; совет при выборе стиральной машины обращать внимание на место ее сборки; результаты испытания ручных электрофенов в стиле "Consumer Reports"; предупреждение о возможных юридических последствиях, которые можно навлечь на себя, доверившись предложению увеличить полезную площадь кухни за счет перестройки вентиляционной системы.

Не менее ценными с точки зрения исследователя социальной стратификации могут быть и различные интервью в газетах и журналах, как например, с председателем Центробанка Сергеем Дубининым, который отвергает как необоснованное беспокойство о дороговизне печатания новых российских банкнот, объясняя, что правительство постоянно вынуждено печатать свежие банкноты для нужд быстро распространяющихся банкоматов (RFE/RL Daily Report, August 6, 1997). Само наличие банкоматов, которые теперь есть не только в столицах, но и в других городах России, как, например, в Челябинске, где их более 30 (IEWS, 1998), также свидетельствет о наличии среднего класса.

В поисках середины

Из кого состоят пост-коммунистические средние классы Здесь можно выделить три самые большие группы – коммерсантов, менеджеров (включая правительственных чиновников) и представителей образованных профессий. В России нет достаточного количества предприятий малого бизнеса, но число владельцев и работников в коммерческом секторе исчисляется миллионами. От попыток выжить до участия в настоящем бизнесе всего один шаг. Успехи в производстве встречаются реже, но и здесь есть примеры ориентированной на рынок продукции.

Элита советских специалистов в медицине, образовании, науке и технологии сумела найти себе нишу в новой экономике, преимущественно в частном секторе. Но чаще новая система требует формирования новых элит, новых определений статуса, новых профессий. Профессия бухгалтера при социализме была непрестижной, низкостатусной и преимущественно женской; сейчас бухгалтер – важная фигура в любом бизнесе, желающем платить налоги или, напротив, избегать их. Банковские и финансовые службы – крупная растущая сфера. Пристальное внимание к банкирам ранга Гусинского или Потанина игнорирует тысячи людей, работающих в их империях47. Среди других важных новых профессий – юристы по международному и уголовному праву, работники страхового бизнеса, охраны, рекламы, маркетинга и других "капиталистических" сфер деятельности. Те, кто потратил десятки лет на профессиональную карьеру при советской власти, не могут без горечи видеть, что их знания и опыт больше не ценятся. Те, чьи профессии связаны с общественным сектором экономики, обнаружили, что государство, которое не может вовремя платить пенсии или зарплату врачам, едва ли способно поддерживать образование, культуру и науку на уровне советской эпохи.

Одна из групп бюджетных работников, оказавшаяся более или менее преуспевающей – это работающие в государственном административном аппарате, который не обнаруживает никаких признаков сокращения. В середине 1995 г. российская центральная администрация насчитывала столько же бюрократов, сколько их было в Советском Союзе, чтобы при этом обслуживать (и/или обдирать) значительно сократившуюся территорию и вдвое уменьшившееся население. Рост аппарата напоминал период Гражданской войны, когда наблюдалось резкое увеличение категорий совслужащих, получающих специальные пайки48. С 1997 г. в российской прессе началось откровенное обсуждение вырождения российской администрации, подобно той, которое наблюдалось в брежневскую эпоху. В этом отношении весьма красноречив тот факт, что первая административная реформа, затеянная Борисом Немцовым на посту вице-премьера, была направлена против иномарок бюрократов, а не против их должностей.

Некоторым новым представителям профессиональных групп удается сочетать успешное приспособление к новым условиям со старыми интеллигентскими и профессиональными ценностями. Российская Торгово-промышленная палата субсидировала разработку и публикацию национальной программы "Российская деловая культура" (Торгово-промышленная палата, 1997). Американская ассоциация инженерных обществ (American Association of Engineering Societies) работала с русскими коллегами по гранту Национального научного фонда (National Science Foundation), разрабатывая программу инженерной этики49. Тимоти Фрай (1997) описал развитие саморегуляции российского производства охранных систем, формируемого поддержкой государства и требованиями, осознаваемыми самими дилерами. Сходный процесс начался в области телерекламы в 1995 г. (New York Times, July 26, 1995, p. A3). Группа юристов из Санкт-Петербурга в 1997 г. организовала семейную юридическую консультацию, предоставлявшую круглосуточную юридическую помощь клиентам. Услуги стоили в то время 100 000 руб в месяц. Как заметил один из адвокатов: "Конечно, для среднего класса сумма почти символическая". Консультация также бесплатно помогает блокадникам и предоставляет некоторые услуги pro bono для других групп населения (Известия, 15 августа 1997, с. 2). Характерно высказывание юриста, мимоходом упомянувшего средний класс. Вопреки упорному эмоциональному отрицанию его существования интеллектуалами, политиками и самими членами среднего класса, средний класс сейчас наиболее быстро растущая группа населения России. Быстрее всего он растет в Москве, и многие новые богатые из других частей страны содержат квартиры в Москве или регулярно посещают столицу с деловыми целями.

Все эти многочисленные факты говорят о том, что средние классы стали существенным элементом пост-социалистического российского общества. Со временем они могут стать по крайней мере такими же влиятельными, как нынешние гиганты бизнеса и масс-медиа, несмотря даже на то, что большинство представителей средних классов и дальше предпочтут держаться в тени, а не на виду. Важный вопрос заключается в том, будет ли расти численность средних классов и какие политические роли им предстоит играть. Пока что существуют лишь разрозненные свидетельства политической мобилизации среднего класса (Деловой мир, 13 августа 1996).

В настоящей статье я ни в коем случае не пытаюсь утверждать, что все русские богаты или что серьезные социальные, экономические, экологические и медицинские проблемы будут решены в России в ближайшем будущем. Я лишь утверждаю, что наряду с наличием вызывающе богатых и большим числом бедных появляются достаточно многочисленные средние классы. Если распад экономики в Восточной и Юго-Восточной Азии не станет всеобщим развалом на евразиатских просторах, и если средние классы будут продолжать расти, эта группа сможет играть важную роль в социальной и политической жизни. Сослагательное наклонение здесь существенно: изменение социальной структуры не обязательно отражает структурные изменения соответствующей ей экономики. Среди вызывающих наибольшее беспокойство черт российской пост-социалистической экономики следует отметить неспособность перестроить промышленные гиганты и отсутствие прироста мелких и средних предприятий50.

Меры, необходимые для улучшения условий для предпринимательства, обсуждались уже так часто, что едва ли надо подробно на них останавливаться: разумный налоговый кодекс, неуклонно проводимый в жизнь; доступ к инвестиционному капиталу; уменьшение бюрократического вмешательства и rent seeking; честная, слаженно функционирующая правовая система; защита собственности (в том числе интеллектуальной) и прав акционеров; и декриминализация экономики.

Политическое развитие сейчас в большой степени зависит от того, в какой мере средние классы сумеют воспользоваться открывшимися возможностями создавать экономические и политические институты, которые помогут им пережить следующий кризис. Пока что были предприняты лишь первые, пробные шаги для выполнения этой чрезвычайно важной задачи. Пресставители средних классов могли бы создать гражданские организации и механизмы коллективного действия, которые позволили бы им служить противовесом олигархии и оплотом демократии. Впрочем, почти столь же вероятно, что их соблазнит искаженный образ латиноамериканских и азиатских моделей. До наступления восточноазиатского кризиса в конце 1997 г. я ожидал, что российские политики вот-вот провозгласят обращение к "евразийским ценностям", поставив стабильность и экономическое развитие над демократией. Вероятность этого остается высокой. Однако трагедия в том, что в условиях России те, кто тоскует по Пиночету, скорее всего получат вместо него Сухарто или Маркоса. Россия еще не знает, что делать с двумя непогребенными телами, и вряд ли ей нужно третье51.


* Еженедельные опросы Фонда "Общественное мнение" проводятся по месту жительства респондентов методом интервью в режиме face to face. Общенациональная репрезентативная выборка охватывает 56 населенных пунктов 29 областей, краев и республик всех экономико-географических зон России. Объем выборки составляет 1500 респондентов.

* Следует отметить, что собственность практически не фигурировала ни как отличительный признак "среднего класса" как класса собственников, ни как основа стабильности, неуязвимости положения "среднего класса". Скорее всего, это объясняется мизерностью прослойки собственников в сегодняшней России. Тем не менее в скрытом виде это понятие присутствует в ответах 12% респондентов, которые определили "средний класс" через профессиональный статус: предприниматели, представители мелкого и среднего бизнеса (7%); владельцы магазинов, палаток, бензоколонок, "челноки" (4%); директора, коммерсанты, работники банков (1%).

3 Kornai J. Anti-equilibrium. On economic systems theory and the tasks of research. Amsterdam — London,1971.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.