WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |

Рассмотрим под этим углом зрения ту социальную структуру которая сложилась в советский период. Жизнь советских средних слоев во многом была связана с существованием статусных групп и предписанных им привилегий. Даже распределение по доходам в советской период, хотя в целом и определялось структурой рабочих мест и имевшимся образовательно-квалификационным потенциалом, всё же существенно зависело от принадлежности к различного рода статусным группам. При этом само распределение рабочей силы происходило под воздействием не рыночных, а планово-распределительных механизмов. Поэтому, следуя логике Вебера, советское общество должно быть определено как преимущественно статусное, традиционное, а не классовое. Соответственно, переход от государственного социализма к рыночной экономике следует рассматривать как фундаментальное (революционное) изменение в модели социальной стратификации.

На наш взгляд, существует по меньшей мере четыре основных аргумента в пользу предпочтения именно веберовского взгляда на социальную трансформацию в переходных обществах. Во-первых, это делает возможным использование наряду со стратификационными критериями, связанными с профессионально-трудовой ситуацией, предлагаемых неомарксистами, также и иных критериев, позволяющих выйти за рамки процесса производство и труда. Очевидно, что для характеристики социальной трансформации важно знать об основных процессах распределения власти, о том, как сформирована социальная и экономическая элиты, как установлены привилегии и обязанности в различных социальных группах.

Во-вторых, достоинства веберовской методологии особенно очевидны в эмпирических исследованиях переходных обществ, поскольку она соответствует самому характеру переходного, неустойчивого состояния общественного развития. Другие методологии рассматривают общество, находящееся в стабильном состоянии. Так, к примеру, пост-структуралистский инструментарий может быть успешно применен лишь в относительно постоянном и устойчивом множестве социо-культурных координат, коренящихся в целостности и традиции.

В условиях быстрых перемен наиболее резкие изменения кажутся особенно заметными в областях, связанных с производством и трудовым процессом. Теория должна уловить общий смысл и направление этого движения. Здесь вряд ли помогут широко применяемые в сопоставительных исследованиях индустриальных стран неомарксисткие разработки последних десятилетий. (Такие, например, как схемы (class-mapping) Эрика Олина Райта20.

Ситуация последнего десятилетия в России не такова, чтобы профессиональные группы и социальные классы терпеливо ждали, когда их обнаружат и нанесут на карту неомарксистские социологи. Определить, например, трудовую позицию провинциального университетского профессора, вынужденного тратить всё своё свободное время на выращивание картошки и разведение кур на даче для того, чтобы сводить концы с концами Или у хирурга престижной клиники, которому задерживают выплату зарплаты и потому средств не достаточно для удовлетворения самых элементарных нужд его семьи Или у его сына студента, зарабатывающего в десять раз больше своего отца, торгуя бананами на улице, поддерживая тем самым целую семью Или наконец у формально безработного мультимиллионера, скрывающего свои доходы от налоговой инспекции

Эти нетипичные явления для индустриальных стран, в России переходного периода, стали массовыми. Они не вписываются в традиционные схемы, основанные на профессионально-квалификационных признаках.

В-третьих, веберовская методология даёт возможность в гораздо большей степени сосредоточиться на индивидуальных социальных агентах и их хозяйственных стратегиях в условиях резких перемен, чем это позволяют неомарксисткие разработки классового анализа. Последние, как известно, концентрируют свои интересы вокруг целостной социальной структуры, не уделяя должного внимания ни индивидуальным социальным агентам, ни стратегиям обмена ресурсами, ни стратегиям потребления.

Соглашаясь с утверждением Жан-Поль Сартра21, что отношения между членами общества являются в основном серийными связями (исключение составляют периоды революций, когда социальные актеры не зажаты в тиски прочных социальных структур), мы полагаем, что для понимания периодов социальных трансформаций адекватной может считаться, только та методология, которая уделяет достаточное внимание социальным агентам и их решениям.

Наконец, в-четвёртых, веберовскому анализу внутренне присуще ощущение смены исторических эпох, духа перемен, дихотомичекий контраст прошлого и современного. Статусный порядок и рынок представляют не просто альтернативные основания социальной организации, но прежде всего старое и новое. В некотором роде являясь аналогом "революционного духа" учения К. Маркса, это ощущение перемен вместе с тем не пронизано у М. Вебера ни предчувствиями "грозящей катастрофы", ни классовым мессианством, ни этическими пафосом борьбы за справедливость. Напомним, что его концепция была создана в период осмысления перехода от традиционного социального порядка к современному, который виделся прорывом к ценностям универсализма (всеобщности установлений). Социальная трансформация российского общества также может рассматриваться в контексте перехода к универсальным принципам распределения и соответствующей смены одной модели стратификации на другую.

Было бы конечно, грубым упрощением считать, что и европейские модернизационные процессы и социальная трансформация российского общества, начавшаяся с упадка государственного социализма, являются, по существу, одним и тем же. Вместе с тем дихотомия традиционное-современное, условное-универсальное позволяет проводить параллели нынешнего российского переходного периода не только с процессами, которые имели место в Германии времен Вебера, но и с Великой Французской революцией, вытеснившей условный и индивидуальный статусный порядок и обнародовавшей порядок универсальный.

Домашние хозяйства как рациональные агенты

Веберовский подход позволяет эмпирически определять положение социальных агентов в гипотетической социальной структуре. Но как быть, если структура совсем бесформенна, запутана и представляет собой более процесс, нежели состояние, а предмет изучения исторически является таким уникальным, что не существует теории сколь- либо убедительной для его описания В эмпирическом исследовании можно, не концентрируя внимания на целостной социальной структуре, сосредоточиться на социальных агентах. Для понимания общества находящегося в состоянии становления, рассмотренная веберовская методология позволяет не тратить усилия на анализ того, каким именно образом социальные агенты вписываются в "пустошь бесструктурностии", а переключиться на саму их деятельность (активность), которая и создает в конечном счете качественно новые социальные структуры.

Теоретические построения общих принципов функционирования целостной социальной структуры более специфичны и исторически обусловлены, чем гипотезы, основанные на анализе поведения социальных агентов на микро уровне. Кроме того, такие общие теории, как, например, парсоновский функционализм или теория систем Н.Лумана, касаются саморегулирущихся обществ. Поэтому они вряд ли могут быть применимы для обществ, находящихся в неравновестном состоянии в эпоху революций или быстрых изменений в периоды кризиса22. Основные утверждения, касающиеся поведения индивидуальных агентов, даже такие, в социологическом отношении сильно упрощённые, положения, которые представлены в неоклассической экономической теории, представляются весьма полезными для эмпирических исследований переходных процессов.

Таким образом, целесообразно, на наш взгляд, начать анализ социоструктурных сдвигов с обыденной, каждодневной деятельности людей без каких-либо гарантированных стратегий достижения благосостояния (как, например, профессиональная карьера в западных странах). Россияне просто пытаются справляться с меняющимися обстоятельствами и приспособиться к ним, руководствуясь в своих действиях соображениями здравого смысла.

Именно такая исследовательская установка может быть реализована наиболее последовательно. Понятие оптимизации — центральное в теории рационального выбора23 — окажется здесь чрезвычайно важным. Оно предполагает, что экономическая деятельность агентов в основном направлена на максимизацию получаемой выгоды. Действуя рационально, агенты всегда занимаются некоторыми видами оптимизации. При этом не утверждается, что суммарный результат действий по оптимизации на индивидуальном уровне имеет своим обязательным следствием социально оптимальные результаты для общества в целом. В данном отношении подход теории рационального выбора радикально отличается от функционалистской социальной теории. Ведь для него прежде всего важна оптимизация или равновесие на системном уровне, и только потом встает вопрос, как различные социальные институты или индивидуальные социальные агенты способствуют поддержанию равновесия.

Принимаемый подход оставляет возможность на более прочном эмпирическом базисе ответить затем и на вопросы о том, каким образом действия и выбор индивидуальных актёров сочетаются с производством социальных результатов для общества в целом.

Сформулируем несколько основных утверждений, вытекающих из теории рационального выбора, которые касаются рыночного поведения домохозяйств.

1) Домохозяйства и их члены являются агентами, которые делают рациональный выбор, проявляющийся в стремлении к оптимизации. Владея различными видами ресурсов, они размещают их с целью получения максимально возможных жизненных шансов с минимальными издержками, то есть пытаются строить различного вида экономические стратегии.

2) Агенты стремятся также минимизировать риски, распределяя ресурсы между несколькими сферами. Поведение домохозяйств напоминает при этом расчетливого вкладчика, старающегося гарантировать устойчивую прибыль и минимизировать риски путем формирования определенного инвестиционного портфеля. Аналогично вкладчику, домохозяйства создают portfolio of economies или ориентируются на многоканальную модель воспроизводства, что особенно необходимо в обстановке, характеризующейся изменчивостью и непредсказуемостью24.

3) В период социальной трансформации новые отношения создаются как коллективный результат индивидуальных стратегий вложения ресурсов. Институциализируясь, новые отношения становятся социальной структурой. Формирование нового социального порядка и новых социальных структур может наблюдаться путем изученияя экономических стратегий индивидуальных домашних хозяйств.

Существенное место в этих утверждениях занимает веберовская концепция жизненных шансов, трактующая социальную стратификацию как их неуравновешенное распределение через действия социальных агентов на рынках. Понятие стратегия экономического поведения домохозяйства, используемое в дальнейшем для обозначения конкретной модели инвестирования, который выбрали домохозяйства, является здесь ключевым. Конкретные типы стратегий домохозяйств различают их как социальные классы, поскольку стратегии определяют, в условиях макросоциальной трансформации, различия в жизненных шансах. Таким образом, стратегия соединяет микро уровень индивидуальных актёров и макро уровень социальных структур.

Прежде чем перейти к обсуждению экономических стратегий российских домохозяйств, следует особо подчеркнуть два момента, касающихся использования теории рационального выбора.

Во-первых, эта теория может иметь применение только к ограниченной области — а именно к экономике социальной жизни и ёё объяснительная сила ограничена размерами этой области. Не следует видеть в ней инструмент, который позволяет представить всё сложное многообразие социальной жизни на языке экономических калькуляций. Преодолеть эту неизбежную ограниченность можно лишь дополнив эмпирическую информацию анализом социо-культурных и институциональных аспектов происходящей трансформации.

Во-вторых, как инструментальная теория среднего уровня она должна вписываться в структурную теорию более высокого уровня, рассматривающую также те сферы социальной жизни, которые находятся вне экономики. В данном случае такую макросоциальную теорию представляет веберовская концепция социальной трансформации как перехода от статусно-предопределённого общества к классовому обществу. Используемые ключевые понятия, хотя и представлены в толковании приданным им теорией рационального выбора, изначально вдохновлены М.Вебером.

Экономическая стратегия домохозяйств и социальный класс

Основная масса российских домохозяйств (семей) и их членов обладает некоторыми наборами ресурсов: таких, например, как деньги, трудоспособность, профессия, квалификация, социальные связи, жилье, дача земельный участок, накопленное имущество и т.д.25. Эти ресурсы могут быть размещены в различных секторах экономической активности, с целью получения полезного эффекта от такого размещения. Согласно принятой нами гипотезе рационального выбора, домохозяйства стараются вкладывать располагаемые ресурсы таким образом, чтобы получить оптимальное соотношение между рисками и прибылью. Структура и объем вкладываемых ресурсов характеризуют экономическую стратегию семей, которая зависит как от количества располагаемых ресурсов, так и их природы. Если экономическая стратегия домохозяйств обладает определенной устойчивостью, т.е. осуществляется в течение достаточно длительного периода времени, то она служит тем основанием, по которому можно судить о социальной траектории домашних хозяйств в процессе перехода от старой, преимущественно статусной структуры, к классовой.

Экономическая стратегия может быть интерпретирована поэтому как фактор, экстраполяция которого позволяет, с одной стороны, определить возможную принадлежность домохозяйств к новым социальным классам, возникающим под воздействием рынка и, с другой стороны, разглядеть общие очертания новой классовой стратификации в целом.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.