WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Однако, COPA, быстро обретшему в американском обществе наименование «детище CDA», так и не было суждено вступить в юридическую силу. Дело в том, что поскольку, практически с момента своего появления он постоянно находился на обжалованиях в различных американских судах, то, соответственно, разными судебными решениями это вступление блокировалось. До Верховного суда США он впервые дошел в апреле 2002 г. Острием тогдашних дебатов явилась практика компьютерного воспроизведения сексуальных сцен с участием детей. Дело в том, что современная технология позволяет трансформировать изображение человека как угодно. На этом и строится уловка продвинутых в технологиях владельцев порноресурсов. Высокие технологии позволяют их пользователям движениями «мышки» сначала раздевать виртуальных детей, а затем заставлять их принимать самые фривольные позы. В 2002 г. Верховный Суд США, шестью голосами против трех постановил, что запрещать людям это «артистическое самовыражение» неконституционно, поскольку де «виртуальная детская порнография совсем не обязательно ведет к преступлениям против детей на сексуальной почве».

В июле 2004 Верховный суд США во второй раз заблокировал вступление этого закона в силу, поскольку судьи решили, что предусмотренный им механизм контроля за возрастом посетителей (владельцам порноресурсов предлагалось устанавливать программу, которая бы запрашивала номер кредитной карты у желающих посмотреть сайт) нарушает конституционное право на свободу слова. Дело, получившее название «Эшкрофт (министр юстиции США) против Американского союза защиты гражданских свобод», было направлено для нового рассмотрения в суд низшей инстанции.

Финиш этой долгой (10 лет) судебно-правовой эпопеи наступил 23 марта 2008 г. В этот день COPA был окончательно признан американским федеральным окружным судом в Филадельфии неконституционным. Судья Лоуэлл Рид отметил в своем постановлении по поводу этого закона, что хотя лично он поощряет стремление законодателей оградить несовершеннолетних от онлайновой порнографии, но делать это нужно с помощью менее жестких методов, которые не нарушают свободу слова. К примеру, для блокировки «взрослого» контента можно прибегнуть к фильтрующему программному обеспечению.

Юристы Министерства юстиции США, в ходе судебных слушаний пытались доказать, что установка фильтров на компьютеры не является столь уж эффективным способом защиты детских глаз от порнообразов, поскольку, по их данным, родители редко прибегают к такому средству технологической защиты детской психики. Суд, однако, счел, что уголовная ответственность не является «наилучшим из ограничительных средств» для достижения целей данного закона, тогда как частное использование технологий фильтрации могло бы более эффективно воспрепятствовать проникновению вредных информационных материалов детям. Столкнувшись с неразрешимой задачей точного определения «неприличных» материалов и блокировкой их распространения, провайдеры были бы вынуждены ввести критерии для фильтров произвольно и излишне подробно, с тем, чтобы избежать угрозы уголовной ответственности, в то время как писатели и издатели вынуждены были выступать для себя цензорами.

Deleting Online Predators Act (DOPA) и Children's Internet Protection Act (CIPA)

Поскольку социальные сети превратились сегодня в один из наиболее популярных мировых интернет-ресурсов, по числу посещений уже потеснивших порносайты, достойна внимания еще одна попытка американских законодателей оградить американских детей от знакомства с порнографией - Deleting Online Predators Act (DOPA). Дело в том, что базовым механизмом воздействия норм этого закона на общественные отношения является как раз запрет доступа на сайты социальных сетей из школ и публичных библиотек.12

С формальной стороны законопроект DOPA представляет собой дополнения в действующий федеральный Закон о защите детей в интернет - Children's Internet Protection Act (CIPA), принятый в декабре 2000 года.13

Предмет регулирования CIPA, в отличии от его близкого по названию аналога - COPA, более локален, чем, кстати, в значительной степени объясняется его более удачная законодательная судьба. Нормы CIPA закрепляют организационно-правовые механизмы, предусматривающие установку «блокирующих» программ, ограничивающих доступ к нежелательному контенту только с компьютеров библиотек и школ, получающих определенные формы федеральной помощи. Разрешая, при этом, библиотекарям и учителям отключать блокировку отдельных сайтов «в случае «добросовестного» конкретного исследования или наличия иной законной цели».

Тем не менее, американские библиотекари, известные своим давним резко отрицательным отношением к цензуре и любому контролю за читательскими предпочтениями, 14

продолжают бороться за отмену CIPA 15

.

Основная обеспокоенность противников корпуса новаций в закон DOPA, связана с очень важной проблемой, имеющей прямое отношение и к рунетовским реалиям, а именно с дальнейшей судьбой сайтов социальных сетей. По их логике, однажды попавшие в список запрещенных, сайты социальных сетей постепенно и неотвратимо будут обретать отрицательный имидж и в дальнейшем будут блокироваться везде, где только будут устанавливаться соответствующие фильтры. Ведь строгое соблюдение расплывчатых юридических определений «непристойности», «детской порнографии», "вредных для несовершеннолетних" выходит за рамки возможностей современных фильтров и их программного обеспечения. Кроме того, поскольку, как мы уже отмечали, нормы CIPA позволяют отключать фильтры для взрослых, а в некоторых случаях и для несовершеннолетних ("для добросовестных исследований и других законных целей"), то, тем самым, он предоставляет значительному числу администраторов школ и библиотек значительные и малоконтролируемые полномочия сетевого административного усмотрения.

Опасение, что с принятием DOPA сайты социальных сетей и блоггерских сервисов в сознании многих американцев будут обретать качества социально опасных не осталось не замеченным для самой индустрии социальных сетей. Так, один из лидеров на мировом рынке социальных сетей компания MySpace объявила о найме около 100 человек специального персонала (это треть всего штата компании) непосредственно для отслеживания поведения пользователей их сервисов, чтобы гарантировать соблюдение законности и этических норм.

Итоговыми позициями анализа представленного американского опыта применения правовых, законодательных средств борьбы за чистоту Интернета (на примере борьбы с распространением непристойного контента) являются следующие.

Во-первых, следует сделать вывод о том, что в США этот способ борьбы оказался чрезвычайно сложным и неэффективным в реализации. Прежде всего, в силу трудностей определения в реальных ситуациях того, какой именно контент и для каких именно субъектов носит непристойный, грязный характер

Кроме того, нельзя не отметить того обстоятельства, что ни один из американских законов, чей тип регулирования можно было бы метафорически представить как законодательная «стрельба по площадям» (излишне широкий предмет регулирования) так и не вступил в юридическую силу и, соответственно, не дал никакого положительного социального эффекта. Во всех такого рода случаях включался и срабатывал судебно-правовой механизм отбраковки результатов неудовлетворительной работы законодателей. Примерами, иллюстрирующими этот тезис являются:

- Акт о коммуникационной благопристойности (CDA 1996 г.), предмет регулирования – отношения по обеспечению благопристойности во всей Сети;

- Акт о защите детей в онлайне (COPA 1998 г.), предмет регулирования – отношения по защите детей от нежелательной информации также практически во всей Сети.

В то же время, другие законодательные акты, тип правового регулирования которых можно метафорически интерпретировать как «точечная стрельба по конкретным четко обозначенным целям» (CIPA - 2000 г. или CPOPA - 2006 г.), нацеленные на решение отнюдь не глобальных, а вполне конкретных задач и поэтому имеющие менее объемные, но зато более внятные и понятные правоприменителям предметы регулирования (соответственно - адресная блокировка компьютеров библиотек и школ, получающих федеральное вспомоществование и размещение специальных предупреждающих значков на сайтах с материалами «горячего» характера) определенные социально значимые результаты обеспечили. Пусть и не без противоречий и не без противостояния со стороны некоторых профессиональных кругов в Америке.

Обратимся теперь к рассмотрению ситуации на законодательном участке борьбы за чистоту Сети в ее российском сегменте – Рунете.

Российский опыт

В Российской Федерации, в сравнении с США, опыт принятия законодательных норм, ориентированных на обеспечение чистоты отечественного сетевого пространства минимален, а опыт широкого общественного противостояния неудачным попыткам такого рода практически отсутствует. Вместе с тем, ряд инициатив, доcтигающих порой кондиции проектов конкретных законодательных норм или, что реже, целых законов уже имеется.

Инициатива от имени Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Она привлекла пристальное общественное внимание после расширенного заседания Комитета Госдумы по безопасности, прошедшего в начале апреля 2008г. Проект ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности по противодействию экстремизму"
был представлен участникам этого заседания как подготовленный в структурах Генеральной прокуратуры РФ, хотя, по сведениям газеты «Газета», авторы этого проекта работают в ФСБ России 16

Рядом своих позиций предложения, содержащиеся в этом проекте, напрямую касаются проблемы обеспечения чистоты российского сегмента сети Интернет. В частности, нормы статьи проекта: «Ответственность за распространение экстремистских материалов в сети Интернет» закрепляют
следующую, на наш взгляд, вполне конструктивную и действенную модель противодействия распространению в Сети такого рода материалов. Базовыми составляющими этой модели являются следующие.

Правомочие по инициированию судебного процесса по признанию тех или иных материалов, размещенных на сайтах Рунета, экстремистскими закрепляется за должностными лицами прокуратуры. После вступления в силу решения суда по этому поводу, соответствующие материалы должны быть удалены с сайта, где они были размещены. Если этого не происходит, то, опять же по решению суда, провайдер должен закрыть пользователям доступ к данному сайту с территории РФ. На это провайдеру дается месяц.

По публично необъясненным причинам эта законодательная инициатива так и не стала официальным законопроектом и, соответственно, не стала нормой закона. Осенью 2009 достоянием общественности ( путем размещения на сайте Министерства юстиции РФ ) стал другой законопроект, частью своего предмета регулирования совпадающий с вышеописанным проектом «от имени Генпрокуратуры РФ». Проект ФЗ, подготовленный Минюстом РФ называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения безопасности использования государственных информационных ресурсов».17

К сожалению, некоторые нормы этого законопроекта закрепляют иную модель властного реагирования на те или иные правонарушения в Рунете, реализация которой способна серьезно ограничить конституционное право каждого, находящегося на территории России, свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию одним из законных способов, а именно посредством услуг сети «Интернет».

Речь, в частности, о нормах ст.15.3 указанного законопроекта «Обязанности операторов услуг сети «Интернет» и ограничение прав пользователей услугами сети «Интернет» при проведении оперативно-разыскных ( так в тексте нормы, размещенной на сайте Минюста – В.М. Странно, но эту же орфографию сохраняет, рассказывая своим читателям об этом законопроекте, правительственное издание – «Российская газета», 18)мероприятий, мероприятий по обеспечению безопасности Российской Федерации и осуществлении следственных действий». Этой нормой по задумке авторов законопроекта Минюста, предлагается дополнить действующую редакцию ФЗ от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Пункт 3 ст. 15.3 гласит: «Приостановление оказания услуг с использованием сети «Интернет» юридическим и физическим лицам, осуществляется операторами услуг сети «Интернет» на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, в случаях, установленных законодательством Российской Федерации.»

Как мы видим, ни о какой санкции суда на осуществление такого рода ограничения прав юридических и физических лиц «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом», в данном случае посредством использования сети «Интернет», уже не идет. Как представляется, это серьезно понижает порог гарантирования основных информационных прав граждан19

в он-лайне, по сравнению с офф-лайном и должно быть соответствующим образом скорректировано.

Инициатива Общественной палаты Российской Федерации по очищению российского сегмента сети Интернет от порнографической грязи была озвучена в конце апреля 2008 г. на заседании комиссии Общественной палаты РФ по контролю за деятельностью правоохранительных органов. Заседание комиссии было посвящено мерам по борьбе с преступлениями против детей. Председатель комиссии адвокат А. Кучерена заявил, что основной поток сетевых порноматериалов по всему миру идет именно из России. Говоря о мерах противодействия этому потоку, Кучерена подчеркнул, что не выступает за полный запрет порносайтов. «Мы, конечно же, не требуем кастрации порносайтов, но меры по ограничению их доступа в Интернете с тем, чтобы предотвращать разного рода преступления на этой почве, принимать необходимо», – процитировало одно из сетевых изданий точку зрения влиятельного члена Общественной палаты20

К числу таких мер можно отнести принятые российским парламентом в 2009 году поправки к закону "Об основных гарантиях прав ребенка"( Федеральным законом от 28.04.2009 N 71-ФЗ и Федеральным законом от 03.06.2009 N 118-ФЗ), содержащие ряд мер по содействию физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей. В частности, направленные на создание благоприятных условий для осуществления деятельности организаций, образующих социальную инфраструктуру для детей (включая места для их доступа к сети "Интернет").

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.