WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Форум

«Развитие инфокоммуникаций в России

в условиях перехода к информационному обществу»

27-29 февраля 2012г.

Телевидение в информационном обществе

В.Лившиц, руководитель информационно- аналитического центра Национальной ассоциации телерадиовещателей (НАТ)

Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (Женева, 2003 – Тунис,2006) объявила построение нового типа общества «глобальной задачей в новом тысячелетии». Новый тип общества отличают свобода доступа к информации и культурным ценностям, накопленным человечеством, свобода выражения мнений и, как следствие, свободный поток идей.

Конструкторы и протагонисты информационного общества связывают эти базовые понятия с информационно-коммуникационными технологиями, средствами массовых коммуникаций, различными средами существования и доставки информации. Телевидению, как самому массовому институту из всех средств массовой информации и новому институту массовых коммуникаций, в этом фактически отказывают.

Известно, что вне программы саммита по вопросам информационного общества, параллельно ему, была созвана Всемирная встреча вещателей. Она отметила жизненно важную роль электронных СМИ в информационном обществе, связывая её с незаменимым уровнем присутствия традиционного телевидения и радио во многих странах фактически в каждом доме, с наиболее эффективным способом получения высококачественной информации. В 2003 году речь шла еще о традиционном телерадиовещании.

Российские подходы к проблемам становления информационного общества до последнего времени сохраняли технологические и технократические подходы.

Первые «Программа развития информационного общества в России», предложенная Центром развития информационного общества («РИО-центр»), «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», разработанная группой при Совете Безопасности РФ, акцентировали внимание на «стимулировании использования информационно-коммуникационных технологий в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни общества».

Телевидение в этих проектах не упоминалось даже в связи с проблемой сохранения единого информационного пространства.

Выдающийся российский философ Григорий Померанц в недавней статье «Несовершенство истории» по другому поводу писал: «Когда утопия дает великую цель, и она оправдывает все средства, то в конце концов средства становятся подлинной целью, средства поглощают цель, и место фанатиков цели, которые начали движение, занимают практики средств» («Новая газета», №20, 24.02.2012 г.)

В мае 2005 года в Рекомендациях Международной конференции «ЮНЕСКО между двумя этапами Всемирного саммита по информационному обществу», прошедшего в Санкт-Петербурге, была зафиксировано, среди многих ценных, важнейшее, на наш взгляд, предложение: «признать равное значение контента, сервисов и инфраструктуры для формирования общества знаний».

В числе задач федеральной целевой программы «Государственная программа «Информационное общество (2011 – 2020 годы)», утвержденной в прошлом году, задачей №1 значится «Развитие телерадиовещания; развитие цифрового контента и сохранение культурного наследия, в том числе: оцифровка объектов культурного наследия, включая архивные фонды; развитие средств обработки и предоставления удаленного доступа к цифровому контенту».

Среди целевых индикаторов и показателей программы: «доля населения Российской Федерации, имеющего возможность приема эфирных цифровых телеканалов; приема обязательных общедоступных телерадиоканалов».

Информационное общество предъявляет принципиально новые, не рассматривавшиеся прежде, требования к электронным средствам массовой информации.

Их можно представить рядом бинарных оппозиций и векторами трансформации: от традиционного «вещательного» к интерактивному и коммуникативному, от однопрограммного в каждом частотном канале – к многопрограммному, от статичного на одном экране – к поли- и многоэкранному, к мобильному ТВ…

Этот ряд может быть продолжен.

Тенденции развития мирового информационного пространства, с одной стороны, и отечественной медиасистемы, с другой, приводят нас к поиску и определению новых категорий «электронных СМИ», которые отражали бы процесс конвергенции информации и коммуникации. А также к новому пониманию базовых определений вещания и вещателей.

Проектирование и выявление особенностей развития телевидения в информационном обществе, на наш взгляд, могут характеризоваться совокупностью технических и технологических задач по внедрению цифрового стандарта вещания с предложениями системной организации цифрового многопрограммного телевидения, классификации и дифференциации каналов в условиях мультимедийных коммуникаций, взаимоотношений производителей контента и вещателей, вещателей и операторов связи, контент-агрегаторов и операторов мультиплексов, спутниковых платформ, кабельных сетей, провайдеров в интернете, новых субъектов рынка и общества, представленного фрагментированными аудиториями.

Таким образом, возникает ряд проблем, связанных с необходимостью институциональных перемен, к числу которых относятся совершенствование законодательства, создание и реализация инновационных технологий доставки и доступа к информации, модернизация телевизионной системы России от дуальной к триадной, от линейного ТВ – к нелинейному, к Телевидению Нового Поколения.

Эффективным механизмом его построения является реализация модели публичной медиасферы. Традиционное российское телевидение, за исключением определённых периодов своего существования, до недавнего времени оставалось в стороне от этих процессов, что и дало основания для заключений о вытеснении «вещательного» ТВ «посттелевизионными» СМИ в Интернете, информационно-коммуникационной средой. Воздействие на медиаиндустрию информационно-коммуникационных технологий, конкурентных средств коммуникаций, уже привело вещателей к распространению контента в разных средах, на мультимедийных платформах, конвергенции телевизора и компьютера, телевидения и интернета.

Концепция конвергенции телевизионых и компьютерных технологий реализуется большинством телекомпаний, в том числе региональных, но сейчас Smart TV («умное телевидение»), или Connected TV («подключенное ТВ»), считается едва ли не главным трендом «дорожной карты» телеиндустрии.

Эти процессы многогранны и разнообразны.

Основной вопрос сейчас – развитие цифрового контента, так называемого

«е – контента», который не может идентифицироваться с оцифровкой традиционных телепрограмм, и создание новых концепций его распространения, взаимодействия. В информационном обществе необходима в одном случае, более гибкая, по сравнению с существующей, система телеканалов и телепрограмм, в основе которой - интересы, потребности и заказ различных сегментов аудитории. В других - производство контента для интерактивного диалогового телевидения, для осуществления настоящей «обратной связи», без которой нет качественного программирования, соответствующего потребностям социально-политических институтов и отдельных граждан. При этом интерактивность следует рассматривать в контексте социальных аспектов информационного общества, так как до сего времени понятие «интерактивность» используется либо в техническом плане, характеризующее возможность многих так называемых «приложений», «сервисов», не относящихся собственно к вещанию, либо как симулякр «обратной связи» с телезрителями.

Переход пассивного зрителя в положение активного участника коммуникационного процесса ставит государство и общество, телеиндустрию перед необходимостью разработки новых форм организации и управления вещательными системами. Перспективы цифрового телевидения создают для этого необходимые предпосылки.

При многообразии каналов «ограниченного доступа», то есть платных каналов, возникает рыночная власть потребителя, свободного в праве заключать и расторгать договоры на просмотр программ, взаимодействовать с компаниями - интеграторами контента, вещателями, а не с операторами кабельного телевидения. Эта коллизия до сего времени не преодолена. В этих условиях и медиаизмерения, ограничивающиеся в настоящее время определением рейтинга и доли, будут ориентированы на выявление отношения аудитории к просмотренным программам, а не только к установлению самого факта смотрения.

К числу институциональных перемен, о необходимости которых речь шла выше, относится преобразование телевидения в действительный универсальный институт общественной жизни в информационном обществе, что позволит превратить общество пассивных телезрителей в основного участника социально-политических дискурсов. То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на наш взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего диалога с обществом, доминированием субъект-объектных отношений. Телевидение конвергентных коммуникационных форм по определению предполагает переход пассивного зрителя в активного пользователя, формирующего телепотребности, в равноправного участника коммуникации.

С появлением большого числа тематических, «нишевых» каналов этот процесс лишь ускорится, а интерактивного – приобретёт и иное качество. Если телевидение, самое массовое средство информации не станет коммуникативным и конвергентным, ему действительно останется лишь рекреативная функция. С этих позиций, на наш взгляд, необходимо рассматривать увеличение емкости цифровых мультиплексов путем перехода на стандарт DVB-T2, ШПД, проектирование и создание инфокоммуникаций для передачи телевизионного контента.

Мы разделяем убеждение, что распространение и доставка контента в традиционных и новых средах и платформах должны взаимодействовать с доступом к нему.

Вещатели и потребители заинтересованы в универсальных, доступных, высококачественных, недорогих и эффективных вещательных и широкополосных сетях.

Вещание и широкополосный доступ должны дополнять друг друга, являться не альтернативными, а комплементарными платформами, которые должны быть объединены, чтобы оптимизировать эффективную доставку телеконтента и доступ к нему.

Будущее телевидения - за гибридными сетями, гибридными услугами и гибридными платформами.

Последние изменения и дополнения в закон «О СМИ» предполагают в некоторых случаях, при формировании и распространении пакетов программ, совмещение вещателя и оператора связи в одном лице. Это далеко идущая новация, о которой речь шла выше, в части определения вида деятельности и статуса вещателя, одна из предпосылок перехода к «цифровому партнерству».

Ведущие международные исследовательские и консалтинговые компании (EBU, Прайсуотерхаускуперс и др.) пришли к выводу о том, что предприятия и учреждения отрасли при переходе на новые цифровые технологии смогут обеспечить конкурентные преимущества с помощью многостороннего сотрудничества, по мере того, как их бизнес будет трансформироваться в новые бизнес-модели, объединяющие разных участников рынка.

Основным фактором успеха является создание партнерских отношений по всей цепочке образования стоимости в цифровых форматах.

Как известно, общепринятого представления об информационном обществе не существует, исследователи фиксируют их не менее пяти: технологическое, экономическое, связанное со сферой занятости, пространственное, культурное. Основой всех этих дефиниций, тем не менее, является убеждение, что количественные изменения в сфере информации привели к возникновению качественно нового типа социального устройства – информационного общества. Существует и ещё одно определение информационного общества, которое исходит не из факта увеличения объёмов информации, а из того, что характер этой информации изменяет образ жизни. Именно этого определения, связанного с новым коммуникативным характером интерактивного телевидения, мы и предлагаем придерживаться, проектируя его место и роль в информационном обществе и обществе знаний, руководствуясь при этом Рекомендацией Комитета министров Совета Европы «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания».




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.