WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

-126

-96

Молоко

-101

-116

-260

-343

-261

-120

Источник: расчеты авторов.

Для российской экономики, как и для других экономик переходного типа, важно отметить различия между уровнями поддержки сельскохозяйственного производителя, которые фиксируют показатели EPR и PSE. Изменение PSE может происходить за счет изменения бюджетных дотаций, либо за счет изменения компонента MPS – поддержки рыночной цены. Рост PSE на протяжении рассматриваемого периода и падение его в 1999 году до 2% слабо связан с размером бюджетных дотаций, а происходил в основном за счет изменения валютного курса и внутренних цен (это взаимосвязанные процессы). Поэтому в условиях переходной экономики, при изменчивости цен и валютных курсов, PSE практически ничего не говорит о реальной результативности проводимой государством политики.

При расчете EPR вместо цен используются добавленные стоимости. Сравнивая добавленные стоимости во внутренних и мировых ценах можно учесть результаты мер государственной поддержки, направленные на снижение издержек. Отрицательные значения этого показателя говорят о неэффективности применявшихся мер, то есть о том, что, несмотря на улучшение некоторых макроэкономических показателей, государственная политика приводит не к поддержке, а к налогообложению производителя. Это и отражают рассчитанные значения EPR. Таким образом, показатель EPR элиминирует некоторые неточности интерпретации коэффициентов в условиях переходной экономики, характерные для PSE.

PSE, скорее, показывает тенденции, схожие с NPR, поскольку NPR также оценивает только соотношение цен на продукцию. Таким образом, хотя показатель PSE демонстрирует увеличение поддержки сельскохозяйственных производителей, он в основном отражает изменение к лучшему макроэкономических показателей (валютного курса, соотношения цен), а EPR, отражающий реальное воздействие государственной аграрной политики на производителя, показывает, что проводившаяся политика привела не к улучшению его положения, а, наоборот, к налогообложению.

Кроме того, для всех перечисленных показателей необходим учет валютных курсов. Проблема заключается в том, что в рассматриваемый период курс доллара по отношению к рублю был завышен, что ведет к большому разрыву между внутренними и мировыми ценами, то есть к повышению уровня налогообложения производителей.

Особенностью российской ситуации по сравнению с развитыми странами является также тот факт, что налогообложение производителя у нас не отражается на улучшении благосостояния потребителя: низкий PSE сочетается с низким CSE. CSE (consumer support estimate) – оценка поддержки потребителя – это показатель, оценивающий общую сумму трансфертов потребителям сельскохозяйственной продукции, получаемых в результате проводимой политики поддержки сельского хозяйства.

Таким образом, налогообложение производителей в течение 1994-1997 гг. было вызвано в основном общей ситуацией в экономике, и его снижение к концу этого периода объясняется сближением уровней внутренних и мировых цен, то есть с приближением валютного курса к равновесному уровню. Влияние непосредственно государственной политики на положение сельхозпроизводителя было крайне незначительным, и в основном было связано не с введением новых, а с отменой старых неэффективных мер поддержки, приводивших к обратным результатам.

Это говорит о необходимости снижения непосредственного участия государства в поддержке сельского хозяйства, и переориентации его деятельности в сторону развития рыночной инфраструктуры, стимулирование развития коммерческого сельскохозяйственного кредита, создания благоприятных условий для инвестиций во все сферы АПК, а также стабилизации макроэкономической ситуации и повышения платежеспособного спроса населения, необходимого для улучшения условий для сельхозпроизводителей.

2.1.4. Оценка адекватности полученных результатов. Анализ влияния различных факторов на полученные коэффициенты

2.1. 4.1 Особенности переходной экономики, оказывающие влияние на результаты расчетов

Описанные методы оценки государственной поддержки сельского хозяйства были разработаны для анализа аграрной политики в достаточно стабильно функционирующей рыночной экономике. Поэтому при анализе и интерпретации всех коэффициентов государственной поддержки следует учитывать переходный характер российской экономики. Некоторые особенности переходной экономики приводят к тому, что оценка государственной поддержки будет отличаться от того, как это было бы в развитых странах, а в некоторых случаях общепринятые способы расчета уровня поддержки оказываются неадекватными. Это относится, например, к оценке маржи, используемой для расчета скорректированных внутренних цен. Так, при приведенных выше расчетах использовалась маржа, равная 50%. Но это значение включает не только затраты на транспортировку, переработку и маркетинг, но и на преодоление недостатков рыночной инфраструктуры – высокие трансакционные издержки, взятки и многое другое. Но более высокое значение маржи приближает внутреннюю цену к мировой, таким образом, что вышеперечисленные затраты учитываются при расчете коэффициентов как поддержка производителя. Очевидно, что это завышает значение поддержки и делает неадекватными межстрановое сравнение уровней поддержки.

Чтобы оценить реальное воздействие сельскохозяйственной политики на цены и доходы сельхозпроизводителей, необходимо выделить ту часть ценового разрыва, которая обусловлена несовершенством рыночной инфраструктуры. Этого можно добиться, используя другие значения маржи.

Так, в Румынии, в стране с переходной экономикой, значение маржи принимается равным 30%. По всей видимости, это адекватно отражает и российскую ситуацию. Если рассчитать PSE, NPR и EPR с учетом 30-ти процентной маржи, значения коэффициентов существенно изменяются в сторону уменьшения, а для многих продуктов становятся отрицательными.

Не совсем корректно использование справочных цен, предлагаемых ОЭСР. Точнее будет использовать средние экспортные цены для товаров, которые Россия преимущественно экспортирует, и средние импортные – для тех, которые преимущественно импортируются. В результате такой корректировки для многих продуктов и для сельского хозяйства в целом значения коэффициентов существенно измениться в сторону уменьшения.

Одной из основных проблем переходной экономики является нестабильный валютный курс. Поскольку валютный курс используется во всех коэффициентах поддержки для перевода мировых цен в национальную валюту, он оказывает непосредственное влияние на результаты оценок. В мировой практике показатели рассчитываются за год, с использованием среднегодового валютного курса, а иногда даже используются значения валютного курса на конец года. Но очевидно, что в переходной экономике, когда курс значительно изменяется в течение года, среднегодовое значение, и тем более значение конца года, будет нерепрезентативным, и правильнее было бы рассчитывать коэффициенты для более коротких периодов.

Вторая проблема, связанная с валютным курсом – недооцененная или переоцененная национальная валюта. Обменные курсы, недооценивающие национальную валюту – а это часто встречается в переходных экономиках на ранних стадиях в условиях нестабильности, приводят к тому, что при переводе мировых цен во внутренние получаются завышенные оценки и коэффициенты будут показывать большую степень налогообложения аграрного сектора, чем это есть на самом деле. Если национальная валюта переоценена, коэффициенты, наоборот, показывают большую поддержку.

В советский период рубль был переоценен. В первые годы реформ рубль, напротив, недооценивался, что было связано с резким падением его курса. Так, в 1992 году рубль упал относительно доллара США в 110 раз, в то время как цены выросли в 25 раз. Впоследствии, в период 1992 –1994 высокие темпы инфляции в сочетании с гораздо более медленным обесценением рубля привели к реальному повышению курса национальной валюты, который приблизился к равновесному уровню, и оставался на таком уровне до 1996 года. К августу 1998 года рубль был переоценен. По состоянию на конец марта 2000 года реальный курс рубля все еще в три раза ниже, чем до кризиса. Это делает некорректным сравнение показателей уровня государственной поддержки за эти периоды, если они были рассчитаны с использованием официального валютного курса.

В социалистической экономике существовала государственная монополия на закупку сельскохозяйственной продукции. С переходом к рынку в 1992 году старые связи государства и аграрного производства разрушились, и началось формирование рыночной инфраструктуры, но и до настоящего времени она развита крайне слабо, что сильно увеличивает трансакционные издержки сельхозпроизводителей, и ухудшает конкурентоспособность отечественной продукции по сравнению с импортной. В результате, часть разрыва между внутренними и справочными ценами обусловлена именно неразвитостью рыночной инфраструктуры.

Перерабатывающая промышленность в переходных экономиках монополизирована, что приводит к завышению стоимости переработки сельскохозяйственной продукции. Высокие трансакционные издержки увеличивают налогообложение производителей.

В России отдельную проблему составляют межрегиональные барьеры, то есть препятствия для вывоза продукции, произведенной внутри региона, за его пределы. Во многих регионах местные администрации применяли квоты, лицензии и полный запрет на экспорт. При этом многие региональные власти контролировали розничные цены на сельскохозяйственную продукцию. В результате производитель лишен возможности пользоваться преимуществами арбитража и продавать продукцию на наиболее выгодных рынках. В таких условиях внутреннему производителю сложно конкурировать с импортируемой продукцией.

Неразвитость инфраструктуры приводит также к ограничениям скорости распространения информации о рынках, о его конъюнктуре. Отсутствует финансовая система, позволяющая быстро и недорого получать доступ к капиталу – процентные ставки по кредитам непомерно высоки, что приводит к трудностям получения капитала и инвестиций не только для сельхозпроизводителей, но и для переработчиков. Неразвитость рыночной инфраструктуры увеличивает риск финансовых потерь, приводит к дополнительному неявному налогообложению производителя.

Производители нуждаются также в законодательстве, защищающем права собственности. Проблему составляют постоянные и часто неожиданные для производителя изменения в проводимой государством политике, особенно в отношении регулирования внешней торговли.

Для расчета показателей, в основе которых лежит добавленная стоимость (EPR, EPC), требуется анализ издержек производства. Здесь имеет значение разрыв между ценами на ресурсы, используемые в процессе производства, и ценами на сельскохозяйственную продукцию. Уровень цен на ресурсы, как правило, соответствует мировому, в то время как уровень цен на продукцию сильно отстает от него.

К увеличению разрыва между внутренними и мировыми ценами приводит также отсутствие свободной конкуренции на рынках сельскохозяйственной продукции. Цены на рынках поддерживаются на уровне выше равновесных. Поскольку при таких ценах спрос сильно снижается, производители просто бывают вынуждены уходить с рынка и не имеют возможности продавать произведенную продукцию. Это также сильно увеличивает риски в сельхозпроизводстве.

Сильное завышение внутренних издержек является также следствием коррумпированности экономики.

Следовательно, для переходной экономики крайне важно проводить различия между налогообложением сельхозпроизводителей, являющимся следствием ценовой и торговой политики государства, которую можно корректировать в достаточно короткие сроки, и структурными проблемами рынка, корректировать которые и долго, и сложно.

Еще одна проблема переходной экономики – недоступность необходимых для расчета коэффициентов статистических данных, особенно тех, которые связаны с государственными расходами. Например, проблему составляет распространенная в России система взаимозачетов. Трудно учесть также эффект от субсидирования кредитов, поскольку часто они не возвращаются и являются по сути грантами.

Так, в 1994 году были списаны долги сельхозпредприятий по кредитам, выданным в 1992-1994 годах. Списанную сумму необходимо учитывать при расчете коэффициентов поддержки как субсидию. В переходной экономике существенное значение имеет проблема задержки платежей аграрному сектору за приобретенную продукцию. Это проводило к косвенному налогообложению производителей, особенно в начале переходного периода в условиях высокой инфляции.

2.1.4.2 Корректировка стандартных методов расчета
коэффициентов

Расчеты по скорректированному валютному курсу

ОЭСР публикует скорректированный валютный курс, рассчитываемый с помощью, так называемого, коэффициент Атласа. Его рассчитывают в Мировом Банке с использованием скользящей трехгодичной средней с корректировкой на стоимость потребительской корзины. В таблице 2.1.7 приводятся расчеты PSE с использованием скорректированного таким образом курса. Полученные для 1994 года значения больше изначальных (См. табл. 2.1.4), и это подтверждает, что при недооцененной национальной валюте поддержка занижается. В 1995-96 годах значения скорректированного валютного курса практически не отличаются от изначальных, поэтому и значение PSE неизменны. После 1996 года коэффициент Атласа не публиковался.

Таблица 2.1.7 PSE с учетом скорректированного валютного курса

1994

1995

1996

Валютный курс, руб./долл.

1874

4559

5121

Пшеница

-34

-31

-2

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.